ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Король широко развел руки, словно охватывая ими и народ, и Камень, а потом величественно опустил их, удерживая все внимание на себе.

Шахин покачал головой.

— Похоже, он собирался выйти к народу, когда вы появились, и решил подождать. Он только что ухитрился привязать трон к возвращению Камня.

В голосе наследника слышалось восхищение.

— Все, что он делает, он делает для блага королевства. Снова началось скандирование, но на этот раз народ повторял имя короля.

Дарвиш вздохнул и, хотя знал, что его возвышеннейшее величество не услышит, тихо сказал:

— Привет, отец!

Услышал Шахин и легко коснулся его плеча. Стряхнув меланхолию, наследник всмотрелся в лицо брата.

— У тебя все еще карие глаза.

— Чандра, — коротко ответил Дарвиш, отворачиваясь от кратера. — Как она, цела?

Лорд Балин поднял голову — дочь лежала в его объятиях — и кивнул. Его глаза блестели от слез, и щеки были влажными.

— Говорит, ей просто нужно отдохнуть.

— Не слушайте ее, — предостерег Дарвиш. — Ей нужен целитель.

Лорд Балин улыбнулся: до чего заботлив молодой принц!

— Спасибо, ваше высочество. Ваш брат заверил меня, что целители уже в пути. — Он прижался губами к волосам Чандры.

Рука, лежавшая на его плече, так крепко схватилась за его тунику, что костяшки побелели. Девушка не забыла, не простила те шесть лет своей жизни в тени его горя, но сейчас она нашла отца, и этого пока достаточно.

— Позвольте поздравить вас, ваше высочество, — лорд-канцлер вышел вперед и поклонился с почтительно-бесстрастным видом, — с возвращением Камня.

Дарвиш наклонил голову, на скулах заходили желваки.

— Ты не ожидал увидеть его снова, не так ли? — спросил Шахин, внимательно следя за лицом лорд-канцлера.

— Нет, мой принц, — признался старик, разводя руками, — не ожидал.

— Из-за того, что ты знал, во что его превратил.

— Из-за того, мой принц, что он противостоял чародею и королю.

— Однако ты поддержал мою идею отправить его.

— Как я уже говорил, мой принц, я был согласен с вами, что он — единственный человек, пригодный для выполнения этой задачи. И время доказало — мы оба правы.

Дарвиш перевел взгляд с подозрительно нахмуренного брата на вежливо-самоуверенного лорд-канцлера.

— Шахин, — он полез здоровой рукой за пазуху, — мы не просто вернули Камень. Мы, то есть Аарон, нашли письма…

С того момента, как чародеи начали гибнуть, не перебросив его в безопасность, лорд-канцлер шел по краю пропасти. Когда же он заставил себя выйти на Королевскую галерею, дабы выяснить, что происходит, и споткнулся об изуродованный труп Палатона, страх толкнул его еще ближе к краю. Упоминание о письмах опрокинуло его через край, и внешний лоск треснул.

Впоследствии никто не мог понять, куда он бежал. С выпученными глазами, лорд-канцлер понесся по галерее со скоростью, совершенно противоречащей его возрасту и тучности, и, споткнувшись об остатки рук чародея, врезался в перила. Они сломались, и со странным, булькающим криком старик начал падать.

Бросившись наперерез, Аарон схватил исчезающие ноги лорд-канцлера, чудом уцепился за перила и повис.

— Хватит смертей, — сказал он после того, как обезумевший Дарвиш и трое стражников втащили обоих на галерею. Нежно коснувшись щеки принца, Аарон вздохнул и провалился в темноту.

Аарон узнал потолок. Лепнина. Хороший вор держится подальше от лепнины. Однако угол был не тот, и ветерок, залетавший в открытые ставни, овевал другую щеку. Юноша беспокойно пошевелился.

— Дар, он проснулся.

Голос Чандры. Значит, с ней все в порядке. Вулкан не убил ее. Край кровати прогнулся под чьей-то тяжестью. Аарон попытался сесть. Большие руки подхватили его под плечи и бережно подняли, а затем так же бережно опустили на подушки.

— Спасибо, Охам. — Дарвиш улыбнулся одевальщику. Здоровяк кивнул и отошел от кровати.

С минуту Аарон просто упивался видом принца, залитого солнечным светом. Повязка на его груди казалась ослепительно белой, как и вторая повязка — вокруг пальца на правой руке. Влажные волосы Дарвиша сияли иссиня-черным, и простая золотая серьга, которую он так долго носил, сменилась сапфировой слезой того же цвета, что его…

— У тебя снова голубые глаза.

— Да. — Длинные ресницы на миг опустились, прикрывая их. Внезапно Аарон осознал, где находится, и лицо его запылало.

— Я в твоей постели, — смущенно пролепетал он.

— Да, — снова ответил Дарвиш и улыбнулся шире. У Аарона перехватило дыхание, мысли разбегались.

— Э… я слышал Чандру, — молвил он.

— Я здесь, Аарон. — Девушка стояла позади принца. Под глазами пролегли тени, две тонкие морщинки появились возле рта. — Ты спал два дня! — выпалила она. — Как ты себя чувствуешь?

— Два дня! — Как он мог проспать два дня?

— Ш-ш-ш. — Дарвиш ласково положил ладонь ему на грудь и не убирал, пока юноша не успокоился. — Целители дали тебе снадобье, чтобы ты спал. Но раз ты проснулся, скажи, как ты себя чувствуешь?

Аарон еще не думал об этом, но теперь, когда ему напомнили, юноша понял, что у него все болит. Однако не стал жаловаться, увидев тревогу в глазах принца. Он поднял плечо на волосок и снова опустил его.

— Бывало хуже.

Дарвиш с облегчением хмыкнул.

— Карида думает иначе. Между прочим, она здорово рассердилась, когда увидела, во что ты превратил ее труды. Она взяла с меня обещание продержать тебя в постели не меньше девяти дней. — В глазах принца вспыхнул огонек. — Мне было не трудно это обещать.

Что за напасть! Вновь спонтанно возникла тема, которую Аарон пытался сменить. Сражаясь с наплывающим на него туманом, юноша спросил:

— А Камень?

— По-прежнему там, где и должен быть, — ответила Чандра. — И ничуть не пострадал от того, что когда-то исчезал. — Тень скользнула по ее лицу. — Мы отдали Палатона вулкану, — тихо добавила девушка.

Принц легко коснулся ее руки, покоившейся на его плече. У Аарона защемило сердце. Он вспомнил, что привело Чандру в Ишию и как теперь изменились обстоятельства, но постарался не выдать своих чувств.

— Лорд-канцлер признался во всем, — сказал Дарвиш, даже не подозревая о близкой панике, которую вызвало его сочувственное прикосновение. — Ишия и, по возможности, отец с Шахином должны были погибнуть. Итайли ввела бы свои войска (Рамдан не интересуется политикой и не имел бы шансов), и то, что осталось бы от Сизали, было бы отдано в управление лорд-канцлеру. Ему надоело быть могущественным человеком без всякой власти, и он обратился к королю Хариту на свадьбе Шахина. Ты, — он отпустил Чандру и взял руку Аарона, — разрушил их планы в самом начале. Без тебя и твоих специфических знаний мы бы никогда не выведали, кому вор отнес Камень и куда его затем отправили. Лорд-канцлер, якобы пытаясь все уладить, послал за Камнем меня, уверенный в моей неудаче, но на всякий случай известил короля Итайли, что мы идем. Ты и Чандра не дали им добиться своего. И я. Вы не представляете, как сильно я… — Его голос дрогнул, и, чтобы взять себя в руки, принц вынужден был замолчать. Чандра легонько хлопнула его по затылку.

— Пропусти это, — посоветовала она немного хриплым голосом. — Мы знаем.

Дарвиш благодарно улыбнулся ей и откашлялся.

— Так или иначе, — продолжал он, улыбнувшись и Аарону, — когда мы вдруг появились с Камнем, старик решил сделать вид, что он тут ни при чем. В конце концов, он оказался не в худшем положении, чем раньше. Ему и в голову не могло прийти, что мы принесем с собой то письмо. — Принц грустно вздохнул и прикрыл глаза, словно хотел избавиться от неприятных воспоминаний. — От него мало что осталось, когда за него взялись близнецы.

В саду закричал павлин, и все трое вздрогнули.

— Проклятие! — выругался Дарвиш. — Когда же они перестанут орать? Ах, да, — ухмыльнулся он, — забыл сказать о благословеннейшей Язимине. Шахин узнал этим утром, что она ожидает благословеннейшего события. И даже отец как будто рад, хотя он никогда не интересовался частыми прибавлениями в семействе Рамдана. Кажется, Шахин и отец немного повздорили, пока нас не было, но теперь помирились. — Дарвиш покачал головой. — Признав определенные, гм, недостатки в нашем семейном воспитании, Шахин даже склонен забрать близнецов от Четвертого.

67
{"b":"11442","o":1}