ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, — рассеянно согласилась Чандра, всматриваясь в красно-золотое сердце Камня. Он лежал в чаше на верхушке тонкого золотого шпиля, как в Ишии, но только этот шпиль поднимался из золотистого основания, а не из котла с кипящей лавой. «Какая возможность! Работать с Камнем, открывать его тайны. Открывать знание древних чародеев и научиться снова использовать это знание».

— Чандра!

Девушка вздрогнула и круто обернулась. Ей не сразу удалось пробиться сквозь красно-золотую завесу и найти воспоминание, подходящее к этой высокой, размахивающей саблей фигуре у двери. Что-то в этой фигуре стало другим. Да, воспоминание никогда не выглядело таким мрачным и не имело таких глубоких морщин, залегших у рта.

— Дар? Ты выглядишь ужасно. Ты в порядке?

— А ты?

При виде девушки сердце принца забилось сильнее, а потом снова вернулось к гневному ритму, который выгнал его из винного погреба. Чандра казалась физически невредимой, но…

Дарвиш прошел в комнату, замечая и отбрасывая за ненадобностью огромные распахнутые окна, обилие растений и тяжелую старинную мебель. Существенны были только Чандра, Камень и человек в кресле — должно быть, Палатон.

Увидев сердитый взгляд принца, девушка закатила глаза.

— Конечно, я в порядке.

Дарвиш помрачнел — Чандра явно околдована. Оставалось надеяться, что, разделавшись с Палатоном, он покончит и с чарами.

— Отойди от Камня, — тихо приказал Дарвиш.

— Дар! — Чандра подвинулась, заслоняя Камень своим телом, и стала плести усмиряющее заклинание — так, на всякий случай. Она не думала, что принц нападет на нее, но у него был такой зловещий вид, что девушка невольно засомневалась. — Это не то, что ты думаешь. Мы были не правы с самого начала.

— И нападения в гостинице не было?

— Это было не нападение. Я неправильно поняла. Палатон должен был убедиться, что я — Чародей Девяти, поэтому он предложил мне силу Камня.

— И едва не убил тебя.

Дарвиш шагнул вбок, Чандра — тоже.

— Он не хотел убивать. Палатон не плохой человек, он — Чародей Девяти. Он — как я.

— Он — как ты?

Чандра не поняла его тона, но уповала на то, что этот вопрос означает его готовность быть благоразумным.

— Да.

— Неужели? — Это слово упало как брошенный кинжал. Оторвав глаза от чародея, скрытого за свечением Камня, принц в упор посмотрел на Чандру. — Тогда спроси мудрейшего, что он сделал с Аароном.

— Аароном?

— Ты помнишь Аарона?

— Не говори глупостей, Дар, — отрезала девушка. — Конечно, я помню Аарона. Он в безопасности, цел и невредим. Ждет, пока Палатон не сможет заняться им.

— Заняться им? — Острие сабли пошло вверх.

— О, ради Одной, не так! — Теперь она смотрела на принца свирепым взглядом. — Я думаю, Палатон хорошо понимает что к чему, учитывая, что мы вломились в его дом.

Аарон невредим. Железный обруч на груди немного ослаб, и голос принца уже не так напоминал оружие.

— А мудрейший Палатон не может говорить за себя? — спросил он.

— Может.

Поднявшись с кресла, Палатон встал рядом с Чандрой и положил тонкую руку на ее плечо. Он возвышался над молодой чародейкой, как, впрочем, возвышался над большинством людей, и с интересом заметил, что принц Ишии может смотреть ему прямо в глаза.

— Нас ждет работа, Чандра, — нетерпеливо напомнил он.

— Палатон, — девушка улыбнулась чародею, и принц похолодел. Это была не улыбка обожания, которой он боялся, но еще более опасная улыбка равному себе, — это принц Дарвиш, о котором я тебе рассказывала.

Палатон едва заметно наклонил голову.

Дарвиш пренебрег ответной вежливостью. Он бросился вперед и с такой силой ударил саблей в невидимый барьер, что вся его рука онемела, а сам он едва устоял на ногах.

— ДАРВИШ! — Глаза Чандры заполыхали. — Ты не слушал ни слова из того, что я сказала! Палатон не враг! Он — Чародей Девяти. Как я!

— Тогда что он делает с Камнем Ишии? — попятился Дарвиш в поисках границы барьера.

— Он изучает его. Слушай, — продолжала девушка уже более рассудительным тоном, — это, — взмах руки указал на Камень, — творение Чародеев Девяти. Он содержит невероятный потенциал для знания.

— Значит, мудрейший изучал его. Он еще и украл его, и теперь я пришел, чтобы его вернуть.

Чандра вздохнула.

— Дар, ты не понимаешь. Палатон не закончил. А я даже не начинала.

— И Ишия должна умереть ради твоей жажды знаний?

— Ну нет, но…

Дарвиш сдвинул брови. Больше он не был столь уверен, что девушка опутана чарами.

— Тогда ты отдашь мне Камень! — прорычал он. — Сейчас же!

— Нет, мы…

— Тогда Ишия умрет.

— Но…

— Если вы, Чародеи Девяти, — принц вложил в этот титул весь свой горький сарказм, — не знаете другого способа остановить вулкан.

— Нет, еще нет, но в этом — вся моя цель. Работая с Камнем, мы, возможно, найдем способ.

— А люди Ишии заплатят за это знание своими жизнями.

— Нет.

— Да, Чандра! Они умрут! Все!

— Но… — Девушка растерянно посмотрела на Палатона. Чародей говорил совсем другое, когда увлек ее объяснениями, почему взял Камень, и предложил ей место рядом с собой.

— Людей много, Чандра, — спокойно взговорил Палатон, — а Камень только один. Если ты отвернешься от возможности изучать его, изучать свое наследие, второго такого шанса не будет. Ты — Чародей Девяти. Иди нет?

Чандра задрала подбородок.

— Да, — решительно заявила она, избегая взгляда Дарвиша. Все было так ясно до того, как он пришел.

— Ты отвернешься от знания? Ты отвернешься от того, кто ты есть? — требовательно вопрошал Палатон.

— Ты отвернешься от народа Ишии? — безжалостно спросил принц. — Потому что если ты сделаешь это, то я буду очень рад, что наследником станет твой кузен.

— Что?

Эти слова овладели ее вниманием, как ничто другое. Сжимая кулаки, Чандра резко повернулась к Дарвишу. «Как он смеет осуждать ее».

— Ты бросаешь на верную смерть сотни людей… моих людей ради возможности поиграть с новой игрушкой. О, весьма могущественной игрушкой, — с издевкой произнес принц, — но и только. Для вас обоих это всего лишь игрушка. Игрушка.

— Это не так, Дар.

Чандра умоляла его понять. Из-за постоянного пульса, пульса Камня было трудно, даже невозможно думать о чем-то еще.

— Сотни, тысячи мужчин, женщин и детей умрут. По твоей вине, Чандра! А тебе плевать.

Умрут? Сотни, тысячи умрут? Как же она забыла об этом?

— Мне не плевать.

— Ха!

Чандра вздрогнула, будто принц ударил ее. А он продолжал тихим, беспощадным, рычащим голосом:

— Если это — Чародей Девяти, то я не удивлен, что твой отец, увидев, во что ты превращаешься, предпочел жить прошлым.

— Нет!

Принц игнорировал ее обиженный вопль, хотя и добавил еще одну рану к тем, что уже нес ради своего народа.

— Это то, кто ты есть, Чандра? — Он указал острием сабли на Палатона. — Чародей Девяти? Убийца, не имеющий друзей…

— Хватит. Ты тратишь наше драгоценное время. — Палатон поднял руку. На секунду Камень стал ярче, и…

— Нет! — Слезы катились по щекам Чандры, но она поймала силу, которую бросил чародей, и повернула ее в сторону.

Квадратный кусок паркета справа от принца вспыхнул и в мгновение ока стал углем и золой. Дарвиш остался на месте, но уперся носками в пол, прижимая клинок к барьеру, окружавшему чародеев. Когда барьер упадет, Палатон будет его.

— Дар прав. — Чандра расправила плечи и твердо посмотрела в лицо чародея. — Ты заставил меня забыть о людях.

— Я не заставлял тебя ни о чем забыть. — В голосе Палатона звучала еле уловимая веселость. — Я напомнил тебе о том, кто ты есть: Чародей Девяти.

Девушка презрительно фыркнула. В этот миг она выглядела и неправдоподобно юной, и странно величественной.

— Но я не только Чародей Девяти. Если это все, что есть ты, то мне жаль тебя. Мы возвращаем Камень в Ишию.

— Нет, — покачал головой старик, — вы его не заберете. Камень снова стал ярче.

64
{"b":"11442","o":1}