ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вики опустилась на стул рядом с ним.

— Гараж был сегодня закрыт, воскресенье и все такое, а потому я поговорю с механиком завтра — Она оперлась локтями на стол и всмотрелась ему в лицо. — Ты относишься весьма терпимо ко всему этому. Если бы кто-то разбил вдребезги мой «БМВ», я была бы вне себя от ярости.

— Четыреста пятьдесят лет помогают иначе смотреть на собственность, — объяснил вампир. — Познаешь, что не следует слишком привязываться к вещам.

— Или к людям? — бесстрастно спросила Вики.

Улыбка исчезла с его губ.

— Нет, этому я так никогда и не смог научиться. Хотя иногда и пытался.

Вики не могла представить, как можно видеть тех, кто тебе дорог, стареющими и умирающими, и продолжать жить дальше без них. Она недоумевала, откуда Генри черпает силы. И это настроило ее на определенные размышления…

— Как ты себя чувствуешь? — Она осторожно поправила повязку на его левой руке.

— Болит бедро, голова тоже болит, а плечо страшно чешется — заживает. — В голосе Фицроя было больше разочарования, чем боли. Теперь, когда его подруга находилась столь близко…

— У тебя такой взгляд…

— Какой взгляд?

— Будто ты прислушиваешься к чему-то.

К ее сердцебиению. К звуку ее крови, пульсирующей под самой кожей.

— Мне лучше уйти.

Женщина поднялась вместе с ним.

— Нет, Вики.

Она вовремя вспомнила, что не следует поднимать брови.

— «Нет, Вики?» Генри, тебе необходимо подкрепить силы. А мне нужно расслабиться. Я взрослая женщина, и если считаю, что могу уделить тебе еще несколько глотков своих драгоценных телесных жидкостей, у тебя нет оснований для спора.

Генри открыл было рот, потом снова прикрыл его и сдался. Для излечения используют все имеющиеся в наличии резервы, а голод был слишком сильным, чтобы ему противостоять. По крайней мере именно так оправдывал свои действия вампир, когда они поднимались по лестнице.

— Как ты мог? Как, черт тебя подери, ты по смел? — Барри By не мог припомнить, чтобы он ког да-нибудь испытывал такую ярость. — Ты, хренов сукин сын, ты действительно верил, что я могу сотворить что нибудь подобное?

Колин отчаянно пытался сдержаться, хотя чувствевал, в общем-то, что согласен с донельзя разгневанным Барри. Вечером его забрали с патрулирования для выполнения специального задания, и это была первая возможность поговорить с другом.

— Ты плохо меня слушал — я сказал, что не верю в то, что это твоих рук дело!

Барри стукнул ладонью по капоту грузовика Колина.

— Но и не был так уж уверен, что я этого не делал! Понадобилось вмешательство проклятого детектива из полиции Торонто, чтобы убедить тебя!

— Ты должен признать, что свидетельство…

— Я не должен признавать это дерьмо! — Он с шумом прошагал прочь с полдюжины шагов, развернулся и затопал обратно. — И еще одно: какого черта ты стал обыскивать мой дом?

— А ты полагаешь, я должен был ровно сидеть на заднице и ждать, пока негодяй выстрелит снова?

— Ты мог, черт тебя подери, сказать мне!

— Я не мог, черт подери, сказать тебе!

— Привет!

Ни один из них не услышал, как подкатила машина. Оба полицейских повернулись одновременно, плечом к плечу встали в оборонительную позицию и потянулись к своим пистолетам.

«Которых ни у кого из них при себе не было». Селуччи сардонически выгнул бровь. Как удачно для всех нас троих.

— Вам лучше бы подыскать себе другое место для выяснения разногласий. Офицеры полиции, ругающиеся на автостоянке полицейского участка, производят плохое впечатление на граждан. — В свое время один сержант высказался подобным образом в адрес его и Вики.

Ни Барри, ни Колин не тратили времени на размышления, как незнакомец узнал, что они полицейские, поскольку формы на них все-таки не было. Они были молоды и служили в полиции не так уж долго. Но вряд ли их можно было назвать непроходимыми тупицами.

— Разумеется, сэр! — выпалили оба копа в унисон, почти мгновенно, хотя и не стали вытягиваться по стойке «смирно».

Селуччи скрыл улыбку.

— Я разыскиваю одного человека. Женщину. Ее зовут Вики Нельсон. Она частный детектив из Торонто. Работает для людей, владеющих овцеводческой фермой к северу от города. Думаю, что в настоящее время она будет вступать в контакт с местной полицией для получения информации или по другому поводу. Вы могли бы мне помочь?

Колин подошел к машине, пытаясь сохранить на лице безучастное выражение, которое могло бы скрыть испытываемое им беспокойство.

— Извините меня, сэр, но почему вы ее разыскиваете? У этой дамы неприятности?

«Джек-пот с первой попытки! Возможно, именно этот взъерошенный юнец влез для нее в полицейские файлы».

— Я ее друг. И я располагаю информацией о человеке, с которым она сюда приехала.

— О мистере Фицрое? — На лице молодого полицейского появилось беспокойство.

Барри нахмурился, услышав, какой оборот приобретает разговор, и подался вперед, готовый прийти Колину на помощь, если будет необходимо.

— Вы знаете его?

— Знаю, конечно. — Барри слегка удивился перемене в тоне Колина и еще более удивился, когда он продолжил: — Я Колин Хееркенс. Генри Фицрой и мисс Нельсон находятся на ферме моей семьи, — И затем принялся объяснять, как до нее добраться. Напарник почувствовал скрытое смущение в поведении Колина, что заставило его еще более встревожиться. Как только машина отъехала, Колин громко рассмеялся и хлопнул приятеля по спине.

— Поехали. — Он рванул переднюю дверь грузовика и забрался в кабину. — Ведь ты не собираешься пропустить это!

— Пропустить что?

— То, что произойдет, когда этот тип попадет на ферму.

— А что случится?

Колин закатил глаза.

— Да что с тобой, приятель? Я всегда знал, что твой нос ничего не стоит, но я не могу поверить, что ты не чуешь этого. Парень просто сгорает от ревности. — Он перегнулся и открыл пассажирскую дверь. — Знаешь, если бы ты научился наконец разбираться в невербальных проявлениях, ты был бы лучшим из копов.

— Вот как? — Барри вслед за напарником забрался в машину. — А если бы я захотел служить в собачьем отряде, то непременно присоединился бы к нему. — Он откинулся на спинку сиденья и пристегнул ремень безопасности. — Мне все еще хотелось бы узнать, что произойдет, когда он попадет на ферму.

— Накинется на меня, скорее всего. — Колин сверкнул зубами, заворачивая за угол. — Но это должно быть интересно.

— Ты думаешь, все это страшно весело, не так ли?

— Мы считаем большинство вас, людей, ужасно смешными. Так что посмеемся хоть немного вместе.

— Совратитель юных овечек!

— Узкоглазая зараза!

— Знаешь, Колин, твой дядя, возможно, будет не слишком доволен тем, что ты послал парня к вам на ферму. — Барри By постучал пальцами по приборной доске и бросил на напарника многозначительный взгляд. — Я хочу сказать, ваша семья не водит компанию с посторонними вообще и особенно сейчас…

Колин помрачнел.

— Вообще-то, ты прав. Я отреагировал на его запах и на сложившуюся ситуацию. А дядя Стюарт запросто может вцепиться ему в горло. — Он глубоко вдохнул сквозь зубы. — Боюсь, я поступил опрометчиво.

— Это твоя наименее достойная черта. И именно это свойство будет мешать твоему продвижению по службе, держать тебя на улице, в униформе.

Барри сомневался, что Колин когда-нибудь поднимется выше должности констебля, а иногда размышлял, как вервольф отреагирует, когда его самый близкий приятель, в отличие от него самого, получит повышение.

— Барри, я хотел рассказать тебе.

— Знаю. Проехали. — Он понимал, что его напарник имел в виду: вервольфы почти постоянно живут «здесь и сейчас». Для него самого времени потребовалось бы несколько больше.

10

«Это просто смешно. Сейчас половина двенадцатого. Скорее всего, Вики уже спит. — Селуччи сидел в машине и смотрел на темную громаду фермерского дома. — Или, по меньшей мере, уже в постели. — Он решил не развивать эту тему дальше. — В кухне горит свет. Значит, кто-то еще не спит. Я мог бы, по крайней мере, удостовериться, что это правильный… Более милосердный!»

44
{"b":"11444","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неправильные
Великий Поход
Сантехник с пылу и с жаром
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Река сознания (сборник)
Метро 2035: Стальной остров
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения