ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо. Я найду ее.

— Держи меня в курсе каждого шага во время поисков.

— Ладно.

— Береги себя.

Перед мысленным взором женщины снова возникли искореженные останки машины Трамбле.

— Ты тоже.

7

— ...В данный момент никто не может ответить на ваш звонок. Если вы оставите сообщение после сигнала, я отвечу вам сразу же, как только представится возможность. Пожалуйста, не предполагайте, что я смогу вспомнить, куда записал номер вашего телефона.

— Генри, это Вики. Я хочу сегодня ночью взглянуть на помещение, где все произошло. Отдел египтологии находится на пятом этаже в южном крыле здания музея; найди меня там сразу же, как только сможешь. — Она на секунду задумалась, затем добавила: — Там у входа будет охранник. Полагаю, ты сможешь пройти без всяких осложнений.

Нахмурившись, Вики повесила трубку. До заката оставалась еще пара часов, и она внезапно засомневалась, следовало ли оставлять сообщение на автоответчике.

— Не будь смешной, Нельсон. — Она презрительно ухмыльнулась сама себе. — Шансы, что эта мумия, на существовании которой так настаивает Селуччи, обладает возможностями, позволяющими ей подсоединяться к любым линиям связи или к автоответчику Генри, так же малы, как... — Женщина вздохнула и снова набрала номер Фицроя. — Как, собственно, и само ее существование.

— Генри, сотри эту запись сразу после того, как прослушаешь.

— Возможно, я превращаюсь в параноика, — немного позже проговорила она, обращаясь к куску холодной пиццы. Но поскольку четыре человека уже погибли, а они пока еще не выработали концепции ни о силе врага, ни о его возможностях, у нее не было ни малейшего намерения стать телом номер пять или подставить Генри под номером шесть.

От квартиры Вики до Королевского музея Онтарио можно было дойти меньше чем за пятнадцать минут, но к тому времени, когда она нырнула в аллею между планетарием на Мак-Лафлин и главным зданием музея, она пожалела, что не поймала такси. Несмотря на зонтик в ее руках, женщина почти вся промокла, а порывы холодного ветра жестоко хлестали по лицу.

— Ненавижу октябрь, — бормотала она, воспользовавшись в качестве укрытия узким карнизом над первым этажом в переулке, чтобы стряхнуть излишки воды со своего пальто в стиле милитари. Когда женщина выпрямилась, мелкие капли дождя скатились с ее лица и потекли по шее за воротник, скапливаясь в подключичной ямке. — Хотя, если подумать как следует, я могла бы смириться с октябрем, но я ненавижу дождь.

Добравшись до служебного входа, Вики остановилась и бросила взгляд внутрь через внешние стеклянные двери. Единственный способ проникнуть в музей — это миновать пост охраны. Большое объявление доводило до сведения сотрудников, что они обязаны постоянно носить бейджи со своим именем и что посетители должны проходить контроль на этом посту.

Женщина улыбнулась, стянула кожаные перчатки положила их в карманы пальто и открыла дверь.

— Привет. — Она улыбнулась столь ослепительной улыбкой, что охранник не смог сопротивляться и охотно на нее откликнулся. Ее одежда и манера держаться подсказали ему, что это — достойная уважения, приятная личность — именно того сорта, с которым предпочитали иметь дело сотрудники безопасности. — Мое имя — Селуччи. Мне нужно встретиться с доктором Рэйчел Шейн из отдела египтологии.

Вики рассчитывала, что это имя — единственное, что сможет обеспечить ей проход вверх по лестнице, и, если охранник «скушает» это, она запросто сможет использовать тот же трюк с доктором Шейн.

— Доктор Шейн ожидает вас?

— Нет, если речь идет о данном моменте, нет.

— Я должен буду позвонить ей.

— Разумеется.

Спустя мгновение она была уже в лифте с приколотым к пальто маленьким ярко-розовым бейджем, на котором была обозначена фамилия Селуччи и номер: сорок два К ее удивлению, привлекательная темноволосая женщина встретила ее у выхода из лифта на пятом этаже.

— Майк, что случилось... — начала она, сделав шаг навстречу, как только распахнулись двери. Затем остановилась, залилась румянцем и отступила назад. Вики вышла из лифта и оказалась в холле.

— Простите... я приняла вас за другого.

— За сержанта Селуччи? — предположила Вики.

По описаниям Майка она догадалась, кто была эта женщина, но ее интересовало, насколько многое в действительности упомянутый детектив утаил от нее об этом достойном докторе. Почему она вышла, чтобы встретить его у лифта?

— Да, но...

— Должно быть, вы — доктор Шейн.

— Верно. Однако... — В этот момент ее взгляд упал на имя на бейдже, и ее щеки потемнели. — Если я правильно понимаю, вы не его супруга?

Вики почувствовала, что пришла ее очередь покраснеть.

— Нет, едва ли...

Женщина, казалось, была рада услышать это, но явно продолжала испытывать смущение, и вновь Вики обнаружила, что удивлена тем, что Селуччи не рассказал ей обо всем. Но хочет ли она в самом деле это знать?

— Я — его двоюродная сестра, — продолжила она. — Майк думает, что оставил здесь какие-то свои бумаги, и, поскольку я работаю здесь, за углом, на Блуар-стрит, он просил меня заскочить к вам.

— Бумаги? — Доктор Шейн повернулась и устремила взгляд в коридор. — Ну, если бы он оставил их здесь, секретарю отдела мисс Гилберт об этом было бы уже известно.

Пока они шли по коридору, Вики запоминала двери, замки — все оказавшееся в пределах прямого видения — и изучала саму Рэйчел Шейн. Селуччи, конечно, мог завтракать с кем угодно, по своему выбору — их взаимоотношения никогда не исключали возможность альтернативы, — но Вики должна была признать, что ее охватило любопытство. Майк настолько безразлично рассказывал о заместителе хранителя отдела египтологии, что его подруга сразу поняла, что он этой дамой заинтересовался. Селуччи вообще редко когда проявлял к чему бы то ни было равнодушие. Любопытные взгляды украдкой показали что доктор Шейн оказалась выше среднего роста, привлекательной, уверенной в себе, приятной в обращении, учтивой женщиной... «И, очевидно, она умна, иначе вряд ли смогла бы занимать такую должность. Боже, да ведь она, можно сказать, — само совершенство. Готова поспорить на что угодно — прекрасно готовит, выращивает цветы и читает мемуары и литературу по специальности!» Тут челюсти Вики напряглись, что привело ее в немалое удивление.

— А почему детектив Селуччи не зашел сам?

— Я не знаю.

Вопрос доктора Шейн был задан довольно агрессивно. «Могу представить, что это был за ленч», — подумала Вики.

Разумеется, никаких бумаг в секретариате не нашлось, хотя мисс Гилберт, водружая на завитые волосы пластиковую косынку, обещала посмотреть еще раз.

— Спасибо за помощь. — Как только пожилая дама вышла из кабинета, Вики взглянула на часы. Пришло время удалиться и ей. Следующий шаг следовало сделать крайне аккуратно. Она протянула руку. — Я признательна вам, доктор Шейн, что вы уделили мне свое время.

— Я сожалею, что мы не смогли найти бумаги детектива.

У Рэйчел Шейн было твердое рукопожатие и сухая теплая ладонь. Еще два очка в ее пользу.

— Во всяком случае, ему уже пора запоминать, где он оставляет свои вещи. Но если вы их все-таки обнаружите, сможете позвонить ему?

— Да, разумеется, я это сделаю.

«Кто бы сомневался». Вики удивило, что потребовалось усилие, чтобы продолжать разговор в учтивом тоне.

— Он сообщил вам номер своего домашнего телефона?

— Да, не беспокойтесь.

«И что именно означает эта улыбка Моны Лизы?»

— Ну, еще раз спасибо. Я сама найду дорогу к лифту. Это ведь прямо через коридор, я не ошиблась? Так что вряд ли я заблужусь.

Оказавшись снова на первом этаже, Вики увидела, как сотрудники музея, покидающие место своей службы, непрерывным потоком продвигаются мимо поста охраны. Вики, одним глазом следя за часами, удостоверилась, что охранник отметил ее выход, и вернула бейдж. Смена охраны должна произойти через две минуты.

28
{"b":"11443","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женя
После тебя
Мучительно прекрасная связь
Театр Молоха
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Самый богатый человек в Вавилоне
Девушка с тату пониже спины
Три факта об Элси