ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Командир стащила липкие пальцы со своих браслетов.

— Я уверена, милорд.

— Может, забрать его с собой? — спросил стражник. Командир с отвращением фыркнула.

— Он бы не сказал нам спасибо. Пошли, народ. Здесь ничего нет.

Юноша смотрел, как они уходят, потом поднял руку, требуя еще вина. Набросанный им на столе портрет Дарвиша высох и исчез.

16

— Не выйдет, — промолвил Аарон тусклым голосом. — Ты слишком крупный.

Чандра подняла голову от яблочной кожуры, которую пыталась уложить одной лентой. Этот заморский фрукт стоил почти столько же, сколько вся остальная еда.

— Тебе придется разрешить мне снять душевную связь, — сказала девушка уже не в первый раз. — У тебя нет выбора.

— А если это убьет тебя? — Дарвиш яростно оттолкнул низкий столик, так что кофе расплескался на полированное дерево. — Как Аарон перелезет через стену, если ты не проделаешь дыру в заклятиях?

— Аарон не полезет через стену, если я не освобожу его от Душевной связи, — повторила Чандра. Ей надоел этот спор, длившийся весь ужин. Пусть уж сила выжжет ее мозги, лишь бы кончились эти пустые разговоры. — Я переживу незначительную боль. У нас нет выбора.

— Нет, — Дарвиш вскочил и зашагал к окну, — это слишком опасно. Я не позволю.

— Ты не… — оскалилась Чандра, но Аарон ласково покачал головой, и девушка прикусила язык.

— Дар? — Аарон бесшумно встал позади него. Принц не отрываясь смотрел на огни Итайли. — Если нам опять надо будет войти в таверну, мы будем там с тобой. Тебе не придется встречаться с этим одному.

— Думаешь, меня это беспокоит? — Дарвиш горько засмеялся. — Ну, ты прав, как всегда. Тебе, наверное, ужасно наскучило всегда быть правым в отношении меня. — Он повернулся и схватил Аарона за подбородок. — Боишься, что придется стать моим новым костылем? Что я высосу тебя досуха только ради того, чтобы пережить все те кусочки жизни, с которыми я из трусости боюсь встретиться один на один?

Аарон хотел отдернуть голову, но поборол себя и не пошевелился.

— Ты можешь опираться на меня без этой связи душ, — тепло промолвил он.

— Опираться на тебя? — Снова горький смех. — Не знаю, заметил ты или нет, но последнее время ты и сам был немного неустойчив.

— Заметил. — Не осталось стен, за которыми можно спрятаться. — Ты опираешься на меня. Я буду опираться на тебя.

«И почему я не могу придумать ничего остроумного?» — спросил себя Дарвиш, ища в лице Аарона скрытый смысл или сарказм, хотя знал, что не найдет.

— Ну? — спросила наконец Чандра, сильно подозревая, что если она не вмешается, то они будут стоять и смотреть друг на друга всю ночь.

Так медленно, что это казалось почти лаской, Дарвиш отпустил подбородок вора.

— Делай, — сказал он.

— У нас еще одна проблема. — Разглядывая дворцовую стену, едва видимую в темноте, Чандра покрутила мокрый кончик косы. — Мне придется лезть с Аароном.

Дарвиш прошептал что-то нечленораздельное и — подозревала чародейка — нелестное. Аарон вполне ясно ответил:

— Нет.

Чандра заскрежетала зубами. Прячась за низким парапетом, она повернулась к мужчинам, лежавшим рядом с ней на крыше.

— Я не могу открыть заклятия отсюда, — объяснила девушка. Вечно они возражают, даже не выслушав ее. — Для этого нужно слишком много силы. Что за польза будет Аарону, если я останусь здесь, крича от боли?

— Ну, не знаю, — хмыкнул Дарвиш. — Возможно, это отвлечет стражу. Шучу. — Он, сверкнул зубами и поднял руку, чтобы отбить кулак Чандры. — А ты не можешь сделать ему амулет?

— Думаю, смогла бы, если бы прикоснулась к заклятиям. — Девушка пожала плечами и, не уверенная, что они видят это в темноте, добавила:

— Только это все равно что убрать их.

Дарвиш ударил кулаком по кирпичу.

— Проклятие!

— Но я могу провести нас обоих. С закрытыми глазами и рукой, связанной за спиной. Это другой тип заклинаний, он не требует почти никакой силы, и Девять, — Чандра махнула рукой на звезды, чтобы было ясно, о каких девяти идет речь, — встанут в идеальную позицию всего через несколько минут.

— Тебе не будет больно?

— Нет.

— То же самое ты говорила о снятии душевной связи.

— Ничего подобного, — возмутилась девушка. — Я сказала, что могу вытерпеть боль. И вытерпела.

— Я знаю, что ты вытерпела, Чандра, — примирительно сказал Дарвиш. Он никоим образом не хотел отрицать всего пережитого ею, но она должна уяснить: сопровождать вора через дворцовую стену — это не то же самое, что бестревожно сидеть в их номере в «Виселице», — но ты закричала.

— Всего один раз.

— И один раз поднял бы на ноги стражу.

— Я же сказала, это другой тип магии.

— Что ты будешь делать внутри? — неожиданно спросил Аарон, перегнувшись через Дарвиша, чтобы не повышать голос.

Чандра закатила глаза.

— Я — Чародей Девяти, не вор. Я тихо сяду под стеной и буду плести заклинание невидимости, пока ты не вернешься.

— Ты убьешь себя, — отрезал Аарон. — Ты не знаешь, сколько времени мне понадобится.

— Значит, я сяду в тени!

— Тс-с-с! — предостерег Дарвиш. Чандра игнорировала его, но голос понизила.

— Тебе придется вернуться ко мне. Без меня ты не выберешься.

— Ладно, как хорошо ты умеешь лазить по стенам? — сдался Дарвиш. Пора извлекать лучшее из того, что у них есть. Принц не хотел, чтобы Аарон брал Чандру во дворец, но еще меньше он хотел, чтобы предатель в Ишии разгуливал на свободе, а именно так и будет, если они не выкрадут письма.

Девушка снова посмотрела на стену, на этот раз изучая ее саму, а не сплетения силы, встающие из нее. Стена была гладкая, высотой примерно в два роста Чандры, и даже щелей между камнями не виднелось.

— По ней? Не очень, — нехотя призналась чародейка.

— Дар, ты мог бы забросить ее наверх?

— Мы должны проходить заклятия вместе, — вставила Чандра, прежде чем принц успел открыть рот. — По крайней мере держась за руки.

Дарвиш вздохнул и покачал головой.

— Аарон заберется мне на плечи и возьмет твою руку. Потом он пролезет через заклятия, как только я подброшу тебя вверх, и когда все это кончится, мы сможем зарабатывать на жизнь, выступая как уличные акробаты. Пошли. — Он встал и, низко пригибаясь, направился к лестнице. — Давайте покончим с этим, пока мои мозги не убедили меня, какая забытая Одной вся эта идея.

— Возможно, тебе придется отвлечь стражника, — заметил Аарон, торопливо идя рядом с ним.

— Если потребуется, — хмыкнул Дарвиш, — я буду спать с этим забытым Одной стражником.

Впервые за время их странствий он не чувствовал стыда из-за желания выпить. Любой в здравом уме захотел бы выпить при таких обстоятельствах. «Возможно, Ишия там умирает под рекой лавы, а я бросаю надменную чародейку во дворец Итайли. Девять Наверху и Одна Внизу, почему я?»

Принц коснулся пустоты, где была душевная связь, и его челюсть затвердела. «Через несколько дней, — сказала Чандра, — вы забудете, что она у вас когда-то была». Оглянувшись на Аарона, спускающегося по лестнице рядом, Дарвиш усомнился в этом. Он очень усомнился в этом.

— Ты цела?

Чандра вытерла кровь, сочившуюся из губы, и слабо кивнула. Ноги подкосились, и она сползла по стене на землю, пока колени не уперлись в подбородок. Так и осталась сидеть — спина прижата к прохладному камню.

Аарон присел перед ней на корточки. Центральные кустики бровей хмуро сошлись над переносицей.

— Ты сказала, что больно не будет.

Чандра с натугой улыбнулась.

— Я соврала.

Юноша не стал спрашивать почему — ответ казался очевидным. Они бы до сих пор торчали на крыше и спорили, если б Чандра призналась, чего ей будет стоить открытие заклятий.

Напряженно вслушиваясь, Аарон оглядел дворик. Со времени его последнего визита здесь ничего не изменилось. В центре крошечной площади высилась статуя древнего короля, у его ног изгибалась единственная каменная скамья, по бокам которой стояли приземистые горшки с плющом. Когда-то этот двор был больше, но под внутренним давлением дворец разросся почти до стены. Старый король вел проигрышную битву за пространство со зданиями и бюрократией.

55
{"b":"11442","o":1}