ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В голове к тому времени, когда оборотни доставили его в дом, почти прояснилось. Сверхъестественные способности вампира медленно, но верно возвращали его к жизни.

Он уже мог видеть Вики, ожидающую их на веранде, беспокойно всматривающуюся в темноту. Его подруга выглядела более женственной и более беззащитной, чем когда-либо ему приходилось видеть. Когда Стюарт с Дональдом проносили его в дом, она протянула руку и слегка прикоснулась к щеке Генри.

— Что, черт возьми, с тобой случилось? — спросила она, нахмурившись.

— Разумеется, я тебя понимаю!

Марк Уильяме глотнул еще немного виски из стакана, который держал в руке.

— Я вернулся немного раньше после игры в покер с друзьями и увидел, как мой престарелый дядюшка тайком ускользает из дома посреди ночи, таща.. — Он указал рукой на винтовку, лежавшую теперь в разобранном виде на столе. — Бог знает что…

— Бог знает, — спокойно прервал его Карл, проводя промасленной тряпкой вдоль ствола.

— Прекрасно. Бог знает. Но я не знаю. И, — он стукнул уже пустым стаканом об стол, — после всего того, чему я только что стал свидетелем, думаю, что заслужил хоть какое-то объяснение.

Карл посмотрел на племянника снизу вверх, затем вздохнул:

— Сядь.

— Ладно. Я сяду. — Марк с размаху плюхнулся на кухонный стул. — Говори. Какого черта тебе взбрело в голову там охотиться, и что за чудовище на меня напало?

С тех самых пор как Господь открыл ему, кто живет на ферме Хееркенсов, и позволил ему узнать, в чем заключается его долг, Карл Бьен опасался, что у него не хватит сил. Он был старым человеком, старше, чем выглядел, и Господь возложил на него ужасное бремя. Его племянник был не тот человек, у которого можно было попросить помощи, чтобы нести этот крест, но пути Господа неисповедимы, и, очевидно, Марк также был избран. Старик предположил, что это имело определенный смысл: мальчик был его единственным оставшимся в живых родственником и, нажав на курок сегодня ночью, доказал, что у него хватило сил вступить в борьбу. Возможно, его собственные прегрешения будут смыты кровью нечестивца, которого он должен был помочь уничтожить.

Карл укрепился в своем решении — вынул три патрона, которые приготовил и хранил в жилетном кармане, и выложил их на стол. Они мерцали при верхнем свете, словно крошечные ракеты.

— Черт бы меня побрал! Да ведь это серебро!

— Верно.

Марк, погладив пальцем головку пули, рассмеялся — в его смехе были явно слышны истерические нотки.

— Ты пытаешься сказать мне, что охотишься на оборотней?

— Именно так.

Среди внезапно наступившего молчания тиканье кухонных часов звучало неестественно громко.

«Старина, вижу, совсем спятил. Лишился остатков своего невеликого умишка. Оборотни! Да он просто сумасшедший».

А затем Карл заговорил. О том, как вышел понаблюдать за птицами прошлой весной и случайно впервые увидел обращение. Как за остальными обращениями стал следить уже специально. Как он опознал дьявольское создание. Понял, что именно поэтому никто из этой проклятой семьи никогда не посещал дом Господа. Понял, что они не Божьи создания, а творения Сатаны, посланные Нечистым для распространения тьмы по всей земле. И постепенно пришел к пониманию своего долга.

Их нужно послать обратно в ад. И они должны быть низвергнуты туда в том обличье, которое не было бы осмеянием образа Божьего. Это следует сделать тайно, под покровом ночи, чтобы Нечистый дух не смог остановить его.

К своему удивлению, Марк обнаружил, что верит дядюшке. Это была самая сверхъестественная чертова история, которую он когда-либо слышал, но она, несомненно, звучала правдоподобно.

— Вервольфы, значит, — пробормотал он, покачивая головой.

— Создания Нечистого, — согласился с ним Бьен.

— А ты убиваешь их?

И это старик, который утверждает, что, съедая гамбургер, ты совершаешь грех?

— Я отправляю их обратно, к их нечестивому хозяину. Демонов невозможно убить по-настоящему.

— Но ты отправляешь их туда с серебряными пулями в голове?

— Серебро — это металл Господа, ведь им заплачено за жизнь Его Сына.

— Господи Иисусе!

— Не поминай имя Господа всуе.

Марк опустил взгляд на винтовку, уже вычищенную и собранную, затем снова посмотрел на дядю. Старик был явно ненормален — это следовало запомнить. Прекрасно вооруженный сумасшедший — и потрясающий стрелок при этом.

— Да. Извини. Ну а как насчет того, что произошло в лесу сегодня ночью?

— Я не знаю. — Карл переплел пальцы рук и вздохнул. — Я стрелял в это существо, чтобы защитить тебя.

Капли пота покрыли лоб Марка, а сердце отчаянно заколотилось, когда он вспомнил. На мгновенье он подумал, что может снова утратить контроль над мочевым пузырем. Сегодня ночью он заглянул в глаза Смерти и, как бы страстно ему ни хотелось, никогда не забудет, как ее ледяные пальцы сомкнулись у него на шее. То переживание, примитивное и ужасающее, позволило легче принять остальное.

— Быть может, — предположил он, с усилием сглатывая слюну, — то был сам Сатана, который пришел проведать своих подопечных.

Карл задумчиво кивнул:

— Возможно, но, если это так, я должен оставить его Господу.

— Легко сказать. — Марк отер влажные руки о джинсы. — Он ведь приходил не за твоей жизнью. А что ты думаешь об этой бабе?

—О ком ты говоришь?

— Да о той крошке Нельсон, которая заблудилась сегодня утром.

— Невинный случайный свидетель, не более того, ты не должен впутывать ее в эту историю.

Но Марк помнил кусочки сосновой коры, приставшие к футболке «случайного свидетеля», и слова дядюшки его не слишком убедили.

— Ружье тридцатого калибра с такого расстояния должно было полностью размозжить твое чертово плечо. — Вики закрепила конец марлевой повязки и хмуро взглянула на свою работу. — Никоим образом ключица не могла отклонить подобный выстрел.

Генри лишь усмехнулся скептическому недоверию, прозвучавшему в ее голосе. Боль стала уже почти терпимой, а повреждение оказалось гораздо меньшим, чем он опасался. Теоретически он был способен восстановить даже утраченную конечность, но не испытывал ни малейшего желания проверить подобную теорию на практике. А сломанная ключица и солидный кусок плоти, вырванный из плеча, — с этим он мог жить.

— У созданий, подобных мне, кости более крепкие, чем ваши, — сказал он, пытаясь разогнуть руку.

Вики показала ему кулак и, похоже, была готова пустить его в ход, так что он благоразумно оставил это занятие.

— Крепче, говоришь? — Она фыркнула — Да это хренов титан!

— Не совсем так. Титан бы не сломался. — Вампир вздрогнул, когда Дональд вытащил еще один кусок картечи у него из бедра, затем снова обернулся к Вики. — Ты сознаешь, что начинаешь выражаться на редкость грязно, когда обеспокоена?

— Что за проклятую чепуху ты несешь?

— За последний час я услышал от тебя больше ругательств, чем за все время нашего знакомства.

— Вот как? — Она разорвала пакет первой помощи, приложив к этому нехитрому действию явно излишнее усилие. — Ладно, у меня были поводы для сквернословия, не так ли? И сейчас еще есть. Я никак не могу понять, как это случилось. Предполагалось, что по ночам ты обладаешь сверхъестественными способностями. О чем, собственно говоря, ты думал?

Фицрой не усматривал особой причины, чтобы солгать.

— О тебе. О нас с тобой, вернее. О том, что между нами произошло.

Глаза Вики угрожающе сузились.

— Вот что значит настоящий мужчина. Четырехсот пятидесяти проклятых лет отроду, а он все еще думает своими яйцами.

— Пустяки. — Дональд выпрямился и кинул пинцет в миску с картечью. — Еще несколько часов, и будешь как новенький. Некоторые мелкие раны уже полностью затянулись.

— Вы прекрасно управляетесь с этим, — заметил Генри, приподнимая немного ногу, чтобы осмотреть ее получше.

Старший из Хееркенсов пожал плечами:

37
{"b":"11444","o":1}