ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тяжко дыша, тот посмотрел вниз, на пистолет, будто никогда прежде его не видел.

— Сколько мне еще твердить, убери его, Майк.

Селуччи взглянул на нее, и брови его нахмурились, сходясь в глубокое «V».

— Это полное безумие, — проговорил он.

— Существует совершенно простое объяснение, — сказала ему Вики, осторожно подходя ближе. Она могла бы незамедлительно отскочить, если бы в этом возникла необходимость. Если бы повезло, Майк слегка бы промедлил, прежде чем выстрелить в нее, и она смогла бы его обезоружить.

— Ну хорошо. — Он откинул со лба прядь волос — Давайте выслушаем это объяснение.

Женщина оглянулась в сторону Надин, пожавшей плечами.

— Попробуйте, — сказала она — Если считаете, что ваш друг сможет справиться с этим.

Вики подумала, что у нее нет особого выбора, по крайней мере, пока они не добьются, чтобы этот пистолет не вернулся на то место, где ему положено быть.

— Так в чем заключается твое простое объяснение? — настаивал Селуччи.

Она встретилась с ним взглядом и сказала, констатируя факт, настолько просто, насколько могла:

— Вервольфы.

— Вервольфы, — повторил он бесстрастным тоном, затем нагнулся и вложил револьвер в кобуру, одернув джинсы на ноге, прежде чем выпрямиться. Он взглянул вниз на Тень, тершегося о бок отца, на Урагана и Льдинку, делавших то же самое, а затем, поверх них — на Генри.

— Вы тоже? — спросил Майк.

Тот покачал головой:

— Нет.

Селуччи кивнул:

— Хорошо.

Он глубоко вздохнул и принялся извергать ругательства. На итальянском. Он продолжал почти три минуты, причем умудрился употребить слова и целые фразы, которыми не пользовался с самого детства. Большинство их он выкрикивал в адрес Вики, которая терпеливо ждала, когда его запас будет исчерпан.

Генри, свободно говоривший на итальянском, пусть и несколько архаичном, умеренно потрясенный, отметил, что полицейский слегка повторяется, добавляя различные прилагательные к одному и тому же богохульству.

Словарь Селуччи исчерпал себя как раз в тот момент, когда огни «скорой помощи» свернули на подъездную дорожку.

Как только они показались, командование взяла на себя Надин.

— Льдинка! Забери Тень наверх и проследи, чтобы он и близнецы оставались там. Ураган должен оставаться в шкуре; твое ухо все еще кровоточит, мальчик. Волчок, живо накинь на себя что-нибудь.

«Волчок? — повторила про себя Вики, пока Стюарт лихорадочно отыскивал тренировочные штаны. Вожак стаи в обличье зверя носит имя детской игрушки? Кто бы мог подумать… »

— Колин, — продолжала Надин, закрывая двери в коридор за Льдинкой и Тенью. — Следуйте за ними в город, на случай, если понадобится кровь. Вики, вы не могли бы сопровождать их? Если Дональд очнется…

— Разумеется.

Доминирующая самка всем приказывала, но Вики она просила — Генри такое различие позабавило.

Как только фельдшеры вынесли на носилках Дональда, Селуччи схватил Вики за руку и оттащил ее в сторону.

— Я намерен поехать за тобой в город. Мы должны поговорить.

— Предвкушаю этот разговор с нетерпением.

— Прекрасно. — Он оскалил зубы в пародии на улыбку. Никто другой в этой комнате, будь он оборотень или вампир, не мог бы сделать подобного лучше.

11

— Потому что госпиталь обязан докладывать об огнестрельных ранах — вы должны знать об этом.

Колин взглянул на Барри и двух констеблей полиции провинции Онтарио, беседовавших возле сестринского поста.

— Вы говорили, что это был рикошет.

Вики закатила глаза.

— Колин…

— Хорошо, хорошо, извините. Это просто… ну… в общем, что я должен сказать им?

— Ты не должен им ничего говорить. — Она подавила зевок в кулаке. — Говорить буду я. Доверься мне, пожалуйста. Я варюсь в этом котле куда дольше, чем ты, и знаю, что хочет услышать департамент полиции и в каком виде.

— Вики. — Селуччи наклонился вперед и похлопал ее по плечу. — Извини, что вмешиваюсь в твою бессмысленную болтовню, но ты — самая скверная лгунья из всех, которые мне до сих пор встречались.

Она обернулась, чтобы посмотреть на него, привычным движением подтолкнув вверх сползшие очки.

— Лгать полиции? Я и не думала об этом. Каждое слово, произнесенное мной, будет чистой правдой.

— Стало быть, кто-то уже некоторое время постреливает в этих лесах?

— Говоря начистоту, я не уверена, что все три выстрела можно считать случайными, констебль.

— Тем более следовало доложить нам о них, мадам. Если кто-то стреляет из охотничьего ружья в заповеднике, хотелось бы узнать, что это за птичка.

— Мои родственники считают, что это стало возможным только потому, что в городе не было Артура Фортрина, — вставил Колин.

Получив краткое наставление, молодой Хееркенс проявил себя просто великолепно, с совершенно искренним видом излагая ту полуправду, которую она велела ему говорить. «Но почему меня это, собственно, удивляет? — подумала Вики. — Принимая во внимание все обстоятельства, он не мог вести себя иначе».

Констебль полиции, однако, выразил на этот счет сомнение.

— Не думаю, что отсутствие одного егеря может оказать такое влияние на события. И вам следовало бы лучше знать об этом. — Он с шумом закрыл книгу учета происшествий. — Передайте своей семье, если в следующий раз услышат выстрел, пусть сообщат о нем немедленно. Быть может, нам удастся выследить машину этого парня.

— Я, конечно, все передам… — Колин пожал плечами.

— Да, я понимаю, но пусть ваши родственники все же прислушаются к этим словам. — Констебль вздохнул и взглянул на Вики. Он был не слишком высокого мнения о частном детективе из Торонто, бродящей на его голову по здешним лесам, хотя ее полицейское прошлое не могло не внушать доверия. Предостережение быть поосторожнее застряло у констебля в горле, когда он заметил ее взгляд. Эта дамочка выглядела как личность, способная позаботиться о себе — а также о том, кто попытается перейти ей дорогу.

— Итак, — он снова повернулся к Колину, — имеет ли это отношение к отъезду вашей тети Сильвии?

Тот фыркнул:

— Ну, она сказала, что это было последней каплей.

— Не отправилась ли она в Юкон?

— Да, ее брат, мой дядя Роберт, владеет землей сразу за Уайтхорсом. Она сказала, что здесь становится слишком тесно.

— Ваш дядя Джейсон тоже отправился куда-то, не так ли?

— Да. Отец обвинил тетю Сильвию в том, что она начала этот исход, и угрожал запереть Питера, Розу и меня в доме, пока все здесь не успокоится.

— Сказать по правде, я удивлялся, что он продолжает жить здесь со своей семьей. Мужчине необходим собственный дом. — Констебль шутливо ткнул Колина в ребра шариковой ручкой. — Так когда же наконец заведешь свой ты?

— Когда почувствую достаточно сильную склонность к суициду, чтобы питаться тем, что сам себе приготовлю.

Оба засмеялись, и беседа плавно перешла к интересующим обоих вопросам относительно различных способов приготовления пищи.

Вики поняла, что, возможно, оборотни держатся не столь уж изолированно, как она думала вначале. Колин устроился на работу, которая привлекла к его семье, как минимум, внимание своих коллег. По счастью, полицию отличала тенденция самой заботиться о собственных сотрудниках. Что же касается выстрелов, женщина понимала, что полиция провинции Онтарио мало что смогла бы с этим сделать. Она только надеялась, что несколько дополнительных патрульных машин, осуществляющих слежение внутри и вокруг территории заповедника, дадут ей время найти этого психопата, прежде чем он пристрелит еще кого-нибудь. А вервольфы должны использовать свое великолепное зрение и в течение какого-то времени проявлять еще большую осторожность, когда обращаются. Казалось, это не такая уж большая плата за безопасность.

— … как бы то ни было, с Дональдом все обошлось. Госпиталь отпустит его под присмотр доктора Диксона, и, возможно, ваш брат сможет вернуться домой уже завтра. Поскольку после того, как в него стреляли, он смог обратиться, опасность заражения крови ему явно не грозит. Колин уже на пути домой, но я подумала, что должна позвонить и ввести вас в курс дела. Ох, и вот еще что, Надин, я проведу ночь в городе.

48
{"b":"11444","o":1}