ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А чем ты будешь заниматься все это время?

— Задам несколько вопросов членам клуба, а затем поговорю с Берти Рейд. Нечего тебе сидеть со мной как с ребенком все это время.

— Ты пытаешься избавиться от меня? — поинтересовался Майк.

— Я пытаюсь действовать благоразумно. — Вики видела, как он сложил на груди руки, и подавила вздох. — Послушай, ведь я знаю, до чего ты ненавидишь ждать, и сомневаюсь, что здесь произойдет что-либо такое, что помогло бы нам обоим скоротать время в течение часа.

Хотя Селуччи и не хотелось признавать это, ее предложение было не лишено смысла.

— Мы можем обсудить кое-что, — осторожно предложил он.

Вики решительно тряхнула головой. Еще одна беседа с Майком Селуччи — последнее, что сейчас было ей необходимо.

— Когда все закончится, тогда и поговорим.

Он потянулся к ней и поправил очки на переносице женщины.

— Я напомню тебе об этом. — Это прозвучало скорее похожим на угрозу, нежели на обещание. — Позвони мне на ферму, когда захочешь возвратиться. Вряд ли мне стоит появляться здесь в разгар событий.

— Спасибо, Майк.

— Без проблем.

«Почему все же я так поступила, — задалась Вики вопросом, когда комната для гостей оказалась в ее полном распоряжении. — Ведь я точно знаю, что он собирается сделать. — Кресла оказались более удобны, чем казались на первый взгляд, и она с благодарностью погрузилась в золотистый велюр. — Он согласился уйти только для того, чтобы выкачивать из оборотней сведения о Генри, когда меня не будет поблизости».

Хотелось ли ей, чтобы он выяснил что-нибудь о Генри?

— Майк уже занимается расследованием по его поводу, — сообщила она кошке. — Будет лучше, если он узнает все, «находясь на виду», чем случайно.

Это были вполне разумные соображения, и Вики решила ими и ограничиться. Она только надеялась, что Фицрой согласится с этим.

13

— Сожалею, но вы только что разошлись с ним. Генри решил ненадолго прилечь.

— Снова улегся спать? — Селуччи взглянул на свои часы. — Сейчас без десяти четыре дня. Он не заболел?

Надин покачала головой:

— Не совсем так, но у него разыгралась аллергия, он принял какое-то лекарство, поднялся наверх и лег.

Она положила аккуратно сложенную простыню в корзину для белья, напоминая себе, что надо будет сообщить Генри о том, что он страдает от аллергии, когда наступление темноты наконец его разбудит.

— Я надеялся побеседовать с мистером Фицроем.

— Он сказал, что встанет с наступлением сумерек. Почему-то считается, что с наступлением темноты цветочной пыльцы становится меньше. — Отвечая, она потянулась к веревке за следующей чистой простыней и утратила равновесие. Селуччи молниеносно подхватил ее локоть сильной рукой и прочно поставил на ноги. «Какая жалость, что он не вервольф, — подумалось Надин в тот момент, когда она благодарила его, осторожно высвобождая руку. И как хорошо, что Стюарт сейчас в амбаре». — Если вы останетесь до ужина, — продолжила она, — то сможете поговорить с Генри позже.

Аллергия, значит. Генри Фицрой отнюдь не выглядел как человек, которого смог уложить в постель приступ аллергии. Сколь ни хотелось Селуччи верить в то, что писатель, да притом пишущий любовные романы, был неудачником, слабаком, живущим в мире фантазий, он не мог отрицать ощущения силы, исходящей от этого человека. Он все еще, невзирая на убеждения Вики — а может быть, как раз благодаря им, — был уверен, что писательская деятельность служит ширмой, скрывающей связи Фицроя с организованной преступностью. В конце концов, сколько недель требуется, чтобы написать какую-то там книжку?

Должно быть, остается уйма времени, которое можно посвятить разнообразнейшей противоправной деятельности.

К сожалению, он не мог ожидать неопределенно долго.

— Благодарю за приглашение, но…

— Детектив?

Он обернулся.

— Звонит мисс Нельсон. Хочет поговорить с вами.

— Прошу прощения.

Надин кивнула, едва различимая за складками простыни, покрытой дырами. То, как вели себя ночью вервольфы, не лучшим образом сказывалось на состоянии постельного белья.

Недоумевая, что могло произойти, Селуччи прошел в дом и последовал за рыжеволосой девочкой-подростком в маленький кабинет, расположенный сразу за кухней. Он, очевидно, был выделен из некогда большого помещения, когда проводили внутренний водопровод и в фермерском доме была установлена ванная.

— Спасибо… прости, как тебя зовут? — Майк встретил младшую пару близнецов не более чем пятнадцать минут тому назад, когда они появились, чтобы помочь Питеру и Розе поднять Дональда наверх и уложить в постель, но не имел ни малейшего понятия, которая из них была сейчас перед ним.

— Дженнифер, — хихикнула та и тряхнула гривой рыжих волос, падавших ей на лицо. — Я та, которая красивее.

— Ну конечно, — улыбнулся ей сверху Селуччи. — Постараюсь запомнить это в следующий раз.

Девчонка снова хихикнула и упорхнула.

Все еще улыбаясь, он снял трубку старого черного аппарата — возможно, установленного еще лет тридцать назад, когда здесь проводили местную линию связи.

— Селуччи.

Вики, усвоившая манеру телефонного общения в той же школе, не испытывала затруднений от отсутствия любезностей. Она и сама нечасто к ним прибегала.

— Мне только что сообщили, что Берти Рейд, в лучшем случае, появится в клубе около пяти.

— И ты собираешься ждать?

— А что мне еще остается делать?

— Подъехать к тебе?

— Не стоит. Оставайся на ферме, чтобы я смогла связаться с тобой, и попытайся удержать ее… я хотела сказать, Хееркенсов от посещения южных полей.

— В дневное время это не должно быть столь опасно.

— Я в этом не уверена И я не желаю, чтобы кто-то еще пострадал, — пусть даже тебе придется посадить их всех на цепь.

Вики повесила трубку, не справившись о Генри. Селуччи это показалось несколько странным, словно бы она знала, что того нет поблизости. Разумеется, это могло значить, что его подруга решила проявить больше такта, чем обычно, но он почему-то сомневался в этом.

Размышляя над сим обстоятельством, Майк вернулся во двор к Надин.

— Похоже, мне придется задержаться здесь на некоторое время, так как женщина, с которой необходимо поговорить Вики, запаздывает.

— Никаких проблем.

Что отнюдь не отражало ее истинных чувств, однако, по мнению Надин, Стюарту было необходимо научиться быть терпимым по отношению к доминирующим мужчинам, которые не являются вервольфами. Этот детектив из Торонто мог бы послужить хорошим объектом для такой практики, когда в следующий раз ему придется вступить с ним в контакт; в последний раз это едва не закончилось несчастьем. Становилось все труднее хранить в тайне их существование и без вечных попыток Стюарта бросать вызов каждому самцу с задатками лидера, с которым ему приходилось встречаться. Она понимала проблемы мужа, вынужденного принимать у себя в доме пришельцев в качестве защитников его стаи, — однако это было необходимо, и Стюарт должен научиться жить с этим. «Или мы все погибнем, если не приспособимся. Как Искра…» Она передала Селуччи горсть прищепок.

— Положите их, пожалуйста, в корзину.

Слегка нахмурившись — он заметил ее внезапную печаль, — Селуччи выполнил просьбу Надин, раздумывая, не должен ли он сказать что-нибудь. А если должен, так что именно?

— Мама? — С трогательным унынием всеми заброшенного шестилетнего малыша Дэниел тяжело дотащился до угла дома и рухнул на ступеньки. — Я хочу пойти к пруду, но нет никого, кто бы взял меня с собой. Папа занят трактором, и он говорит, что Питер и Роза должны укрепить ограду вдоль дороги, а дядя Дональд болен, а Колин ушел на работу, а Дженнифер с Мэри ухаживают за дядей Дональдом… — Его голос затих, и он глубоко вздохнул. — Я думал, может?..

— Только не сейчас, солнышко. — Надин, нагнувшись, поправила ему упавшие на глаза волосы. — Возможно, немного позже.

58
{"b":"11444","o":1}