ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее вопрос повис в горячем воздухе как дым, и лорду Балину на миг почудилось, что запах серы усилился. Это был не его народ, но они — тоже люди и заслуживают ответа. Если он не может предложить им правду, то и не добавит напряженности.

— Ваш король, — сказал лорд Балин, полуобернувшись к площади, — остается. А я только что прибыл.

— Но, милостивый господин, говорят…

— Говорят великое множество глупостей. — Он выдавил улыбку. — Я стараюсь не верить тому, что говорят.

Проходя ворота, лорд услышал, как снова зажурчали разговоры, и спросил себя, насколько еще хватит этой игры слов.

Возле стражников топталась дворцовая чиновница, на ее широкое лицо была приклеена заискивающая улыбка.

— Милостивый господин, — нараспев промолвила она, слегка кланяясь, — вы дали им очень хороший ответ. Вы…

— Лорд Этман Балин. — Он протянул левую руку с тяжелой золотой печаткой. — Я хочу видеть вашего короля.

Чиновница снова поклонилась, уже намного ниже.

— Милостивый господин, если б мы только знали! Ваш курьер…

— Я не посылал курьера. Я здесь не для церемоний. Я хочу видеть вашего короля. — Его тон добавил: «Не заставляйте меня повторять это в третий раз».

— Лорд Балин.

Услышав голос, чиновница вздрогнула и опустилась на колено.

— Мой возвышеннейший отец сейчас занят, — продолжал Шахин, выйдя вперед. — Может, я смогу заменить его?

Спустя некоторое время за закрытыми дверями своих покоев Шахин покачал головой и тихо сказал:

— Я не знаю, где она, но, насколько мне известно, она никогда не входила во дворец. Мне очень жаль.

Кровь отхлынула от лица лорда Балина, и мир потемнел. «Она никогда не входила во дворец…» Сильные руки усадили его в кресло. «Она никогда не входила во дворец…» В его похолодевшие пальцы вложили металлический кубок. «Она никогда не входила во дворец…»

— Выпейте! — приказал голос.

Лорд Балин выпил, и мало-помалу мир вернулся обратно. Твердой рукой, хотя ее костяшки побелели, лорд поставил кубок на столик у кресла и встал.

— Вы мне очень помогли, ваше королевское высочество. Но теперь я должен искать свою дочь где-то еще, поэтому мне нужно идти.

— Подождите. — С минуту Шахин изучал пожилого лорда и пришел к внезапному решению. — Вы говорите, ваша дочь — чародейка. Могла бы она прийти и уйти незамеченной?

Наследник предложил надежду, и лорд Балин ухватился за нее.

— Могла бы. Она очень могущественная.

— В тот день, когда должна была приехать ваша дочь, мой брат отправился искать Камень Ишии.

Лорд Балин снова сел.

— Значит, слухи верны.

Шахин кивнул:

— Да.

— Куда?..

— В Тиволик, столицу Итайли.

— Тогда я должен ехать за… — Недоговорив, лорд Балин задумался.

Шахин молчал, наблюдая за лицом своего гостя, пока тот перебирал в уме варианты.

— Никто не должен знать, — сказал наконец лорд Балин. — Если горожане обнаружат, что Камня нет, паника уничтожит Ишию так же несомненно, как вулкан. Принц Дарвиш едет в Итайли тайно, чтобы предотвратить войну между вашими странами, которая наверняка уничтожила бы Ишию так же несомненно, как вулкан. Если я отправлюсь в Тиволик за своей дочерью, то и сам могу оказаться в ответе за гибель Ишии. — Он провел трясущейся рукой по лицу и умоляюще посмотрел на Шахина. — Могу я хотя бы убедиться, что моя дочь с ним?

— Я хорошо помню тот день, ваше королевское высочество, — бесстрастно произнес Охам.

— До того, как ваш принц ушел в храм, приходила девушка в его покои?

— Нет, ваше королевское высочество, — эта девушка — чародейка, — вмешался лорд Балин. — Она могла принять любой облик.

— Я не помню никаких посетителей после того полудня, милостивый господин.

— Ваше королевское высочество?

Шахин посмотрел на юного одевальщика, стоявшего на коленях рядом с Охамом.

— В чем дело?

— Я вовсе не помню того полудня.

Охам окаменел.

— Пожалуйста, простите его, ваше королевское высочество.

— Нет-нет, ваше королевское высочество. Я помню то утро. И тот вечер. — Дрожащий голос Фади срывался от волнения. Покраснев, мальчишка продолжал: — Но я совсем не помню того полудня.

Шахин повернулся к лорду Балину.

— Чандра могла это сделать?

— Да. — Это слово потерялось в огромном вздохе облегчения.

— Спасибо вам обоим. Можете идти.

Охам плавно встал с колен и, пятясь, вышел из комнаты, но Фади на минуту задержался.

— Милостивый господин?

Лорд Балин посмотрел в темные глаза мальчишки и, как это ни странно, нашел в них утешение.

— Да?

— Вы не бойтесь за свою дочь, милостивый господин. Если она с принцем Дарвишем, он защитит ее. Он… то есть… я… — Внезапно смутившись, Фади запнулся и замолчал.

Лорд Балин погладил его по волосам.

— Спасибо тебе, — мягко сказал он.

Заалев, насколько это было возможно с его цветом кожи, Фади быстро попятился из комнаты.

— Если хотите дождаться их, милости просим остаться, пока они не вернутся, — сказал Шахин лорду Балину. — Конечно, если они не вернутся, — он беспомощно развел руками, — милости просим умереть вместе со всеми нами. Но, возможно, ваш народ предпочтет, чтобы вы жили.

— Я не знаю вашего брата, принц Шахин, но доверюсь мнению этого мальчика. Нужно быть особенным человеком, чтобы внушить такую любовь. И вы, принц Шахин, не знаете мою дочь. — Лорд Балин гордо поднял голову. — Она — Чародей Девяти, и я верю — раз они вместе, вы получите обратно ваш Камень. Я буду здесь, когда она вернется.

Шахин улыбнулся. Он так давно не делал этого, что улыбка выглядела на его лице странно.

— Это еще не вся история.

Лорд Балин кивнул.

— Как всегда. Вы сможете рассказать мне ее, пока я жду аудиенции вашего возвышеннейшего отца.

— Принц Шахин слишком много на себя берет!

— Я рад, что он сказал мне, возвышеннейший. Его рассказ удержал меня от опрометчивых поступков, которые могли разрушить ваши тщательно продуманные планы.

Король Джаффар сузил глаза, но он не мог отрицать правоту заморского лорда.

— Да, шум из-за вашей пропавшей дочери привлек бы нежелательное внимание, — согласился он.

— Поскольку я понимаю, что происходит, я готов ждать здесь, тихо ждать.

— Конечно же, милорд, — лорд-канцлер вышел вперед, озабоченно морща лоб, — вы вернетесь домой. Вы нужны своему народу. Лучше, если вы подождете свою дочь там, не подвергаясь опасности умереть с Ишией.

Долгую минуту лорд Балин изучал лорд-канцлера.

— Я знаю, на что способна моя дочь, лорд-канцлер, и не думаю, что они с вашим принцем Дарвишем потерпят неудачу. Ваш совет вынуждает меня считать, что вы боитесь обратного. Удивительно, почему, учитывая эти страхи, вы тем не менее остаетесь?

— Я остаюсь рядом с моим королем! — Лорд-канцлер низко поклонился трону.

— Разве не имело бы больше смысла сопровождать вашего короля в безопасное место, откуда он мог бы править в здравии, что бы ни случилось здесь?

— Мой король предпочитает оставаться со своим народом.

— Довольно! — Король Джаффар наклонился вперед. — Вы не мой подданный, лорд Балин, и я не могу приказывать вам. Если вы желаете ждать свою дочь здесь, в Ишии, мой дворец в вашем распоряжении. Но вы, конечно, будете молчать о Камне.

— Конечно, возвышеннейший. — Лорд Балин наблюдал, как лорд-канцлер, спрятав руки в рукава мантии, возвращается на свое место за троном из розового дерева. — И я надеюсь, мое присутствие поможет убедить народ Ишии, что все хорошо.

Король Джаффар слегка улыбнулся.

— Это приходило мне в голову. — Затем его лицо снова стало жестким. — Принц Шахин в настоящее время в немилости у трона. Будет лучше, если вы не станете проводить с ним много времени.

Лорд Балин наклонил голову.

— Я слышал ваши слова, возвышеннейший.

— Ну? — спросил Шахин, предлагая гостю выпить.

52
{"b":"11442","o":1}