ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черновик
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Река сознания (сборник)
Михайловская дева
Тень невидимки
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Приманка для моего убийцы
Расскажи мне о море
Пчелы
A
A

— Чандра, что ты делаешь? — Дарвиш уже видел морщины напряжения на ее лице. — Используй Камень!

— Не могу, — промычала чародейка, выталкивая слова сквозь сжатые зубы. — Слишком близко. Его… создали для этого. Если я использую его сейчас, он втянет меня. Я потеряюсь… в нем. Вы должны положить его на место. — Уголки рта задрожали при попытке улыбнуться. — Вы поторопитесь?

— Дарвиш! — Шахин схватил брата за руку. — Откуда ты взялся? Что происходит?

Дарвиш стряхнул его руку.

— Мы спасаем ваши задницы, — огрызнулся он. Сейчас не время для долгих объяснений. Они еще должны сообразить, как вернуть Камень в чашу. — Есть идеи, Аарон?

— Только одна. — Вор указал на Площадку Казни и клетку.

Дарвиш прикинул угол поддерживающей балки и длину цепи, сразу поняв и план, и роль, которая отводится каждому из них.

— Должно сработать. Как мы понесем Камень?

Аарон толкнул ногой жесткий труп. Путешествие из Тиволика, как бы оно там ни совершилось, сплавило тело в один твердый, негнущийся кусок.

— Палатон может его нести. У нас нет времени придумывать что-то еще.

— Пусть, — мрачно согласился Дарвиш. Он поднял саблю над головой и ударил со всей силой. И еще раз.

Сжав от отвращения губы, вор быстро поднял отрубленные кисти чародея и с ними Камень. Запястья остались жесткими, а пальцы согнутыми. Сойдет, если Аарон будет внимателен.

Тропинка между Королевской галереей и клеткой больше походила на декоративный карниз, чем на дорожку, предназначенную для хождения. Она вилась, узкая и ненадежная, по стене кратера, не оставляя места для ошибки: с одной стороны — отвесная скала, с другой — ждущая Госпожа. Аарон и Дарвиш бежали по ней во весь дух; игнорируя опасность, игнорируя Шахина и лорда Балина, игнорируя крики из толпы, когда люди узнали своего пропавшего принца. «Что хорошего в спасении Ишии, — думали оба, и каждый знал, что другой думает то же, — если Чандра погибнет?»

У площадки Аарон положил руки Палатона в сторону и присоединился к принцу, вытаскивавшему с упоров тяжелую клетку. Без помощи лебедки — некому было ее крутить — они уравновесили клетку на самом краю площадки. Одна исступленная минута ушла на то, чтобы извлечь болты, а еще одна — чтобы оттащить переднюю половину от задней.

— Ты готов? — спросил Дарвиш, когда Аарон залез внутрь. Вор кивнул.

— Давай сделаем это. — Он хотел говорить непринужденно ради принца, но не мог заставить зубы разжаться.

Дарвиш поднял переднюю часть клетки, закрыл и закрепил ее. Он не смотрел на Аарона. Он не смог бы делать это и смотреть на Аарона — ни ради Чандры, ни ради Ишии. Плоть Палатона была тяжела и холодна, и у Дарвиша мурашки побежали по коже, когда он нес кисти и их пульсирующую ношу к запертому в клетке вору.

Аарон просунул руки через прутья клетки, почти лишаясь подвижности. Его пальцы были такими же белыми, как пальцы Палатона, когда он схватил жуткие щипцы.

— Удержишь? — спросил Дарвиш.

— Удержу, давай живее! — прорычал вор.

Он не услышал скрежета стали по камню за бешеным стуком крови в висках. К счастью, все, о чем юноша мог думать, — это как бы не уронить Камень, когда клетка покачнулась. На одну страшную секунду его сердце замерло, когда втроем они — клетка, Аарон и Камень — падали в пустоту. Потом рывок, скрежет цепи, и они повисли на равном расстоянии между стеной кратера и золотой чашей.

Дарвиш выпустил цепь, пока верх клетки не оказался на одном уровне с площадкой и бледное лицо Аарона исчезло из виду, потом побежал к балке. Вор играючи пробежал бы по ней. Принц карабкался на четвереньках. В конце балки он лег на живот, обхватив ногами окованное железом дерево, и потянулся к цепи. Звенья были теплые и слегка песчаные на ощупь. Напрягшись, он начал раскачивать клетку, сначала медленно, потом быстрее, по все удлиняющейся дуге.

Аарон прижался как можно плотнее к горячему металлу, его мир сузился до вспышки золота под ним. Ступни и голени обжигало дыханием вулкана, и он чувствовал, как пузыри вздуваются там, где обнаженная кожа запястий касалась металлической клетки. Но все это уже не имело значения. На втором проходе над чашей он начал считать. На третьем — бросил Камень.

Люди на галереях затаили дыхание. Не было слышно ни звука, только оскорбленно визжала цепь. Камень кувыркался, светясь ярче по мере приближения к лаве, потом вдруг вспыхнул — миниатюрное красно-золотое солнце. Когда люди снова обрели способность видеть и тысячи пар слезящихся глаз устремились к золотой чаше, Камень Ишии был на своем месте, и плененный огонь снова горел в его сердце.

На минуту воцарилась тишина, и вдруг, толпа обезумела, закричала, завопила, зарыдала от радости. Кратер откликнулся эхом:

— Камень! Камень! КАМЕНЬ!

19

На Королевской галерее Чандра опустила руки.

— Чандра? — Лорд Балин, не обращавший внимания ни на что иное, кроме дочери, тронул ее за плечо. Девушка обернулась, стала произносить какие-то слова, но вдруг ее глаза закатились, и она упала на руки отца.

Когда Чандра вновь открыла глаза, она увидела его ужас, почувствовала его любовь, его гордость, его страх. И поняла, что все это — из-за нее. На мгновение чародейка ощутила в себе силу, такую же бесконечную, как сила Камня. Одним словом или жестом она могла уничтожить человека, который так отчаянно обнимал ее. Еще через мгновение девушка подняла дрожащую руку и неуверенно коснулась его щеки. — Папа?

И они оба заплакали.

С лихорадочной поспешностью Дарвиш втащил клетку на площадку. Его скользкие от крови пальцы отчаянно боролись с горячим болтом, пока Аарон наблюдал, слегка склонив голову набок. Стиснув зубы от усилий, принц раздвинул клетку и вытащил юношу наружу.

Аарон закачался, но сумел устоять на ногах.

— Ты сильно обжегся? — Дарвиш желал и боялся прикоснуться к нему.

— Не знаю. — Странное равнодушие охватило его, и та боль, что вор чувствовал, казалось, идет откуда-то издалека. — Но сомневаюсь, что захочу повторить это.

— Тебе не придется это повторить, — мягко промолвил принц, смахивая пепел с высокой скулы юноши.

Они стояли, глядя друг на друга, пока крики толпы, скандирующей имя Дарвиша, не напомнили им, где они находятся.

— Похоже, ты герой, — сказал Аарон, уголок его рта дернулся вверх, в улыбку.

Дарвиш хмыкнул и мотнул головой на Королевскую галерею, где только что появилась тучная фигура в темно-зеленом.

— Это ненадолго. Ты можешь идти обратно? Тропа слишком узкая, чтобы тебя нести.

— Конечно.

Он ходил и по более узким карнизам, не так ли? И ничто не болело слишком сильно. Правда, он не чувствовал ног, и это создаст небольшие трудности, но он пройдет. Аарон показал на кровь, которая капала из промокшей повязки на пальце Дарвиша.

— А ты-то сможешь?

— Пока я не собираюсь ходить на руках. — Он заботливо направил вора к тропинке. — Ты первый. — Дарвиш сможет поймать его, хоть и не способен его нести. — Что ты сделал с…

— Я их выбросил. А что? Ты хотел их сохранить?

Принц вздрогнул.

— Аарон…

Шахин встретил их у края Королевской галереи.

— Что же вы не подождали? — с укором сказал он, помогая Аарону пролезть через узкое отверстие в ограде, а потом протянул руку брату. — Я послал стражников открыть двери.

— Двери, — повторил Дарвиш и оглянулся на Площадку Казни.

В этот самый миг огромные, обитые железом двери распахнулись с грохотом, который был слышен даже сквозь шум толпы. Раздались звуки фанфар, и на площадку вышли трубачи в королевских ливреях.

Подняв брови, Дарвиш посмотрел на брата.

— Я тут ни при чем, — пожал тот плечами. — Я послал двух стражников.

Затем появился человек в белом одеянии — ослепительно-белом в солнечном свете. Огромный рубин, укрепленный среди блестящего золота короны, горел на его лбу, состязаясь с пламенем Камня. Он воздел руки, и толпа затихла.

— Камень вернулся! — Голос короля Джаффара заполнил кратер, и слабое эхо заметалось между дворцом и храмом. — Ишия спасена!

66
{"b":"11442","o":1}