ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я ленивец
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Безмолвные компаньоны
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Эликсир для вампира
Последние дни Джека Спаркса
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Чистовик

«Будь осторожен. Я бы об этом ни в жизнь не догадался».

Сопровождая свои действия виртуозными вариациями, почерпнутыми из арсенала итальянского сквернословия, Майк побросал в спортивную сумку с эмблемой своей любимой бейсбольной команды кое-что из одежды и документов и запасные обоймы к служебному пистолету. У него совсем не оставалось времени, но он все же сменил полицейскую форму на джинсы и черную кожаную куртку — этот наряд служил в Торонто не хуже, чем шапка-невидимка. Не считая мелочи, звеневшей в кармане, у него оказалось двадцать семь баксов в бумажнике и еще сотня, на случай крайней необходимости приклеенная липкой лентой под сиденьем машины. Надо будет забрать сотню, машину придется оставить.

На пути к входной двери Селуччи остановился, чтобы взглянуть на телефон. Может быть, оставить сообщение для Вики на автоответчике Генри? Подумав, он решил этого не делать. Кэнтри, возможно, устроит проверку всех его телефонных звонков за последнюю пару дней, и если номер Фицроя окажется в его списке...

— Удачно, что я не звонил по его номеру раньше. — Похоже, что его эго о нем заботится.

Майк захлопнул за собой дверь и услышал, как щелкнула автоматическая задвижка. Его система безопасности была разработана одним из лучших домушников в городе. Возможно, Кэнтри распорядится взломать дверь — полиция не столь искусна в подобных операциях, как истинные мастера своего дела, во всяком случае, имеет меньший, чем они опыт, — но это обстоятельство несколько замедлит их действия.

Едва слышно, сквозь массивную дубовую дверь, зазвенел телефон. Это, скорее всего, Вики. Селуччи не мог сейчас терять время на то, чтобы снова открыть дверь и ответить на звонок. Если это его подруга... ладно, Вики всегда умела позаботиться о себе, и, кроме того, на данный момент она находилась в относительной безопасности; ведь Кэнтри хотел добраться до него, не до нее.

* * *

В камере предварительного заключения пахло блевотиной, мочой и дешевым спиртным; запахи пропитали его стены: слишком много отчаявшихся людей побывало здесь, и слишком мало было вложено сюда денег. Полдюжины усталых проституток, ожидавших утренней экскурсии в суд, столпились в углу, наблюдая, как Вики силой усадили на скамейку.

— За что ее? — спросила маленькая брюнетка, поправляя на себе не то широкий пояс, не то короткую юбочку.

— Не твое собачье дело, — прорычал Моллард; ковыряясь в замке наручников, он жестко придавил Вики плечом к стене.

Проститутка театрально закатила глаза Другая покачала головой.

— В чем дело? — спросил Гоуэн. Стоя за решеткой снаружи, он видел выражение ее лица, которого не мог заметить Моллард. — Тебе не понравился ответ полицейского?

— Да как вы могли такое подумать? — Девчонка понизила голос, полагая, что тем самым выражает подобострастие.

Гоуэн улыбнулся.

— Рад слышать это, леди.

Жестом, тщательно скрытым за спиной одной из товарок, она подняла кулак с вытянутым средним пальцем. Эти девушки с улицы быстро узнавали, что полицейские в основном бывают двух видов. Почти все они были нормальными парнями, исполнявшими свою работу, но некоторые из них, наиболее отвратительные, позволяли себе дубинками выносить им свой собственный приговор. И если судьба сталкивала их с такими подонками, правила выживания диктовали необходимость пресмыкаться — иначе было не выжить.

Тихо ругаясь, констебль грубо дернул наручники на запястьях Вики.

— Проклятье, они впились... здесь. — Наручники остались у него в руках, и он выпрямился. Лишившись поддержки, Вики обмякла, отвалилась от стенки и упала боком на скамейку.

Вопреки тому, что все естественные двигательные механизмы, казалось, попали под контроль кого-то постороннего, а мозговые извилины застыли, словно оказались забитыми картофельным пюре, она полностью сознавала все случившееся. Вики доставили в городской следственный изолятор на Диско Роуд. Моллард и Гоуэн швырнули ее сумку дежурному сержанту и поволокли женщину мимо него, посулив, что, вернувшись, расскажут историю об этой шалаве. Сладкая парочка, очевидно, собиралась оставить ее в камере предварительного заключения. Под замком. Они сказали, что имеют ордер.

«Что, черт возьми, произошло?»

Ей удалось сосредоточить внимание на лице Молларда. Мерзавец злорадно улыбался.

— Прискорбно наблюдать, что полицейский может так опуститься, — отчетливо произнес он.

«Будь ты проклят, ведь ты же знаешь, что произойдет после того, как здесь узнают, что я из полиции!»

Констебль наклонился и ущипнул ее за щеку, довольно сильно, чтоб она почувствовала даже сквозь наркотическое опьянение, и мягко поправил очки у нее на носу.

— Не хотелось бы, чтобы ты пропустила хоть что-нибудь.

«Неужели ты посмеешь бросить меня здесь, подонок?» — Мысли стучали в голове Вики подобно паровому молоту, но с губ ее сорвались лишь какие-то жалкие звуки, напоминающие заикающийся стон.

— Я навсегда запомню тебя в таком виде. — Улыбка его расплылась еще шире, Моллард повернулся и исчез из области ее видения.

Она не смогла достаточно быстро повернуть голову, чтобы увидеть, как он уходит.

«НЕТ!»

Каблуки прозвенели по бетонному полу, и Вики постаралась сосредоточить взгляд на молодой женщине, склонившейся над ней.

«О Господи...»

— Гребаная полицейская ищейка!

Носки сапог оказались опасно заостренными. По счастью, эта девка не знала, как можно употребить их достаточно эффективно. Похоже, сломанным ничто не оказалось.

Вики попыталась разглядеть и запомнить лицо проститутки, покрытое слоем дешевой косметики, прежде чем боль заставила ее снова закрыть глаза.

— Оставь ее, Мэриан. Она слишком накачана, чтобы почувствовать хоть что-нибудь.

Она ощутила сопли, текущие по верхней губе. Потом почувствовала, как что-то промочило ее джинсы в том месте, где бедро прикасалось к полу. За всю свою жизнь Вики не ощущала подобной беспомощности.

* * *

Где-то далеко отсюда глаза полыхнули красным, и Ахех удовлетворенно вздохнул.

* * *

— Как ты считаешь, долго продлится действие наркотика?

Гоуэн пожал плечами.

— Несколько часов, наверное. Мы использовали снадобье, которым ребята из отдела надзора за животными пользуются для усыпления медведей. На самом деле неважно, как долго оно будет действовать. После истории, которую мы раскрутили, они не поверят ни одному слову этой лярвы.

— А если она наймет себе адвоката?

— Не похоже, что это ей удастся.

— Но...

— Заткнись, Моллард. — Гоуэн осторожно двинулся с места парковки и махнул рукой водителю какого-то фургона, только что въехавшего на стоянку. — Кэнтри сказал, что через пару дней он добудет свидетельства, вполне достаточные, чтобы пригвоздить мерзавку. Мы с тобой обеспечили ему такую возможность. Так что теперь это проблема инспектора.

— И нашей любимой подруги.

Старший сержант Гоуэн кивнул.

— И нашей любимой подруги, — повторил он с немалым удовлетворением.

* * *

Проституток увели. Вики так и не узнала когда. Время двигалось так медленно, что ей казалось, будто она находится в камере уже несколько дней.

Дюйм за дюймом она проползала вдоль стены, чтобы одной рукой ухватиться за край скамейки. Потребовались четыре попытки, чтобы окончательно ухватиться за ее край, и еще три, прежде чем она смогла вспомнить, что нужно сделать, чтобы согнуть руку в локте. Наконец она уже сидела, все еще на полу, но уже определенно в более приемлемой позе.

Огромные физические усилия, которые пришлось затратить для этого, удержали ее от впадения в паническое состояние. Слава Богу, ее не лишили очков, но видеть она могла немного — под ее веками вздымались горячие красные волны, откатывающие и набегающие снова. Единственным разборчивым словом в этой качке было: НЕТ! И потому женщина цеплялась за него и повторяла снова и снова, чтобы удержаться, чтобы ее не снесло, чтобы волны не выбили землю у нее из-под ног:

— НЕТ! Я не сдамся! Не дождетесь...

58
{"b":"11443","o":1}