ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Его снежная ведьма
Дыхание снега и пепла. Книга 2. Голос будущего
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Выпусти меня. Как раскрыть творческий потенциал и воплотить идеи в жизнь
От хлора и фосгена до «Новичка». История советского химического оружия
От 800 метров до марафона. Проверенные методы и программы подготовки для успеха в беге на выносливость
#Zолушка в постель
Азъ есмь Софья. Крылья Руси
13 осколков личности. Книга сильных
A
A

— Тони, а каким образом ты оплачиваешь все это? — Вики знала, что ее приятель редко упускал возможность подработать, оказывая соответствующие услуги какому-нибудь случайному клиенту, и лишь отчаянно надеялась, что он не занимается этим постоянно — не только потому, что это было незаконно, но и потому, что теперь призрак СПИДа витал над каждой подобной встречей.

— Я мог бы ответить, что это не твое дело… — Заметив, что она нахмурила брови, парень примирительным жестом поднял руки. — Но я не стану так говорить. Я получил работу. Начинаю с понедельника. Генри знаком с одним парнем, который служит подрядчиком, так вот, он нуждается в друге.

— В ком, в ком?

— В друге, который знает, чего от него хотят.

— Так значит, Генри нашел тебе работу?

— Точно. А также подыскал мне жилье.

Все годы, что она знала Тони, наибольшее, что ему было от нее нужно, — немного еды да пару долларов наличными в обмен за информацию. Генри Фицрой был знаком с парнем менее пяти месяцев и уже взял его жизнь в свои руки. Вики вынуждена была приложить усилие, чтобы разжать стиснутые зубы, прежде чем смогла заговорить.

— Ты проводишь с Генри много времени? — Вопрос был поставлен ребром.

Тони взглянул на нее оценивающим взглядом, слегка прикрыв глаза от яркого полуденного солнца.

— Не так уж много. Слышал, что ты собираешься повыть вместе с ним на луну в этот уик-энд. — Увидев, как она нахмурилась, парень наклонился ближе и с прекрасной имитацией детского ужастика пропел: — Вер-воль-фы!

— И это он обсуждал с тобой тоже?

— Полно тебе волноваться, Генри просто упомянул об этом.

— Удивляюсь, как это он не пригласил тебя с собой.

— О Боже, Победа. — Тони покачал головой. — С тобой просто невозможно разговаривать, когда ты в таком настроении. Переспи, наконец, с кем-нибудь или сделай какую-нибудь другую глупость и расслабься, это пойдет тебе на пользу.

Он беспечно помахал ей и побежал, чтобы успеть вскочить в трамвай.

Ответ Вики затерялся в шуме уличного движения, что, возможно, было и к лучшему.

— Я что-то не так сказал?

Вики, прислонившаяся к прохладному стеклу машины, не удосужилась приподнять голову. Огни автострады не приносили ей ни малейшей пользы, так стоило ли беспокоиться и поворачиваться лицом к человеку, которого все равно не можешь увидеть.

— О чем ты говоришь?

Ее тон был настолько агрессивно равнодушным, что Генри улыбнулся. На момент он сосредоточился, чтобы втиснуть свой «БМВ» в едва заметную щель между двумя другими машинами, а затем перестроился на более свободную полосу, чтобы набрать скорость, прежде чем влиться в другую часть интенсивного транспортного потока.

— Ты ведешь себя довольно странно. Я начинаю задумываться, не сказал ли тебе что-то оскорбительное.

— Нет. — Вики изменила позу и глубоко вздохнула, постукивая пальцами по колену. — Впрочем… — «Личные проблемы не должны влиять на ход дела. Если они не разберутся с ними сразу, велика вероятность, что в будущем те станут еще серьезнее». — Я разговаривала сегодня с Тони.

— Так. — «Ревность, вот оно что», — понял Фицрой. — Тебе известно, что я время от времени должен питаться кровью смертных, Вики, и ты сама однажды ночью привела…

Она повернулась, пытаясь различить контуры его фигуры на фоне противоположного окна.

— Какое, черт подери, это дело имеет отношение ко всему остальному? — Левым кулаком она стукнула по приборной панели. — За четыре года я не смогла приучить Тони взять от меня что-нибудь, кроме пары гамбургеров и немного мелочи на карманные расходы. И вдруг, как гром с ясного неба, ты находишь ему работу — да какую! — и место для жилья.

Фицрой помрачнел.

— Не понимаю, в чем проблема — Он знал, что злится она искренне — и дышала с трудом, и сердцебиение участилось, — но волновал ее сейчас не сексуальный аспект… — Разве ты сама не хотела бы вытащить Тони с улицы?

— Конечно, я этого хочу, только… — «Только я хотела быть единственной, кто сможет его спасти». Она не должна была говорить такое — это прозвучало бы так мелко. Хотя вполне соответствовало истине. Внезапно гнев Вики сменился смущением — Но я не знаю, как тебе это удалось, — добавила она, запинаясь.

Молчание и смена настроения так ясно отражали ход ее мыслей, словно она сказала об этом вслух. Однако если четыреста пятьдесят прожитых лет и научили его чему-нибудь, так это осмотрительности. И потому вампир мудро отвечал только на те слова Вики, которые она произносила вслух.

— Меня приучили заботиться о близких мне людях.

Вики фыркнула, довольная представившейся возможностью сменить тему разговора.

— Генри, твой отец был одним из величайших тиранов в истории, безжалостно сжигая на кострах как протестантов, так и католиков, я уж молчу, как он обходился со своими женами. Любое противоречие, личное или политическое, каралось во время его правления смертью.

— Справедливо отмечено, — согласился Фицрой угрюмо. — Тебе нет нужды убеждать меня в этом. Я, между прочим, имел возможность все это наблюдать. По счастью, меня растил не мой отец. (Тем не менее Генрих VIII был предметом поклонения для своего незаконнорожденного сына, взиравшего на отца с благоговейным ужасом). А герцог Норфолк следил за тем, чтобы во мне было воспитано чувство ответственности, обязательное не только для принца, но и для отпрыска любой высокопоставленной семьи. — И только судьба спасла герцога Норфолка от смерти, которая оказалась бы последней в царствование славного короля Генриха.

— А Тони — один из тех, кто тебе близок?

— Да. — Сарказм в ее голосе он проигнорировал.

«Это было совершенно естественно для него», — осознала Вики, и она не могла отрицать, что Тони отзывался на такое отношение столь же естественно, как никогда не реагировал на помощь с ее стороны. Она испытывала искушение спросить: «А кем являюсь я?», но удержалась. Ответ вампира, возможно, привел бы ее в ярость, хотя, если начистоту, она не имела представления, каким должен был быть устраивающий ее ответ.

Вики ненадолго занялась исследованием решетки кондиционера.

— Расскажи мне о вервольфах. Определенно, гораздо более безопасная тема.

— С чего я должен начать?

Вики задумалась.

— А что, если начать с элементарного? Мне не преподавали ликантропию[2] в Полицейской академии.

— Хорошо. — Генри постучал пальцами по рулевому колесу и на мгновение задумался. — Для начала ты должна забыть все, что когда-либо видела в кино.

Если тебя укусит волк, самое неприятное, что с тобой может произойти, — сильное кровотечение. Люди не могут стать оборотнями.

— Из чего следует, что оборотни не люди.

— Да, они не люди.

— Кто же тогда — маленькие пушистые создания с альфы Центавра?

— Нет, согласно их самым древним легендам, они прямые потомки волчицы и древнего бога охоты. — Фицрой помолчал, сжав губы. — Эта теория хорошо согласуется с поверьями всех стай, хотя в разных стаях имена бога различные. Со временем вервольфы стали называть себя избранниками Дианы, охотничьей стаей этой римской богини. Христианство добавило историю Лилит, первой жены Адама, которая, оставив райские куши, возлегла с волком, которого Бог сотворил в пятый день, и родила ему детей.

— Ты веришь в это?

— Есть множество вещей на небесах и на земле, которые и не снились вашей мудрости.

Вики фыркнула:

— Уклончивый ответ, да еще и неправильно процитированный.

— Ты так считаешь? Между прочим, я слышал это в оригинале. Пришлось изрядно потрудиться, убеждая Шекспира не называть бедного принца Иолаффом. — Генри говорил совершенно серьезно, но на самом деле посмеивался над ней. — Иолафф, принц Датский. Можешь ты себе представить такое?

— Нет. И меня вовсе не заботят на самом деле мифические вервольфы. Мне хотелось бы знать, с чем я могу встретиться сегодня вечером.

— Что ты знаешь о волках?

вернуться

2

Ликантропия — превращение человека в волка (фольк)

11
{"b":"11444","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Видок. Чужая месть
Официантка
Скажи, что будешь помнить
Эпоха Ренессанса
Убежище
Цирк семьи Пайло
Хранитель персиков
Ее последний вздох