ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понимаю. — И она действительно понимала, а потому и не была оскорблена этим вопросом. — Хотя кто-то, очевидно, об этом все-таки знает.

— Да. — Как такое простое односложное слово можно прорычать, Вики не в состоянии была вообразить. Но так и было. — На этой территории есть три человека, знающих о нашей стае. Престарелый доктор в Лондоне, местный егерь и напарник Колина.

— Колин — полицейский. — Вики извлекла из глубин своей сумки блокнот и ручку. — Роза и Питер говорили о нем.

Казалось, Дональд был скорее смущен, чем горд.

— Мой старший сын. Он единственный из нас занимается тем, что вы, люди, считаете работой.

— Он первым окончил среднюю школу, — пояснила Надин. Заметив удивление на лице Вики, она добавила: — Вообще-то мы считаем школу очень… напряженным, знаете ли, моментом. Большинство из нас бросают ее при первой возможности. — Губы ее изогнулись в нечто такое, что Вики могла бы определить как улыбку. — Проблема в том, что нам стараются затруднить уход, в то же время создавая условия, при которых оставаться еще сложнее.

— Мир становится все теснее, — спокойно произнес Генри. — Вервольфы вынуждены интегрироваться. Раньше или позже тайна их существования все равно будет раскрыта — Он не сомневался в том, как его смертные «братья» станут относиться к вервольфам; их будут считать животными, если вообще позволят им существовать. Когда столь незначительный вопрос, как цвет кожи, воспринимается как важное различие, какой шанс для выживания остается у оборотней?

Вики думала почти о том же.

— Хорошо. — В ее голосе звучало желание прекратить это обсуждение. — Будем надеяться, что подобное произойдет не скоро. Лично я удивляюсь, как вам удалось свести этот список всего к трем именам.

Стюарт пожал плечами, мускулы волной прокатились под толстым ковром из черных волос, покрывавшим его грудь.

— Мы живем уединенно, а люди охотно верят в то, во что желают верить.

— А также видеть то, что они желают видеть, — добавил Дональд, и кожа вокруг его глаз сморщилась от удовольствия.

— Или не видеть, — со смешком вмешалась Мэри. Остальные вервольфы — независимо от обличья — кивнули, соглашаясь, за исключением Тени, уснувшего, пристроив подбородок, как на подушке, на голом подъеме материнской ноги.

— А как насчет тех, кто может заподозрить, кто вы такие на самом деле? — осведомилась Вики. — убийцы почти всегда известны их жертвам. Те дела, когда они не знали своих убийц, обычно раскрыть не удается.

— Таких нет.

— Прошу прощения?

— Таких нет, — с нажимом повторил Стюарт.

Очевидно, он верил в то, что сказал, но Вики подумала, что вожак стаи живет в призрачном мире. Шум справа привлек ее внимание вниз, к двоим вервольфам на полу. Льдинка выглядела так, словно была не согласна с этим заявлением. «Или, быть может, она просто хочет отправиться погулять? Какого черта, как могу я узнать об этом?»

— Вы вступаете в контакты с людьми. По крайней мере младшие встречаются с ними постоянно. — Вики кивнула на обе пары близнецов. — А как обстоят дела с другими детьми в школе? С учителями?

— Мы не обращаемся в школе, — сказала Мэри.

Голова Дженнифер качнулась в поддержку сестры, ее рыжие волосы взметнулись.

— Мы не можем обращаться, когда одеты.

— И так как в школе вы носите одежду, то не можете там обращаться? — Казалось, девочки были довольны, что их гостья так быстро все усваивает. — Должно быть, это для вас серьезное испытание…

Мэри пожала плечами:

— Да нет, в общем-то.

— Неужели вам никогда не хочется рассказать людям, что вы можете делать? Показаться им в другом виде? — В последовавшем молчании рычание Стюарта прозвучало особенно громко и угрожающе. Девочки же выглядели так, словно она сказала что-то непристойное. — Прекрасно. Верю, что нет. — «Не суди их по человеческим нормам, Нельсон. Постарайся наконец это запомнить». — А как насчет близких друзей?

Льдинка и Ураган никак не отреагировали на ее слова. Мэри же и Дженнифер казались озадаченными.

— Мальчиков?

Обе девочки сморщили носики с одинаковым выражением отвращения.

— У людей неправильный запах, — кратко объяснил Стюарт. — Они никогда не становятся нам близкими.

— Потому что они пахнут неправильно?

— Да.

Вики решила не углубляться в этот вопрос Она действительно не была готова для обсуждения критериев интимной жизни оборотней, по крайней мере, не в этот ночной час. Но оставались, однако, два вопроса, которые следовало обсудить. Первый все еще вызывал у Вики неловкость, и, работая почти год самостоятельно, она до сих пор не научилась, как следует его обсуждать.

— Теперь о моем гонораре…

— Мы сможем заплатить вам, — сказал Стюарт и лишь кивнул, когда она назвала сумму.

— Прекрасно. — Вики сплела пальцы и в течение некоторого времени внимательно их разглядывала. — И еще одна вещь. Когда я обнаружу, кто это совершает, что за этим последует? Вы отдаете себе отчет, что этого человека нельзя будет привлечь к суду? По закону он не сможет считаться ответственным за убийство, если не будет раскрыта тайна вашего существования.

Стюарт улыбнулся и, несмотря на жару, Вики почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок.

— Он будет отвечать по нашему закону. По закону стаи.

— Вы имеете в виду месть?

— А почему бы и нет? Он убил двоих из нас безо всякой причины, без какого бы то ни было основания. Кто имеет большее право быть судьями и присяжными?

«И в самом деле — кто?»

— Другого способа остановить его и предотвратить следующее убийство не существует, — спокойно заметил Генри.

Он думал, что понимает нерешительность Вики, хотя этика шестнадцатого столетия легче воспринимала правосудие, противоречащее закону, чем подобные уложения двадцатого века.

Дело, как внезапно осознала Вики, сводилось к вопросу: чья жизнь имеет большую ценность — людей, находившихся в этой комнате, или маньяка, одного или нескольких, убивавшего их без малейшей причины одного за другим? При подобной постановке вопрос этот уже не казался столь сложным.

— Значит, в вашем списке есть три человека; мне хотелось бы проверить каждого из них.

— Мы уже их проверили, — вступил в разговор Дональд, но Стюарт прервал его.

— Слишком поздно начинать что-нибудь сегодня. Мы предоставим вам информацию завтра.

Как Вики уже сообщили, они пытались разобраться с этим делом сами после того, как была убита сестра-близнец Надин. Она не была удивлена, что вервольфы сами провели частичное расследование. Конечно, лучше бы, чтобы они этого не делали; по ее опыту, любители только все портили.

— Обнаружили что-нибудь подозрительное? — спросила Вики.

Стюарт вздохнул и провел рукой по волосам.

— Ничего, кроме того, что мы и так уже знали. Доктор Диксон — весьма пожилой человек; он хранил нашу тайну в течение сорока с лишним лет, и маловероятно, чтобы мог предать нас теперь. Артур Фортрин уехал на север в конце июля и не вернется в наши края до начала сентября. Остается только напарник Колина, Барри By, который обладает как соответствующим умением, так и возможностями.

Вики постучала ручкой по бумаге.

— Последнее не говорит в пользу этого человека.

— Да уж, совсем не говорит, — отозвался Стюарт.

— Эй, Колин! Подожди минутку…

Колин вздохнул и оперся на открытую дверь грузовика. Больше ничего ему действительно не оставалось; вскочив в кабину и с ревом умчавшись в облаке выхлопных газов, он определенно не улучшил бы положение дел. Вервольф следил за своим напарником, пересекающим темную автостоянку; тот пробирался между машинами, принадлежавшими полицейским, дежурившим в ночную смену. С насупленными бровями, образующими глубокую букву «V», Барри By очень походил на человека, который хотел бы получить недвусмысленные ответы на некоторые интересовавшие его вопросы — а именно этого как раз и пытался избежать Колин.

18
{"b":"11444","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Совет двенадцати
Сломленный принц
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Невеста по обмену
Соблазн
Единственный и неповторимый
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Позиция сверху: быть мужчиной