ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она все равно не соответствовала его типу женщин. Ему такие дылды не нравились, а привлекали покладистые, жаждущие подчиняться. Такие женщины — он мог поручиться — не станут кричать, призывая полицию, при мелком отступлении от принятых норм поведения.

— Что мне нравится в таких женщинах, так это то, что они не смогут оставить меня ни с чем. — Он отхлебнул большой глоток пива и посмотрел в кухонное окно на поля, сверкающие под лучами солнца. — Дерьмо. — Он вздохнул. — Во всем виновата Аннетт.

Если бы Аннетт не вздумалось провалить маленькую симпатичную махинацию, которую он затеял вблизи Ванкувера, ему не пришлось бы избавляться от нее так быстро, что он вынужден был даже нанять профессионального киллера. И небрежного притом. Марк содрогнулся при мысли, как близко он оказался к угрозе провести свои лучшие годы за решеткой. По счастью, он сумел устроить все так, что его подельник скончался, приняв на себя всю вину. Он едва успел прикрыть дело, реализовать большую часть полученной прибыли и убрался из этого захолустья прежде, чем семья этого человека явилась затребовать свою долю.

— И таким образом я обнаружил себя в заднем проходе цивилизации.

Покончив с пивом, Уильяме зевнул. Могло, впрочем, быть и хуже; ночи, по крайней мере, сулили редкую забаву. Ухмыляясь, он швырнул пустую банку в ящик. Полученное прошлой ночью удовольствие доказало, что его мастерство не претерпело изменений.

Второй зевок угрожал вывихом челюсти. Он оставался на ногах почти до самого утра и был разбужен непристойно рано. Может быть, следовало сейчас немного вздремнуть. «Не хотелось бы, чтобы в решительный момент дрожали пальцы. Кроме того, — подумал Марк, поднимаясь наверх, — предстоит еще одна чертова работа, и сделать ее нужно до темноты».

Когда непомерно разросшаяся живая изгородь из кустов сирени совершенно закрыла вид с дороги, Вики молча протянула Питеру его шорты.

— Спасибо. Чем вы там занимались со стариком Бьеном?

— Я вышла из леса в его владениях. — Это заявление, разумеется, не могло причинить вреда, если Питер поверит, что она ненамеренно выбрала это направление. — Он предложил довезти меня до вашей фермы.

— Ох. Хорошо, что дядя Стюарт не увидел его.

— Твой дядя действительно прогнал мистера Бьена?

— Ну да, и, не останови его вовремя тетя Надин, он, возможно, напал бы на него.

Вики почувствовала, как ее брови поползли вверх, и она повернула голову, чтобы взглянуть на Питера. Женщина привыкла к бесплотным голосам людей, идущих с ней рядом, но иногда необходимо было видеть их лица.

— Он хотел напасть на него из-за различий в религии?

— Это вам рассказал старик Бьен? — фыркнул Питер. — Дженнифер и Мэри было шесть, может семь, и тетя Надин донашивала Дэниела. Бьен зашел к нам — тогда он частенько наведывался, все пытался спасти наши души, и это страшно выводило всех нас из терпения — и начал разглагольствовать об адском огне. Я не знаю, что именно он говорил, меня там не было, но он действительно напугал девочек, и они начали завывать. — Брови юноши опустились, а уши прижались к черепу. — Не следует так вести себя со щенками. Так или иначе, дядя Стюарт не стерпел, и на этом все закончилось. Больше он не приходил.

— Его это сильно разозлило, — вздохнула Вики.

— Не столько его, сколько дядю Стюарта.

— Но, должно быть, ты иногда встречаешь его случайно…

Питер выглядел растерянным.

— Почему я должен его встречать?

Вики на миг задумалась. Действительно, почему? Она тоже не видела двоих молодых людей, поселившихся в квартире в цокольном этаже ее дома, с того самого дня, как они въехали. Если в течение почти трех лет она не сталкивалась с ними в вестибюле, хотя у них общая дверь… «Ну что ж, с тем более высокой вероятностью можно никогда не встретиться с кем-нибудь здесь, на этом огромном пространстве».

— Ладно, не бери в голову.

Юноша пожал плечами, и великолепные брызги золотисто-рыжих волос у него на груди засверкали на солнце.

Они дошли до конца лужайки, и Вики элегантно облокотилась на громадное дерево, стерегущее вход на лужайку. Утирая капли пота со лба, она раскрыла рот, чтобы спросить, куда подевались все остальные, когда Питер, запрокинув назад голову, без слов пробежал голосом вверх и вниз двойную октаву.

— Роза хочет вам что-то рассказать, — сказал он в качестве объяснения.

Роза хотела рассказать ей о Фредерике Кляйнбайне.

— Я думаю, она дает волю воображению, — высказался Питер, когда сестра закончила свой рассказ. — Что вы об этом думаете, мисс Нельсон?

— Я думаю, — ответила Вики, — что лучше бы мне побеседовать с мистером Кляйнбайном.

Она не добавила, что сомневается, что дерево упало, именно в тот момент и таким образом по естественным причинам. Без особых размышлений женщина могла привести по меньшей мере два способа, как сделать это, не оставив запаха, по которому вервольфы могли бы отыскать виновника содеянного. Если бы Питер действительно отправился за помощью, она не сомневалась, что, вернувшись, он нашел бы свою сестру застреленной таким же образом, как были убиты Искра и Черный. А это означает, что система действии убийцы не является жестко связанной с тем деревом в лесу. Что серьезно усложняет дело.

«Надо благодарить Бога за Фредерика Кляйнбайна». Его появление, несомненно, спасло жизнь Льдинке и одновременно исключило этого человека из списка подозреваемых.

Подведя итоги, она подумала, однако, что неплохо было бы все же потолковать с ним.

Роза окинула брата торжествующим взглядом.

— Его дом сразу за перекрестком. Я могу рассказать вам, как туда проехать, если вы захотите воспользоваться машиной Генри.

— Машиной Генри?

— Да. Это примерно в трех с половиной милях, может быть, чуть дальше. На четырех ногах это недалеко, но для двух…

Питер наклонился вперед, ноздри его раздулись.

— Что-то случилось? — спросил он, обращаясь к Вики.

«Ничего не случилось. Но, как я и подозревала с самого начала, я опять оказываюсь совершенно беспомощной. Вы видите, а я — нет. То есть, не могу видеть. И я не могу водить машину. Какого черта надеяться, что я смогу хоть что-то сделать и что я смогу сказать вам… »

От неожиданности женщина едва не подскочила: Роза потянулась к ней и стала поглаживать ее руку, мозолистыми пальцами дотрагиваясь до потной кожи. Вики поняла, что к ней прикасались, чтобы утешить — не из жалости, и потому удержалась и не отдернула руку.

— Я не вожу машину. — Она произнесла это твердым тоном, чтобы унять дрожь в голосе. — У меня проблемы со зрением.

— Ох, и все дело в этом? — Питер распрямился с облегчением. — Так бы сразу и сказали. Мы отвезем вас. Только сбегаю за ключами.

Он улыбнулся, сверкнув ослепительными зубами, и размашистыми шагами направился к дому.

Вики смотрела, как юноша исчез в кухне, затем повернулась, чтобы взглянуть на улыбающуюся Розу, довольную, что проблема решена. «Не суди о них по человеческим нормам». Фраза быстро становилась неким рефреном.

— … Во всяком случае, дядя Стюарт говорит, что если вам нужны дрова, это дерево — ваше.

— Очень хорошо. Скажите своему дяде, я заберу его, как только спадет жара — Фредерик Кляйнбайн провел по потному лицу ладонью мясистой руки. — Ах да. У меня поспела поздняя малина, и ягоды уже начинают гнить, потому что я слишком толст и ленив для того чтобы собирать ее; вас это не интересует?

Близнецы обернулись к Вики, та пожала плечами.

— Только не просите меня помочь. Я постою здесь в тени и побеседую с мистером Кляйнбайном. — А мистеру Кляйнбайну, весьма очевидно, в свою очередь хотелось поговорить с ней…

— Итак, — начал тот моментом позже, — вы приехали сюда в гости из города. Вы давно знаете Хееркенсов?

— Совсем не знаю. Я друг их знакомого. А вы их хорошо знаете?

— Не могу сказать, что так уж хорошо. Нет. — Он взглянул на Розу и Питера, которые почти скрылись в густых зарослях малинника — Они держатся отдельно, это семейство. Не то чтобы недружелюбно, но на расстоянии.

29
{"b":"11444","o":1}