ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Древний ручной насос стоял на цементной платформе, вблизи задней двери. Карл провел ее к насосу через лужайку, заканчивая свой восторженный монолог о новом сорте роз, и тут же взялся за рукоятку.

— Ведро, оказывается, снова исчезло, мисс Нельсон. Думаю, вы не станете обращать на это внимания.

Вики широко улыбнулась.

— Я могла бы просто подставить голову под кран, если вы ничего не имеете против.

— Чувствуйте себя как дома.

Несмотря на свой явно преклонный возраст, насос работал гладко, подавая наверх чистую, холодную воду, слегка отдающую привкусом железа Вики не могла припомнить, когда в последний раз испытывала что-нибудь столь же прекрасное; внезапный восторг от увиденного, ударивший ей в затылок, начисто вымел многое из того, что удерживала ее память все утро. Если бы отверстие насоса находилось несколько выше, она бы вообще забралась под него.

Смахнув мокрые волосы с лица, она выпрямилась и указала на насос.

— А вы не желаете освежиться?

Карл не возражал, и они поменялись местами. Пришлось прилагать большие усилия на рукоятку, чем она ожидала, и Вики обнаружила, что налегает на механизм всей тяжестью тела. Очевидно, садоводство помогало ее пожилому благодетелю поддерживать себя в неплохой форме.

— Это просто невероятно, — пробормотала она. — Никогда не встречала ничего подобного.

— Вам нужно было увидеть мой сад на прошлой неделе. Тогда зрелище действительно было, без ложной скромности говоря, выдающееся. — Карл Бьен стоял, вытирая руки о штаны и с гордостью осматривая огромное красочное пространство. — Тем не менее, должен признать, и сейчас это смотрится неплохо. Буквально все. От «эй» до «зи», от астр до цинний.

Вики отступила назад: шмель с раздувшимися от цветочной пыльцы сумками пролетел, слегка петляя, прямо у кончика ее носа С этого места она могла видеть цветы, за ними овощи и далее — поле. Контраст был потрясающий.

— Как вам удается поливать такой большой сад? Должно быть, этим нужно заниматься постоянно.

— Вовсе нет. — Старик поставил ногу на цементную платформу, рукой опираясь о бедро. — Я пользуюсь подземной ирригационной системой, разработанной израильтянами. Просто отворачиваю кран, и система производит всю работу. Но в качестве резервной системы, чтобы не оказаться в затруднительном положении, я проложил в саду дополнительную линию водоснабжения — шланг длиной в несколько сот футов, в случае, если некоторым растениям нужно будет уделять больше внимания. Иногда даже Господу нужно оказывать некоторую помощь, чтобы Он мог творить свои чудеса. Позаботились ли вы, мисс Нельсон, о спасении души?

Вопрос был задан столь неожиданно, таким практическим тоном, что Вики потребовалось несколько секунд, чтобы осознать смысл сказанного, а после этого еще несколько, чтобы найти ответ, который, как она надеялась, будет верным.

— Я принадлежу к англиканской церкви. — По правде говоря, это не соответствовало действительности, но ее мать исповедовала эту веру. — До некоторой степени.

— Ах вот как… — Он кивнул, сходя с платформы. — Англиканская церковь.

Мокрая подошва кроссовки хозяина оставила на цементе отпечаток — концентрические полуокружности, — которые она в последний раз видела вдавленными в смолу на развилке сосны.

Тщательно сохраняя, чтобы не обнаружить внезапный выброс адреналина, нейтральное выражение на лице, Вики поставила на платформу ногу и нагнулась завязать шнурок на кроссовке. Под солнечными лучами отпечаток мгновенно высох, но совпадение было несомненным.

К несчастью, отпечаток, оставленный ею, оказался точно таким же.

Быстрый взгляд подтвердил, что оба они носили кроссовки одной фирмы. Не исключено, что половина жителей цивилизованного мира носила такие кроссовки.

«Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо!» Хорошие новости и плохие новости. Или плохие и хорошие. Она не была вполне уверена. Улики больше не указывали непосредственно на ступню Карла Бьена, но ее список подозреваемых, основывавшийся, по крайней мере, на отпечатке подошвы кроссовки, вырос на целые миллионы. Разумеется, существовали небольшие различия — размер, трещины в резине, изношенность подошвы — но возможность прямого сравнения испарилась буквально на глазах.

— С вами все в порядке, мисс Нельсон? Возможно, вам следует присесть ненадолго в тени.

— Ничего страшного. — Хозяин смотрел на нее с некоторым беспокойством, а потому она растянула губы в улыбке. — Благодарю вас, мистер Бьен.

— Ладно. Быть может, лучше всего было бы проводить вас туда, куда вы хотите. Если бы я мог предложить подвезти вас…

— А если ты не сможешь, это сделаю я.

Вики обернулась. Стоявший в дверях мужчина выглядел лет на тридцать, он был среднего роста, обычной внешности и гораздо более превышающей обыкновенно присущую людям самоуверенности. Он смотрел на нее с нескрываемым вожделением, его поза, несомненно, предназначалась для демонстрации ей достоинств его мужественного телосложения, которое, она признала, на самом деле было неплохим. Если, конечно, вы предпочитаете мужчин, обожающих игру в сквош и регулярно посещающих фитнес-клубы… Ей такие не нравились.

Нацепив пару дорогих солнцезащитных очков, он вышел на солнечный свет, его волосы сверкали, как полированное золото.

«Держу пари, этот тип их высветляет». Быстрый взгляд показал, что он носит синие кожаные туфли на платформе. Без носков. Вики терпеть не могла вид ботинок без носков. Хотя велика вероятность, что у него есть пара кроссовок, она все же сомневалась, что этот красавчик пожелал бы испортить свой маникюр, влезая на дерево. Это было досадно, так как он казался именно такой персоной, которую она без особых угрызений совести скормила бы вервольфам.

Женщина услышала, как подавленно вздохнул Карл.

— Мисс Нельсон, позвольте представить вам моего племянника, Марка Уильямса.

Молодой человек широко улыбнулся:

— Единственным пристрастием моего дяди является садоводство, не считая наблюдения за птицами и спасения душ.

Затем он направил обаяние своей улыбки на Вики.

«Явно видна работа дорогого дантиста», — подумала она, машинально отдирая кусочек засохшей смолы со своей футболки и пытаясь не выглядеть слишком настороженной.

— Мисс Нельсон заблудилась в заповеднике, — кратко пояснил старик. — Я только что предложил отвезти ее домой.

— Думаю, ты должен позволить мне сделать это. — Голос Марка только что не ласкал ее и несколько зашел за пределы того, что Вики считала уже оскорбительным. — Насколько я знаю своего дядю, как только ему удается остаться в машине наедине с прелестной женщиной, он сразу же начинает читать ей проповедь.

— Прошу вас, не затрудняйтесь. — Ее тон превратил эти слова скорее в команду, чем в учтивый ответ, и на лице Марка отразилось замешательство. — Если вы не возражаете… — продолжала она, повернувшись к Карлу.

Выслушать проповедь устраивало ее намного больше, чем оказаться в одной кабине с Марком. Он страшно напоминал ей одного сутенера, которого ей пришлось арестовывать.

— Вовсе нет. — Старик продемонстрировал недюжинный талант лицедея, сохраняя невозмутимое выражение лица, но Вики уловила искорку в его глазах и подозрительное дрожание кончиков усов. Он указал рукой в направлении подъездной тропинки и предложил гостье ему предшествовать.

Машины соответствовали своим владельцам. Черный джип последней модели с золотыми накладными деталями, шикарным интерьером салона, окном на крыше и ржавчиной по низу дверей — это практически было воплощением Марка. Десятилетний бежевый седан, недавно отполированный, так же очевидно — хотя и не столь громогласно — заявлял о принадлежности Карлу Бьену.

Вики уже взялась за дверную ручку, когда Марк окликнул ее:

— Эй! Я ведь даже не знаю вашего имени.

Она обернулась, и температура воздуха, соприкоснувшегося с ее улыбкой, стремительно упала.

— Правильно — ведь я вам его не назвала, — ответила Вики и уселась в машину.

Ее поразила очень дорогая стереосистема, установленная в салоне.

27
{"b":"11444","o":1}