ЛитМир - Электронная Библиотека

— Приветствуем героя-победителя!

Доктор Рэйчел Шейн — помощник хранителя — подошла к нему и встала рядом.

— С возвращением, Илайджа. Вы выглядите слегка утомленным.

— Я плохо спал, — признался Ракс, потирая глаза, действительно окаймленные красными кругами.

— Нечистая совесть?

Доктор фыркнул, понимая, что коллега поддразнивает его.

— Скажете тоже! Однако ночью меня мучил странный кошмар: как будто я связан по рукам и ногам и меня кто-то душит.

— Быть может, вы одержимы темными силами? — Женщина кивнула в сторону ящика.

— Скорее, совет директоров таким образом пытался вступить со мной в контакт. — Оглянувшись кругом, он уставился на своих подчиненных. — Неужели вы не можете найти себе более полезного занятия, чем глазеть на то, как ящик спускают с грузовика?

Один новенький студент-дипломник выглядел почему-то слегка обеспокоенным; остальные весело усмехались, но все дружно покачали головами.

Доктор Ракс рассмеялся вместе с ними — просто не мог удержаться. Он был изнурен и сильно нуждался в чем-нибудь более существенном, чем кофе и нехитрая закуска, которую они поглощали на каждой остановке по пути из Галифакса в Торонто, но при этом никогда в жизни не испытывал подобного восторга. Новый артефакт был способен поместить Королевский музей Онтарио, и до сего дня пользовавшийся немалым уважением в международных кругах, на почетное место в научной карте мира, и все присутствующие это отлично понимали.

— Как бы мне ни хотелось верить, что все это волнение вызвано моим возвращением, я чертовски хорошо знаю, в чем тут дело, — изрек доктор Ракс. Никто даже и не пытался протестовать. — А поскольку вы сами можете убедиться, что смотреть здесь не на что, не будет ли лучше, если мы вернемся в лабораторный зал, где за нашими восторженными ужимками и прыжками будут наблюдать только коллеги?

Стоявшая позади него доктор Шейн кивком головы выразила молчаливое одобрение предложению шефа.

С трудом оторвав восторженные взгляды от вожделенного ящика, сотрудники вняли-таки призыву шефа. Разгрузочная площадка опустела.

— Полагаю, весь музей уже знает, что мы заполучили? — спросил доктор Ракс, когда вместе с доктором Шейн последовал за лаборантами, тащившими ящик к грузовому лифту.

Рэйчел Шейн покачала головой.

— Как ни удивительно, учитывая скорость, с которой распространяются сплетни в нашем серпентарии, этого не произошло. Все наши вели себя крайне сдержанно. — Ее темные брови нахмурились. — На всякий случай...

«На всякий случай, если ящик окажется пуст, чем меньше народу узнает об этом, тем меньше пострадает наша профессиональная репутация. Уже в течение нескольких десятилетий не удавалось найти новую мумию».

Ракс предпочел игнорировать подтекст слов коллеги.

— Так Ван Торн ничего еще не знает?

В то время как сотрудники отдела египтологии совершенно не завидовали тому, что отделу Дальнего Востока предоставили прекрасные помещения в только что отремонтированном крыле здания, все они с неприязнью относились к высокомерию его хранителя, глядевшего на них свысока, как представитель науки «более-древней-чем-ваша».

— Если он знает, — подчеркнуто произнесла доктор Шейн, — то услышал это не от нас.

Оба египтолога обернулись к лаборантам — не к ним в частности, но как бы ко всему музею в целом.

Слегка прикасаясь к верхней части ящика, молоденькая лаборантка привстала на цыпочки.

— Ну, от нас он об этом точно не услышал. Уж не после того, как обвинил нас, будто мы виновны в трещине на том фарфоровом Будде, а трещину-то эту и в микроскоп не разглядеть.

Ее товарищ сопроводил слова девушки утвердительным бурчанием.

Грузовой лифт остановился на пятом этаже, двери распахнулись, и доктор Ван Торн шагнул им навстречу, сияя подчеркнуто дружелюбной улыбкой.

— Итак, вы возвратились из командировки, Илайджа. Нашли что-нибудь интересное?

Доктор Ракс слегка раздвинул губы в подобии улыбки.

— Довольно обычные предметы, Алекс.

Проворно уступив дорогу лаборантам, перетаскивавшим ящик из лифта, доктор Ван Торн похлопал по деревянной стенке, изобразив нечто вроде беззаботного благословения.

— Ах, конечно, — промурлыкал он. — Очередная груда керамических черепков, готов поспорить!

— Что-то в этом роде. — Улыбка доктора Ракса слегка обнажила зубы.

Доктор Шейн поспешно подхватила его под руку и потащила в холл.

— Мы только что получили нового Будду, — успел сообщить их спинам хранитель Дальнего Востока. — Второе столетие, превосходная вещица из алебастра и нефрита, и, представьте, без единого дефекта. Вы должны как-нибудь прийти и посмотреть на нее.

— Непременно, — кивнула доктор Шейн, твердо придерживая руку шефа. Только когда они оказались рядом со своей комнатой, женщина отпустила его.

— Еще один новый Будда, — пробормотал тот, потирая запястье и наблюдая за тем, как лаборанты совершают сложные маневры, пытаясь пронести ящик через двери лабораторного зала. — О каком историческом значении можно говорить? Люди все еще поклоняются Будде. Только подождите, только подождите, пока мы не вскроем этот саркофаг, тогда уж поглядим, что станется с самодовольными улыбками этих храмовых собак!

Как только двери зала с шумом захлопнулись за доктором Раксом, ответственность за сохранность саркофага наконец свалилась у него с плеч. Предстояла еще масса работы, как и множество неожиданных неприятностей, но путешествие, по крайней мере, закончилось благополучно. Он чувствовал себя современным Анубисом, сопровождающим мертвого в вечную жизнь, в подземное царство, и удивлялся, как древнее божество ухитрялось переносить столь изнурительное бремя.

Он положил обе руки на ящик, ощущая сквозь дерево и упаковку, сквозь камень и все внутреннее содержимое саркофага, скрытое под камнем тело, хранящееся в его сердцевине.

— Мы уже приехали, — произнес он тихо. — Добро пожаловать домой.

* * *

Ко, пребывавшую с ним столь долго, теперь окружали множество других. Он мог чувствовать их совсем рядом — зовущих, живых, приводящих его в ярость своей близостью и — недоступностью. Если бы он только мог вспомнить...

И затем, внезапно, окружающие ка начали исчезать. Придя в почти паническое состояние, он прикоснулся к одной из них, которую знал, и почувствовал, что она тоже собирается уйти прочь. Он удерживал ее так долго, как только смог, потом ухватился за ее ощущения, затем — за память.

Не покидай. Пожалуйста, не покидай меня снова.

Когда она вернулась, он был готов зарыдать, если бы смог вспомнить, как это делается.

* * *

Почувствовавший себя после крепкого ночного сна гораздо лучше и обеспокоенный теперь только смутным ощущением утраты, доктор Ракс внимательно рассматривал саркофаг. Он уже был измерен, описан и занесен в каталог под номером 991.862.1 и отныне стал официальной собственностью Королевского музея Онтарио. Время пришло.

— Видеокамера готова? — спросил доктор, натягивая пару хлопчатобумажных перчаток.

— Готова, доктор.

Дорис Беркарич, осуществлявшая большинство фотографических работ в отделе, всматривалась в видоискатель. Она уже отсняла две фотопленки, одну черно-белую, другую — цветную, и теперь камеру держал в руках один из студентов-дипломников, разбиравшийся в нюансах фотосъемки, в то время как она снимала на видео. Никто не сомневался что «появление на свет» мумии, находящейся, без сомнения, в саркофаге, документировано будет безукоризненно.

— Готовы, доктор Шейн?

— Вполне. — Помощник хранителя подтянула края перчаток и взяла кусок толстой мягкой ткани, на котором собиралась разместить снятую с саркофага печать. — Вы можете начинать.

Он кивнул, сделал глубокий вдох и опустился на колени. После чего подсунул гибкое лезвие мастихина под печать и осторожно начал, отделять слой глины. Хотя руки его двигались уверенно, желудок скручивало узлами все туже и туже с каждой проходящей секундой, и страх возрастал — он опасался, что печать, вопреки принятым предосторожностям, превратится в пригоршню красной глины.

3
{"b":"11443","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гвардия в огне не горит!
Метро 2035: Бег по краю
Сумеречный Обелиск
Святой сыск
Не такая, как все
Замок Кон’Ронг
Ветана. Дар исцеления
Дневник жены юмориста