ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аарон шел быстро, целеустремленно, как человек, который знает, куда идет, и намерен дойти во что бы то ни стало. Слабый и глупый чаще всего становится добычей улиц — он не собирался казаться ни тем, ни другим. Один он бы не пошел этой дорогой, но вряд ли Дарвиш удержится на путях, которые он предпочитает. Аарон взглянул на крыши — этот путь, бесспорно, самый быстрый, если удастся избежать беды.

Либо беда не стала рисковать, решив, что этот наемник слишком крупный, либо была занята где-то в другом месте, но они благополучно добрались до богатого района с его купленной безопасностью и частыми патрулями городской стражи. Прямо впереди сияли разноцветные огни.

— Дворцовая аллея, — тихо сказал Аарон, подождав, пока принц догонит его.

Дарвиш нахмурился и покачал головой. Даже на таком расстоянии свет фонарей и чародейских огней освещал улицу. Они стояли у садика, обнесенного стеной. Со стены на них опасливо смотрел жирный кот.

— Король устраивает открытый прием, — объяснил Аарон, когда они пошли к огням. — Дворяне и купцы получают приглашения от Совета. Но если ты сможешь пройти мимо стражников в воротах… — Он положил руку на новую поясную сумку, которая подозрительно оттопыривалась.

— Король безумен, — пробормотал Дарвиш. — Как он сдерживает эти толпы?

— Открытых залов всего три, а все двери и проходы защищены заклятиями. Да и сама толпа старается вести себя как можно приличнее. — Аарон фыркнул. — По крайней мере половина старается ради титулов.

— Часто он их устраивает?

— Раз пять или шесть в году. — Они подошли к аллее и остановились, пропуская носилки в развевающихся алых лентах. — Нам повезло.

— Повезло? — Дарвиш взглянул на широкую дорогу, устремленную к дворцу. Даже издали было видно, что мужчины и женщины, идущие по ней, либо весьма респектабельны, либо нелепо претенциозны; и тех и других Дарвиш обычно обходил стороной. — Аарон, это стадо ничего не знает о Камне, — заметил он.

— Скорее всего нет, — согласился вор, — но они проведут нас во дворец, а там кто-нибудь да знает. — Он одернул тяжелые шелковые складки своего длинного темно-зеленого жилета и присоединился к процессии. С ворчливым шепотом Дарвиш последовал за ним.

Как и предрекал Аарон, стражу легко удалось подкупить, и они влились в поток, текущий через ворота во дворец.

— Ты уже делал это, — прошептал Дарвиш макушке Аарона, когда толпа приглашенных, ломившихся в узкую арку, на миг прижала их друг к другу. Вор бросил на него надменный взгляд, и принц подавил усмешку.

Открытый прием проходил в анфиладе из трех больших залов, которая кончалась массивными позолоченными дверями тронного зала. Эти двери, как и двери поменьше, ведущие в другие части дворца, были закрыты и охранялись. В каждом зале на потолке висели три огромные хрустальные грозди, и все девять горели чародейским огнем. С правой стороны, где огромные арочные окна располагались очень высоко, — чтобы ни один человек, даже самый рослый, не мог в них залезть, — тянулись столы, уставленные едой и напитками. С левой стороны окна начинались от самого пола и уходили вверх на все два этажа, ставни их были сложены. Из ночи струился запах лилий и жасмина, и в каждом окне стоял королевский стражник. Королевские сады были закрыты для публики.

В темноте визгливо закричал павлин.

Дарвиш стиснул зубы. Даже забытые Одной павлины Язимины не заслуживают смерти в огненной реке пепла и лавы. Они найдут Камень, и найдут вовремя. Не в силах сохранять бесстрастный вид, принц подошел ближе к Аарону и смотрел на всех волком.

По мере того как вор продвигался через толпу, легко входя и выходя из беседующих группок, Дарвиш заметил, что честные граждане Тиволика с почтением относятся к молодому чужеземцу. Казалось, они рады отвечать на его вопросы и польщены его вниманием. Сначала принц решил, будто причина заключается в его присутствии, но в залах были и другие личные стражники — некоторые с него ростом, а двое даже крупнее. Купцы же, за которыми они следовали, не внушали окружающим такого уважения. Приотстав, Дарвиш внимательнее посмотрел на своего спутника.

На голову ниже большинства присутствующих, Аарон производил впечатление высокорослого человека. В его гордой осанке ощущалась абсолютная самоуверенность, а тонкие черты лица выказывали вежливый интерес, идеально сочетавшийся с усталой небрежностью. Среди ярких шелков, и лент, и газа его темно-зеленое с кремовым одеяние выделялось неброской элегантностью, а голову он нес так, будто яркие медные волосы были короной.

«Девять Наверху и Одна Внизу. — Дарвиш восхищенно замер. — Мой маленький вор лучше играет принца, чем я это когда-либо умел».

Почтительно кланяясь кучке бритоголовых жрецов, Аарон вошел в третий зал. В прошлый свой визит в Тиволик он затемнил волосы и кожу и отправился на Открытый прием, чтобы присмотреть себе добычу. Молодая женщина в среднем зале занималась тем же этим вечером. Они с Аароном настороженно приветствовали друг друга и пошли каждый своей дорогой; после определенного уровня мастерства в этой профессии нет незнакомцев. Сегодня вечером юноше была нужна информация, поэтому для всех он стал одним из приглашенных. Не беда, что его запомнили, Аарон больше не будет работать в Тиволике.

Игнорируя стражника, вор лениво подошел к окну и посмотрел на ночное небо. Глубоко вдыхая, он заметил, где черные стены заслоняют звезды. Выдохнув, юноша повернулся и продолжил свой медленный обход, тщательно припрятав в памяти возможный путь к сердцу дворца.

Аарон обошел двух чародеев, поклонился сморщенной старухе, которая удивленно посмотрела ему вслед, и попытался игнорировать свои гудящие нервы. «Я не привык иметь нервы». Они всегда оставались за стеной вместе со всем прочим. Но сейчас вор даже спиной чувствовал Дарвиша, почтительно следующего за ним, и с ужасом осознал, насколько все стало серьезно. «Я привык работать один».

Пока никто не упоминал про Камень Ишии, хотя слухов о воине ходило предостаточно, и торговцы ворчали, что поднимут бунт, если король увеличит ради нее налоги.

— Сегодня залы полны, ваше милостивейшее величество.

— Они всегда полны на этих забытых Одной приемах, — хмыкнул король Харит, глядя в дырку. — Я вижу лорда Фата.

Лорд Рахман поклонился, на случай если король и его видит краем глаза.

— Как вы приказали, сир.

— Клянусь Девятью, ему лучше рассказывать волнующие истории о победе и чести, если он хочет получить те земли.

Король сердито посмотрел на молодого лорда, который удерживал внимание половины зала. Не было слышно, что он говорит, но его энергичные жесты, без сомнения, изображали удары меча. Лорду Фату было поручено работать над созданием в народе одобрительного отношения к войне. Чем больше будет добровольцев из среды купцов, чем больше сыновей и дочерей захотят надеть форму ради славы ее, тем больше заплатят их родители. Совет будет в восторге, если удастся захватить Сизали, не платя наемникам.

Ворча себе под нос, король оглядел остальную толпу. Скоро ему опять придется выйти в залы. Открытые приемы имели успех. С тех пор как они начались, стало намного меньше жалоб по поводу налогов, но Харит страшно их ненавидел и никогда не знал, что говорить.

«К счастью, я слишком хороший король, чтобы позволить возобладать моим личным предпочтениям и лишиться возможности убедить эту толпу радостно платить за…»

— Девять Наверху!

— Ваше милостивейшее величество?

— Я звал не тебя, Рахман. Ты всегда был о себе высокого мнения. — Король отступил от шпионской дырки. — Но раз уж ты здесь, посмотри-ка на юношу под чародейскими огнями.

Лорд Рахман заглянул в крошечное отверстие и прищелкнул языком.

— Поразительно, ваше милостивейшее величество, — согласился он. — Волосы такого яркого цвета — большая редкость.

— Дело не просто в цвете, Рахман. — Король махнул рукой, призывая пожилого лорда вернуться на свое место. — Посмотри, как он держится. — И Харит сам последовал собственному совету. — Девять Наверху, я был бы счастлив, если б мой сын обладал хотя бы половиной такой осанки.

47
{"b":"11442","o":1}