ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спутники воззрились на нее с удивлением.

— Я тоже наследница, — резонно заметила девушка.

Они пошли к погребку. У самого дворика Дарвиш занервничал. Запах погребка ударил в нос. Запах не просто вина, но и пота, и дыма, и какого-то мрачного уюта.

— Я не могу войти туда. — Напряжение сковало плечи и спину, а челюсти сжались так, что заболели уши.

Аарон взял принца под локоть. В таких местах нельзя колебаться, проявлять слабость: накличешь беду. Он потащил Дарвиша меж двух домов в тихий переулок, а там отпустил его и отошел.

Принц неуверенно усмехнулся и провел руками по волосам.

— Простите, — взмолился он, жадно глотая зловонный воздух, который по крайней мере не благоухал его прошлым. — Я… я думал, что смогу это сделать. Я думал, что справлюсь с этим. Я ошибся.

— Ты нужен нам, Дар. Ты сумеешь разговорить его.

— Он — наша единственная ниточка к Камню, Дар, — прибавила Чандра.

— Думаете, я не знаю? — Принц неожиданно повернулся и вогнал кулак в стену, разбив костяшку. На желтом кирпиче заалело кровавое пятно. Когда Дарвиш замахнулся во второй раз, Аарон встал между ним и стеной. Серые глаза встретились с карими и удержали их взгляд. Принц медленно разжал кулак.

— Мне кажется, я знаю выход, — мягко сказала Чандра. — Используй душевную связь.

Радуясь возможности разорвать их взгляды, которые начали жить своей собственной жизнью, Дарвиш повернулся к девушке.

— О чем ты? — резко спросил он. — Душевную связь нельзя никак использовать. Это привязь и — больше ничего.

— О нет, — возразила Чандра, — это то, для чего ее применяют, но не то, чем она является. — Внезапный шум на улице заставил ее шагнуть вперед и понизить голос. — Помнишь, что ты ощущал, когда ее только наложили? У тебя были странные мысли и чувства, которые, не являлись твоими?

— Они прекратились, — произнес Аарон без всякого выражения. На его лице появилась маска пустоты — как всегда в минуты наибольшего волнения. С тем, что душевная связь была физической связью с Дарвишем, вор мог справиться, еле-еле. С тем, что она была и эмоциональной связью…

— Нет, они не прекратились. Вы просто перестали их замечать. Дар, ты можешь черпать силы Аарона, чтобы выдержать это. Ты уже делал так, когда сражался с вином.

— Я черпал силы Аарона?

— Да.

Дарвиш вспомнил, как выглядел вор тем утром, когда он наконец пришел в себя. «Значит, и в этом я виноват. Одна Внизу, но как мне расплатиться за все, что я натворил?»

— Ты и теперь можешь это сделать.

— Нет.

— Почему же нет? Аарон не против.

Колкость в ее голосе вывела принца из меланхолии. Он шагнул к чародейке и прошипел сквозь зубы:

— Ты спятила? Ты же слышала, что он пережил прошлой ночью.

— Дар… — То, что принц будет знать его мысли и чувства, приводило Аарона в ужас. В то же время он ничего так не хотел за всю свою жизнь. — Для этого я достаточно силен.

Когда Дарвиш снова повернулся к нему, вор выдавил улыбку.

— У меня большой опыт самоотречения.

— Значит, сегодня вечером ты снова должен нести мое бремя? — горько вымолвил принц. Он не думал, что сможет презирать себя больше, чем тем утром у моря. Но, оказывается, смог. И презирал.

— Значит, он готов помочь другу. — Чандра твердо взглянула на обоих. — Нам некогда плясать вокруг твоего самолюбия, Дар.

Упершись ладонями в бедра, она грозно приказала:

— Скажи спасибо — и пошли!

Дарвиш изумленно вытаращился.

— Спасибо, — проронил он, немного оглушенный.

— Пожалуйста, — в тон ему ответил Аарон. — Нет проблем. Они взглянули друг на друга, увидели одинаково ошеломленные лица и засмеялись.

Чандра закатила глаза. Мужчины!

Торговцы, моряки и шлюхи нехотя убирались с дороги, когда патруль городской стражи шел по улице.

По мнению командира патруля, она со своими людьми зря теряла время. В этом районе тысячи потайных мест, и поиски среди скопища, наводнившего винные погребки, кончатся ничем, кроме тошноты в желудках и блошиных укусов на лодыжках. Наверняка им не найти и следа тех двух мужчин, прищемивших королевский хвост.

«Но, — женщина подтянула пояс с мечом, — приказ есть приказ».

— Оставайтесь и глядите в оба. Если кто-нибудь захочет потребовать награду, приведите его ко мне. — Выбрав наугад винный погребок, она велела патрулю встать у двери. Она бы повела их в бой, но будь она проклята, если поведет их сюда.

— Позвольте угостить вас, мой господин?

Юный лорд поднял голову и широко улыбнулся. У него были очаровательные ямочки на щеках и кокетливо взмахивающие густые ресницы.

— Конечно, — разрешил он, рассматривая всех троих с явным одобрением. — Один большой или три маленьких?

— Как пожелаете, — весело ответил Дарвиш садясь и так же широко улыбнулся. Эта улыбка помогала ему крепко держаться за свой конец душевной связи.

— Тогда три больших. — Юный повеса отбросил с лица иссиня-черные локоны. — Зачем терять время?

Было совсем не трудно перевести разговор к Сизали, Ишии, Камню.

— Понятия не имею ни о каком Камне. — Лорд наклонился вперед, волоча изысканно вышитый рукав по кроваво-красным лужам вина. — Но я готов поспорить, что знаю, кто имеет. Дядя, его милостивейшее величество король, получает массу писем из Ишии.

Обмакнув палец в лужицу, он быстро набросал портрет короля на расколотом дереве стола. Потом выпрямился, гордо взирая на набросок.

— Хорошо, не правда ли?

— Да, — мягко промолвил Дарвиш, — хорошо.

Портрет и правда был хорош, даже невзирая на убогие средства и трясущиеся руки художника. Он точно запечатлел того короля, каким запомнил его Дарвиш со дня свадьбы Шахина, и точно поймал то выражение, которым Харит наградил и самого Дарвиша.

— Королю Хариту присылали какие-нибудь письма в последнее время?

— А как же. Массу.

— А в последние девять дней?

— Массу. По крайней мере одно.

— Готов поспорить, вы не знаете, где он хранит их.

Юноша залпом осушил полный кубок вина и закашлялся.

— Спорим, что знаю, — пролепетал он наконец. — Он держит их под замком в своем личном милостивейшем кани… кабинете. Я видел их, когда он кричал на меня вчера. — Лоб юноши избороздился морщинами. — Или сегодня. Дядя, его милостивейшее величество король, много кричит, — пожаловался он.

— Не сомневаюсь.

— Вы уходите? Я думал, вы останетесь, и мы сможем, я имею в виду, все мы…

— Нам нужно кое-что сделать.

Юный лорд вздохнул.

— У всех есть что-то, что им нужно делать.

Дарвиш нежно смахнул с его лица черные локоны.

— Я знаю.

Принц ухитрился выйти за Аароном и Чандрой наружу и убраться подальше от таверны, прежде чем пришлось остановиться и крепко обнять себя, ожидая, когда пройдет дрожь. Помогло прочное ощущение Аарона внутри него. Его теплое, реальное прикосновение и присутствие Чандры помогли еще больше.

— Дар, — юноша говорил мягко, но настойчиво, — мы должны идти. Патруль обыскивает улицу.

Дарвиш кивнул. Он не доверял своему голосу. Поддерживаемый под руки с обеих сторон, он заставил свои ноги двигаться и — шаг за шагом — они побрели обратно в «Виселицу».

— Мы должны достать те письма, — указал Дарвиш чуть погодя. — Если они написаны в последние девять дней, то вряд ли они от Язимины, которая просит еще одну пару забытых Одной павлинов. Ишия никогда не будет в безопасности, если мы не найдем предателя. Аарон, ты сможешь проникнуть во дворец? В личный кабинет короля?

Аарон странно улыбнулся при воспоминании, которое хранил в памяти, и сказал только:

— Да.

— Милорд?

Юноша поднял глаза от портрета, нарисованного пролитым вином, и ослепительно улыбнулся.

— Да?

— Мы ищем двоих мужчин…

— Двоих? — вздохнул он. — Мне бы хватило одного, или одной женщины. Или большой собаки. Маленькой лошадки. — Он хихикнул. — Милостивейший дядя ненавидит, когда я так говорю. Думает, что я извращенец. — Он вдруг беспокойно схватил командира патруля за запястье. — Я не извращенец, знаешь ли. Это просто шутка.

54
{"b":"11442","o":1}