ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По своему опыту Вики знала, что именно самонадеянность выдает большинство секретов в мире.

— Да. Но Артур действительно оказался отличным парнем.

— Однако мог оказаться подлинным бедствием, — не унималась Вики.

Питер пожал плечами. Что было сделано, то сделано. Дело, конечно, касалось интересов стаи; но они предприняли меры, чтобы подобный инцидент никогда больше не повторился, и думать забыли об этом.

Она проследила, как Льдинка хрустнула кузнечиком, и задумалась, имеют ли вервольфы в различных обличьях различные вкусовые пристрастия.

— А как было с доктором?

— Доктор Диксон — древняя история, — ответил юноша, схватив на лету с высоты какое-то насекомое и так же бросив его в рот.

Вики сглотнула, борясь с подступающей волной тошноты. «Ладно, я полагаю, что получила ответ на свой вопрос — Затем она увидела выражение лица Питера — Маленький паршивец специально слопал эту гадость, чтобы нахамить мне». Она поправила очки и через пару шагов прихватила кузнечика со своих шортов; по счастью, он оказался маленьким.

Когда-то давно, на лекциях по выживанию, инструктор сообщил Вики, что многие насекомые вполне съедобны. Остается надеяться, что он не разыгрывал ее.

Разжевать оказалось непросто.

Как ни странно, кузнечик, которого она отправила в рот, имел вкус, несколько напоминающий вязкий земляной орех.

Изумление на лице Питера доказало, что это стоило сделать. Когда она в последний раз потрясла молодого человека до такой степени, то была значительно моложе, а мать куда-то уехала на уик-энд.

Майк Селуччи считал, что она на дух не переносит соперничества Несправедливое утверждение. Ей просто нравилось сохранять свое положение в списке лидеров. И уж конечно, ни одному подростку ни в чем не удастся обойти ее…

— Итак, — она вытащила что-то языком из-за щеки и быстро это проглотила, — ты рассказывал мне о докторе Диксоне?

— Ах да, верно… — Он искоса взглянул на Вики, но, очевидно, решил никак не комментировать происшедшее. — Когда наши дедушка с бабушкой после войны эмигрировали из Голландии, бабушка была беременна, вынашивала Сильвию и тетю Надин. Они уже добрались до Лондона, когда у нее начались схватки. Обычно мы не пользуемся услугами докторов, стая помогает роженице сама, если помощь необходима. Я ушел в амбар, когда Надин рожала Дэниела, но Роза за этим наблюдала.

Льдинка взглянула вверх при звуке своего имени. Она пробежала вперед и мочилась возле столба изгороди.

— Так уж произошло, — продолжал Питер, и ноздри у него раздулись, когда они проходили мимо столба, — что поблизости оказался один молодой доктор, и прежде чем дедушка смог вынести оттуда бабушку, оттеснил их обоих, а также отца, которому было всего около пяти, от толпы и привел в свой кабинет. — Юноша ухмыльнулся. — Представляете, какой шок его ожидал! Как только они остались наедине, дедушка обратился и уже готов был вцепиться ему в горло. К счастью для доктора, с одним из родившихся близнецов было не все в порядке, не знаю, в чем уж там было дело, — но доктор Диксон с наилучшей стороны показал себя как врач, и дедушка оставил его в живых. С тех пор он заботится обо всех наших медицинских делах.

— Незаменимый человек. — От количества «медицинских дел», необходимых в Канаде для получения одних только правительственных документов, можно было впасть в ступор. Оборотням повезло, что они наткнулись на доктора Диксона, когда он им понадобился. — Итак, остается один только Барри By.

— Да. — Питер глубоко вздохнул и почесал прядь рыжих волос в центре груди. — Но о нем вам лучше поговорить с Колином.

— Я так и намерена поступить. Но мне также хочется услышать и твое мнение.

Юный вервольф пожал плечами:

— Мне он нравится. Надеюсь, что это не его рук дело. Если все-таки виновником убийств окажется Барри, это убьет Колина.

— Как давно они стали напарниками?

— Да с самого начала. Он с ним вместе поступил в полицейскую школу.

Они дошли до второй изгороди. Льдинка спланировала через нее точно так же, как в первый раз. Питер просунул пальцы за резинку шортов, затем передумал и начал перебираться.

— Барри — нормальный парень Он относится к нам так же, как вы… — Повернув голову под немыслимым углом, Питер усмехнулся, посмотрев на Вики через плечо. — Поначалу слегка обалдел, конечно, но потом все стало вполне приемлемо.

Льдинка понеслась вперед, уткнувшись носом в землю. Пробежав примерно три четверти поля, она остановилась, села на задние лапы, задрала нос к небу и завыла. Этот звук поднял каждый волосок на теле Вики, а в горле у нее застрял ком такой величины, что его почти невозможно было проглотить. Откуда-то неподалеку пришел ответ; два голоса, обвиваясь один вокруг другого, сливались в волшебной гармонии. Затем Питер, все еще в человеческом образе, присоединил к дуэту свой голос.

К тому времени, когда вой постепенно стих, овцы определенно выглядели напуганными.

— Отец и дядя Стюарт, — прервал тишину юноша. — Они проверяют изгороди. — Он повернулся, слегка покраснев под загаром. — Видите ли, почти невозможно не присоединиться к…

Поскольку Вики сама почувствовала слабое желание — твердо подавленное — присоединиться к этому вою, она понимающе кивнула.

— Это то место, где произошло убийство?

— Да. Прямо здесь.

На первый взгляд «прямо здесь» ничем не отличалось от любого другого места на поле.

— Ты уверен?

— Разумеется, уверен. С тех пор дождя не было, и запах все еще сильный. Кроме того, — одной голой ступней он слегка коснулся скошенной травы, — я первым подбежал к телу Черного. — Льдинка прижалась к его ногам. Питер нагнулся и нежно притянул ее к себе за уши. — Похоже, я никогда не смогу об этом забыть.

— Вероятно, нет. — Быть может, Вики должна была сказать ему, что со временем это забудется, но сама она не верила в спасительную ложь, если могла обойтись без нее, даже ради собственного успокоения. Насильственная смерть кого-то близкого должна производить глубокое впечатление. Учитывая это, она мягко спросила: — Ты сможешь справиться с этим?

— Смогу, конечно. — Его рука все еще оставалась погруженной в густой мех на затылке Льдинки.

Оборотни все время прикасаются друг к другу, осознала женщина, и это свойственно не только молодым особям. Прошлой ночью вокруг кухонного стола трое взрослых почти постоянно вступали в физический контакт друг с другом. Вики не могла вспомнить, когда она в последний раз непроизвольно обняла мать. «И почему я задумалась об этом именно теперь?» Она разыскала в сумке свой блокнот и карандаш.

— Давайте тогда начнем.

Так, значит, Черный пересекал поле в этом направлении… Даже без описания, приведенного Питером, на траве осталось достаточное количество улик, доказывающих, что выстрел был произведен с южной стороны.

Вики присела на корточки, внимательно вглядываясь в деревья. «Блестящее заключение, мистер Холмс».

— Где была застрелена ваша тетя?

Питер остался сидеть; голова Льдинки лежала у него на коленях.

— На малом южном пастбище, примерно в том направлении, — указал он. Южное пастбище огибало угол леса — Черный шел оттуда.

— Подобным же выстрелом?

— Да.

Выстрелы в голову, ночью, по движущимся целям.. Кто бы ни был убийца, он был мастером своего дела.

— В каком положении лежало тело?

— Вот так.

Питер развернул Льдинку головой к северо-западу. Она спокойно перенесла столь бесцеремонное обращение.

Следы Искры шли с юга, и пуля скрутила ее в дугу, как и Черного.

Лес заповедника простирался к западу от малого южного пастбища.

— Думаю, мы можем с уверенностью предположить, что это тот же самый негодяй и он стрелял под прикрытием деревьев, — пробормотала Вики, желая оказаться на городской улице, ярко освещенной цепочкой фонарей. Деревья сдвигались и раскачивались, чего никогда не случалось с городскими зданиями, а с того места, где она стояла, они казались ей плотной стеной зеленого и коричневого и невозможно было разобрать, что за ними скрывается. Моросящая влага тумана скатывалась с волос и стекала вниз на спину. Кто-то мог наблюдать за ней сейчас, подняв ружье и прицеливаясь… «Ты становишься просто смешной. Убийства произошли ночью», — одернула себя Вики. Но она не могла заглушить внутренний голос, добавлявший: «Пока происходили».

22
{"b":"11444","o":1}