ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выбери себя!
Три факта об Элси
Лесовик. Вор поневоле
Порядковый номер жертвы
Алмазная колесница
Встреча по-английски
Поденка
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Византийская принцесса
A
A

Одно из верхних окон слабо светилось, однако ночь поглощала свет на порядочном расстоянии до земли. Под стеной царила непроглядная тьма.

— Жди здесь, — шепнул Аарон на ухо девушке. Она пахла абрикосом, и когда шелковистая прядь густых каштановых волос коснулась его носа, вор забыл, что еще хотел сказать, и вместо этого спросил: — С тобой все будет хорошо?

Чандра потерла виски, желая, чтобы Аарон перестал так громко дышать.

— Конечно, — раздраженно прошипела она. — Все, что я должна делать, это сидеть здесь и…

Аарон прижал палец к ее губам.

Чандра застыла, когда хлопанье сандалий по брусчатке и резкое: «Эй ты! Ты что здесь делаешь?» — явственно прозвучали с другой стороны стены.

— Жду тебя. — В неожиданно низком голосе Дарвиша таился соблазн.

— Что? — Стражник произнес это не столько угрожающе, сколько удивленно.

— Я давно хотел познакомиться с тобой. Я подкупил одного стражника, чтобы узнать, какой участок стены ты обходишь.

— Ты что?

На минуту Чандра отвлеклась от боли в голове, так ее позабавила новая интонация стражника. «Интересно, — улыбнулась она, — что делает Дарвиш, чтобы так неровно дышать?»

— Почему бы мне не пойти с тобой? По дороге и поговорим.

— Моя жена…

— Не должна ничего узнать.

Шаги двух пар ног постепенно затихли, и шепот потерялся вдали.

В темноте Чандра не видела лица Аарона и пожалела, что не может призвать магическую силу, дабы понять, не нуждается ли он в утешении. Но девушка чувствовала, что сейчас ей не вынести даже такого ничтожного количества силы.

— Оставайся здесь, — сказал он ничего не выражающим голосом и исчез.

«Как он исчез? Такого не может быть!» Даже она не способна поддерживать фокус, необходимый для этого, а ведь она как-никак — Чародей Девяти. Но только что Аарон был рядом с ней, а в следующее мгновение его уже не было. На какой-то миг его тень мелькнула на крыше, а потом Чандра осталась одна.

Первым делом она принялась восстанавливать силы и успокаивать кровоточащие каналы, по содранной поверхности которых словно прошлись острые когти. Наблюдая за танцем Девяти, — все они, кроме Шестой, были видны над краем дворца, — она использовала их прохладный свет как бальзам.

Затем пересчитала темные окна, которые выходили в этот крошечный дворик, начиная со светящегося.

Вскоре это занятие наскучило ей.

Сколько времени понадобится Аарону? Как долго ей придется ждать, прежде чем она найдет Дарвиша и выберется отсюда? Вор ушел уже очень давно, но она наверняка бы услышала, если б его поймали во дворце. А может, и нет. Аарон сказал, будто этот дворик удален от всего важного, потому и выбрал его. Может быть, сейчас он отважно сопротивляется, чтобы не выдать их миссию в Камере Четвертого.

Девушка осторожно встала, оставаясь в густой тени. Глубоко вдохнула.

«Не будь смешной. Посмотри на Девять. Его нет не так уж давно».

За стеной, по улице, прошла лошадь, и Чандра вдруг подумала об Ишии, где из-за террас никто не держит лошадей, а богатых носят в паланкинах. Что заставило ее вспомнить о доме, о том, как нелепо выглядели бы носилки на родине, где почти все ездят верхом? Что навело ее на мысль о кузене, наследующем ее отцу? Что рассердило ее? Она наследница — не он. Кезин никогда даже не пытался хоть что-нибудь узнать о простых людях, которыми он мог бы однажды править.

«А много ли ты сама узнала о простых людях за последние пять лет?» — потребовал ответа голосок.

Ударившись ногой о край скамьи, Чандра в изумлении подняла голову. Над ней едва виднелись стертые черты лица каменного короля. Девушка и не заметила, что ушла от стены. Она быстро огляделась. Все окна вокруг были темные и закрыты ставнями, даже то, что еще совсем недавно было открыто и слабо светилось.

Вздохнув с облегчением, чародейка повернулась, решив возвратиться к стене, где Аарон будет искать ее.

— Ах-х! — Мужская тень отпрянула назад, взмахнув широкими рукавами. В выпученных глазах блеснули белки.

Чандра отскочила в противоположную сторону. Скамья ударила ее под колени, и она жестко плюхнулась на камень, сморщившись от боли.

Тень агрессивно шагнула вперед.

— Что ты здесь делаешь? — грозно спросила она, но эффект был испорчен неожиданным писком на последнем слове.

«Чародей», — поняла девушка по очертаниям мантий. Он не казался опасным, но зато мог позвать стражу. Что же ей ответить? «Что сказал бы Аарон? Нет, Аарон не угодил бы в такую ситуацию. Ладно. — Чандра сделала глубокий вдох. — Что сказал бы Дарвиш?»

— Я, гм, жду мужчину. — Дарвиш произнес бы это более томно, он произнес это более томно, но у Дарвиша есть опыт.

Молодой чародей подошел достаточно близко, чтобы обрести лицо, и его нахмуренность тут же перешла в смущение.

— Ох, простите, госпожа, я никогда никого не встречал в этом дворике.

— Поэтому мы и выбрали его, — сказала Чандра. Объяснение казалось вполне логичным.

— Ох! — снова молвил чародей.

«Надо же, оказывается, краску можно услышать», — с интересом подумала девушка.

— Тогда я немедленно ухожу, госпожа.

— Нет, подождите! — Вот он, шанс узнать о чародее, который владеет Камнем. Даже этот… этот юноша должен был заметить силу, нависающую над городом. — Он опаздывает, а я немного боюсь темноты. — Чандра похлопала по скамье, чувствуя удовольствие от своей новой роли. — Пожалуйста, может, вы останетесь?

Юноша мгновение поколебался, пошаркал ногами по плитам, потом сел. Он выглядел довольно мило, хотя ему следовало побриться и попробовать еще разок отрастить усы через несколько лет.

— О, вы чародей! — воскликнула Чандра, как будто только что заметила. На ее взгляд, это прозвучало донельзя фальшиво, но надо было что-то сказать, пока чародей не спросил, кого она ждет.

Юноша приосанился.

— Я — чародей Пятого.

Чандра растянула в улыбке рот, подумав, не переусердствовала ли она с морганием.

— Теперь мне стало намного спокойнее.

Чародей улыбнулся в ответ и, внезапно застеснявшись, нагнул голову. Он только сейчас понял, что «госпожа» не старше его.

— Должно быть, у вас очень много важной работы?

Юноша вновь приосанился.

— Его милостивейшее величество полагается на меня.

Чандра отшатнулась, притворившись испуганной. Может, юноша расширил свое ночное зрение? Это легкое заклинание, но ведь он всего-навсего чародей Пятого.

— Вы не тот, новый, ужасно могущественный чародей, о котором жужжит весь двор?

— Нет, нет, — поспешил он успокоить девушку. — То есть я… я могущественный, но я не новый. Я вступил в магическую силу много лет назад.

— О-о! — Большинство чародеев вступают в силу в период половой зрелости, и хотя сама Чандра как Чародей Девяти раскрылась рано, она сомневалась, что этот юноша обладает своей силой «много лет».

Чародей принял ее молчание за непроходящий страх и насмешливо сказал:

— Не волнуйтесь о старике Палатоне. Он редко появляется в городе.

Чандра изобразила благоговение.

— Вы знаете его?

Юноша, который и сам испытывал священный трепет перед чародеем, чья магическая сила вдруг ярко вспыхнула и теперь нависает над городом, словно грозовая туча, все же не перестал считать Палатона, как всякий человек, лишенный таланта, не более чем эксцентричным стариком.

— Конечно, я знаю его. Я — чародей Пятого.

— О да, конечно!

«Напыщенный дурачок». Чандра посмотрела на свои пальцы, сплетенные на коленях, не зная, как закончить разговор. «Его зовут Палатон, и он живет за городом. Этого нам должно хватить».

— Гм… послушайте, если ваш… гм… мужчина не приходит, может, я…

— Нет-нет. — Девушка покачала головой, лихорадочно соображая. — Иногда ему требуется больше времени, чтобы уйти. И он должен быть так осторожен, чтобы ее милостивейшее ве… Ой! — Чандра обеими руками зажала рот и отвернулась, теша себя надеждой, что ее смущение выглядит правдоподобно.

Чародей судорожно глотнул.

— Гм, — наконец выговорил он и встал. — Пожалуй, я лучше пойду.

56
{"b":"11442","o":1}