ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как тебе будет угодно. — На протяжении нескольких столетий он был свидетелем множества таких событий, где «тренинг и практика» не стоили ничего, но так как считал сомнительным, что Вики охотно согласится перенять его опыт в подобных вопросах, то пусть будет так, как она того желает. — Итак, если ты права в отношении мумии и детей, — Генри развел руками, — какая разница, что я думаю по этому поводу? Сейчас к разгадке этого дела мы не ближе, чем раньше.

— Вовсе нет. — Свое мнение женщина подчеркнула резким жестом. — Мы знаем, что она совершает все свои преступления в районе музея и Квинс-парка. Таким образом, мы определили территорию, на которой следует сосредоточить розыски. Мы знаем, что мумия продолжает убивать, и не только для того, чтобы ее не обнаружили, но и по каким-то другим причинам. В поисках пропитания, если тебе угодно. Мы знаем, что она убивает детей. И это, — прошипела Вики, — дает нам дополнительный стимул найти и остановить это чудовище. Причем немедленно.

— Ты намереваешься рассказать все это детективу?

— Селуччи? Нет. — Женщина прикоснулась лбом к оконному стеклу, вглядываясь вниз, в улицы большого города. Ее глаза не различали ничего, кроме темноты; с тех пор как она вошла в здание, где жил Фицрой, город мог бы с таким же успехом провалиться в преисподнюю. — Теперь это мое дело. Его бы все это только вывело из душевного равновесия.

— Звучит весьма убедительно, — сухо заметил вампир. Он видел, как задергалась мышца на щеке его подруги, как почти незаметно приподнялся утолок рта. Ее неспособность лгать самой себе он ценил в Вики более всего. — Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Найди ее.

— Каким образом?

Вики отвернулась от окна и пожала плечами.

— Мы знаем, в каком районе искать. Ты — охотник. Мне помнится, ты уловил запах из гроба.

— Вряд ли я смогу этим воспользоваться. — Чудовищный смрад ужаса и отчаяния почти вытеснил запах физического тела. Фицрой поспешно отогнал от себя это воспоминание. — Я — вампир, Вики, не английская чистопородная гончая и не бладхаунд.

— Хорошо, но мы знаем, что она использует магию. Разве ты не можешь проследить источник, из которого исходит эта ужасная власть и все прочее, присущее этому чудовищу?

— Если я буду находиться вблизи, когда это произойдет, да, я смог бы почувствовать его, как я почувствовал призывы сатанинского отродья этой весной.

Но, — Генри предостерегающе поднял руку, — если ты помнишь, я и в том случае не смог определить откуда они исходят.

Вики нахмурилась и снова принялась мерить шагами гостиную.

— Послушай, — сказала она после краткого раздумья, — ты сможешь узнать его, если увидишь?

— Смогу ли я узнать некое создание из Древнего Египта, воскресшее после того, как его на тысячелетия погребли заживо? Думаю, смог бы. — Он вздохнул. — Ты хочешь, чтобы я вел наблюдение за определенным участком в окрестностях музея, не так ли? Просто в надежде, что мумия пройдет мимо?

Женщина прекратила вышагивать по комнате и повернулась к нему лицом.

— Вот именно.

— Если ты столь уверена в том, что она явится на прием по поводу Хэллоуина, почему бы нам не подождать до субботы?

— Потому что сегодня — вторник, а за четыре дня, кто знает, сколько еще детей может погибнуть.

Генри засунул руки в карманы кожаного пальто и присел на одну из скамеек перед музеем. Холодный влажный ветер огибал здание, сухие листья вздымались вверх и танцевали танго смерти в вихревых воронках. Иногда появлялась случайная машина, спешащая в укрытие, но сидящие в ней не были полностью защищены от опасностей ночи.

Это не могло сработать. Вероятность того, что он столкнется с мумией, даже в ограниченном Вики районе поиска, и при этом чудовище воспользуется заклятием именно тогда, когда он будет находиться поблизости, — вероятность совпадения стольких случайностей была астрономически мала. Вампир вынул руку из кармана и посмотрел на часы. Три двенадцать. У него оставалось еще добрых три часа, чтобы поработать над романом, если прямо сейчас вернуться домой.

И тут порыв блуждающего ветра донес до него знакомый запах. Если бы кто-нибудь наблюдал сейчас за ним, ему показалось бы, что он мгновенно исчез.

Одинокая фигура двигалась от Блуар-стрит, подняв воротник куртки и плотно вжав в тело подбородок и локти. Проигнорировав красный свет на пересечении с Квинс-парк-роуд, человек торопливо перешел улицу; изо рта у него вырывалось серебристое облачко пара.

— Добрый вечер, Тони. Или уже, скорее, утро?

— Да пошел ты... — Парню с трудом удалось сохранить равновесие после того, как он, не разобравшись в ситуации, инстинктивно отскочил в сторону и замахнулся. Генри молниеносным движением перехватил его руку.

— Не делай этого!

— Извините. Не ожидал встретить вас здесь.

— Да и я увидеть тебя не ожидал. Довольно неподходящее время для прогулок. — Они дошли до тротуара, и Тони обернулся, чтобы взглянуть в лицо вампира.

— Вышли на охоту? — осведомился он.

— Не совсем так. Я ожидаю, чтобы случилась целая последовательность невероятных совпадений, в этом случае я смог бы прослыть героем.

— Это что, идея Победы?

— Откуда тебе это известно? — улыбнулся молодому человеку Фицрой.

— Вы что, шутите? — фыркнул Тони. — По всему же видно — это почерк Победы. Вам бы не следовало слишком цацкаться с ней, Генри. Только дайте полицейскому шанс... дайте шанс любому полицейскому, даже бывшему, — поправился парень, — и он тут же попытается командовать вашей жизнью.

— Моей жизнью? — холодно осведомился Генри, позволив культурной маске на мгновение сползти с лица, обнажая его подлинную натуру.

Тони облизал губы, но не отступил.

— Да, — подтвердил он хриплым голосом, — и вашей тоже.

Генри прислушался к своему голоду, позволив ему возрасти, проведя пальцем по линии подбородка молодого человека, затем заставил его отступить, когда вынужден был признаться себе самому, что не испытывает подлинного желания.

— Тебе нужно немного поспать, — сказал он, прислушиваясь к сумасшедшему стуку сердца Тони. — Мне кажется, сегодня тебе уже достаточно впечатлений для одной ночи.

— Что вы хотите...

— Я чую его запах на всем твоем теле. — Генри услышал бег крови, хлынувшей в лицо парня, увидел, как сразу потемнел гладкий абрис его щеки. — Ничего страшного. — Вампир улыбнулся. — Никто другой ничего, разумеется, не заметит.

— Он был не таким, как вы...

— Я искренне надеюсь, что нет.

— Я хотел сказать, он не был... это не было... ладно, это было, но... я имею в виду...

— Я знаю, что ты имеешь в виду. — Фицрой снова сверкнул многообещающей улыбкой и удерживал ее на лице, пока не увидел, что Тони понял. — Я хотел бы проводить тебя до дому, но у меня, как я уже упомянул, довольно важное дело в этом районе.

— Конечно. — Тони вздохнул, подтянул джинсы и пошел прочь. Пройдя несколько шагов, он обернулся. — Эй, Генри. Насчет сумасбродных идей, которые вбила себе в голову Победа. Знаете, иногда оказывается, что они не столь уж сумасбродны.

Наступил черед вампира вздохнуть и развести руками.

— Видишь ли, для меня это не является секретом.

* * *

— ...Оставьте сообщение после звукового сигнала.

— Вики? Селуччи. Сейчас четыре часа Среда, после полудня. Один из наших ребят видел этим утром, как ты роешься возле стоков позади музея. Какого черта ты вздумала там копаться? Ты разыскиваешь мумию, а не какую-то черепашку-ниндзя. Между прочим, если ты обнаружишь что-нибудь, я подчеркиваю, хоть что-нибудь, и не сообщишь мне немедленно, я надеру тебе задницу.

* * *

Дом и сад выглядят почему-то знакомыми — словно детские воспоминания из далекого прошлого, позволяя определить место и время. Оставив позади значительное расстояние, она вернулась сюда, зная заранее, что увидит знакомые штокрозы у кухонной двери, что внутренний дворик вымощен серой плиткой неправильной формы, что розы будут в полном цвету. Было солнечно и тепло, и от лужайки исходил такой аромат, будто ее только что скосили — и правда, напротив гаража стояла старомодная газонокосилка, которой она пользовалась каждый вечер по понедельникам на их крохотной лужайке размером с носовой платок, там, в Кингстоне.

40
{"b":"11443","o":1}