ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Royals
Пилигримы спирали
Дистанция спасения
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Гончие Лилит
Пробужденные фурии
Как устроена экономика
Бумажная принцесса
Большие воды

— Ох, черт возьми, я забыла наверху зонтик. — Женщина бросила испуганный взгляд сквозь наружные двери, где ливень хлестал по стеклам, и обернулась к охраннику. — Нельзя ли мне сбегать наверх и забрать его?

— Ладно, только, будьте любезны, поспешите. — Тот и сам с отвращением взирал на разгулявшуюся снаружи стихию.

«Лучшая ложь — это вообще не ложь», — размышляла Вики, вынимая зонт из-за одной из храмовых статуй собак, стерегущих вход в отдел Дальнего Востока. Она поспешила в холл, к маленькому чуланчику, вход в который частично заслонял копировальный аппарат. Когда она проходила здесь в первый раз, то обнаружила, что дверь в чуланчик приоткрыта, и ей показалось, что он может послужить идеальным местом для временного укрытия. К несчастью, теперь дверь была заперта, и она будет как на ладони у всякого, кому вздумается заглянуть в холл, пока ей не удастся открыть замок.

— Проклятье!

Открытые оранжевые двери должны были вести лабораторный зал; женщина слышала, как доктор Шейн обсуждала с кем-то вопрос о реставрации стенной росписи. Двойные желтые двери напротив были слегка приоткрыты, и Вики ничего не оставалось, как проскользнуть внутрь, когда голоса стали громче.

— ...Итак, мы решили, что завтра еще раз обследуем это пятно.

Они уже были в холле.

Вики огляделась. Очевидно, она оказалась в помещении запасника; саркофаг из черного камня, о котором упоминал Селуччи, стоял на расстоянии вытянутой руки от нее. Почти столь же очевидно было то, что кто-то сейчас сюда войдет, выключит свет и запрет двери. Бросив взгляд на замок — оказаться ночью в такой западне представлялось ей далеко не самым лучшим способом проведения времени, — женщина быстро осмотрела помещение в поисках укромного места. К сожалению, вся комната оказалась настолько забитой какими-то предметами, что бесшумное передвижение представлялось совершенно невозможным, а саркофаг стоял слишком близко к дверям, чтобы за ним можно было спрятаться.

А что, если попытаться в нем самом?

Вики вскарабкалась внутрь буквально за несколько секунд до того, как двери запасника распахнулись.

— Вы слышали какой-то шум, Дон?

— Нет, доктор Шейн.

— Должно быть, игра моего воображения...

Она, казалось, не была убеждена полностью, и Вики затаила дыхание. Мгновение спустя раздался мягкий щелчок и стало темно, потом закрыли двери, и она услышала, как поворачивают ключ в замке.

Саркофаг оказался весьма просторным, его соорудили, чтобы поместить в него полноразмерный гроб, но у Вики не было ни малейшего желания оставаться внутри дольше, чем требовала необходимость. Она выбралась наружу и положила сумку и зонтик поверх саркофага. Новый охранник, заступивший на смену, полагал, что она вышла из музея, поскольку бейдж был сдан на вахту. Вероятность того, что напарник сообщил ему о том, что она снова прошла в здание, крайне мала. Если мумия что-то вытворяла с людскими мозгами — и потому никто не мог вспомнить об ее существовании, — ее саму обвинить в чем-нибудь подобном оснований ни у кого не было.

На самом деле Вики весьма гордилась тем, как смогла обмануть охранника. Учитывая, что две смерти наверняка вызвали у подавляющего числа сотрудников музея приступы паранойи, прошмыгнуть простым старым способом мимо охраны выглядело делом совершенно немыслимым. То обстоятельство, что она совершила и продолжала совершать нечто незаконное, мало тревожило женщину, поскольку она-то знала, что не намеревается причинить какой-либо вред или хотя бы потревожить что-нибудь; однако ей все-таки приходилось искать какие-нибудь оправдания для успокоения потревоженной совести. Вообще-то, она к этому успела привыкнуть, с тех пор как встретилась с Генри.

В полной темноте Вики выудила из сумки фонарик и посмотрела на часы. Солнце зайдет примерно через пятнадцать минут. Надо дать Генри полчаса на то, чтобы отойти от сна и добраться до музея, и тогда она начнет заниматься замком.

— А пока, — она направила узкий луч света от фонарика на саркофаг, — посмотрим, что мне удастся здесь обнаружить.

Фицрой застыл на мгновение, наблюдая за работой Вики. Хотя при включенном аварийном освещении в вестибюле царили скорее сумерки, чем полная тьма, он прекрасно знал, что для нее различия не было. Она не могла рассмотреть замок, находившийся всего в нескольких дюймах от своего лица, как не могла видеть и его самого, но манипуляции с замком были весьма уверенными. Сохраняя молчание, вампир придвинулся к ней поближе и улыбнулся, поняв, что глаза его подруги плотно закрыты.

— Ловко у тебя получилось, — произнес он спокойным голосом, когда со звуком, доступным только его острому слуху, замок раскрылся.

Вики, сердце которой бешено заколотилось, только огромным усилием воли поборола желание вскочить на ноги и завизжать от ужаса.

— Ты крайне любезен, Генри. — Женщина знала, что, несмотря на то что шептала она очень тихо, он прекрасно слышал ее слова. — Однако за это признание мне придется заплатить добрыми шестью годами жизни, к тому же я едва не замарала собственные трусики. — Легко пробежав пальцами по филенке двери, чтобы не потерять ориентации, она встала. — Теперь, если мы сможем выбраться отсюда до того, как кто-нибудь вздумает пройти мимо...

Вампир осторожно приоткрыл створку двери. Прежде чем он успел предложить ей руку, Вики проскользнула мимо него сквозь узкую щель и оказалась в холле. Озадаченный, Фицрой последовал за ней, плотно закрыв за собой двойные двери.

— Ты видишь хоть что-нибудь? — спросил он.

— Ни черта. — Хотя обычно она все еще с горечью отзывалась о своей ночной слепоте, на сей раз в ее голосе прозвучала определенная гордость. — Но я смогла различить по движению воздуха, где находится дверь. Ну вот, нам как раз сюда, если верить Майку. Найди, пожалуйста, выключатель. Здесь двери хорошо подогнаны, поэтому этот метод мне использовать не удастся.

Когда зажглись многочисленные люминесцентные лампы, глаза Вики немедленно заслезились от яркого света. Обернувшись к Генри, она обнаружила, что тот надевает темные очки, и не смогла удержаться от ухмылки.

— Ты стал похож на шпиона.

Длинное черное кожаное пальто и темные очки резко контрастировали с рыжевато-золотистыми волосами и белоснежной кожей.

Брови вампира удивленно выгнулись.

— А собственно, чем именно мы занимаемся? Как раз шпионим.

— В сущности, нет. Если нас поймают, наши действия классифицируют как попытку грабежа со взломом.

Фицрой вздохнул.

— Просто замечательно. Вики, почему мы, кстати, вообще оказались здесь? Ведь тебе известно, что все свидетельства были уничтожены.

— Может быть. А может быть, и не все. Мне просто хочется взглянуть на место преступления.

Смахнув слезы, женщина обвела взглядом огромный зал, в котором они очутились. Высокие бежевые стены невольно заставляли глаза устремиться ввысь; половину помещения занимали деревянные шкафы для хранения экспонатов, вторую половину — от пола до потолка — металлические полки, заставленные камнями, керамикой и скульптурой. Они сами стояли по соседству с каким-то надгробием и множеством прогнувшихся под тяжестью книг полок. Слева от них перед белым задником стояла камера на треноге, а справа находилась крохотная зона отдыха с холодильником, кухонным столиком, буфетными полками и раковиной. Зеленая дверь, вплотную к которой разместился кухонный столик, вела, судя по надписи на ней, в фотолабораторию. Двое козел с мягкой подстилкой занимали единственное пустое пространство между письменным столом и шкафами, на них покоился гроб, а его крышка лежала рядом.

— Кроме того, я хочу, чтобы ты взглянул вот на это, — сказала она.

Фицрой снова вздохнул. Он готов был помочь ей в чем угодно, но, честно говоря, не видел, каким образом вся эта... экскурсия... может принести пользу делу.

— Ты уверена, что это тот самый гроб?

Губы Вики кривились, пока она изучала сей артефакт. Даже не пользуясь описанием Селуччи, она могла бы без труда его опознать. Волосы на затылке женщины встали дыбом, и она начала понимать, почему Майк столь расположен был верить в свою мумию.

29
{"b":"11443","o":1}