ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, не думаю.

Фицрой упустил необходимость спросить ее мнение до того, как начал эту краткую лекцию, но они обсудят это позже. Что же касается предположения Генри, что он будет с ней сотрудничать, ладно, это могло бы помочь решить ее транспортные проблемы, а то, что возникнут всевозможные новые, с которыми придется иметь дело, — об этом тоже можно будет подумать позже. Вики была не из тех, кто предусматривает решение будущих проблем.

— В течение последующих двух дней, — сказала она близнецам, — я хочу, чтобы вы представили мне список, вернее два списка: людей, знающих, кто вы такие, — в одном перечне, и тех, которые, возможно, подозревают об этом, — во втором. К составлению списков привлеките всех членов семьи.

— Мы сможем сделать это без проблем. — Питер издал вздох облегчения и вскочил на ноги.

Очевидно, известие о том, что они с Фицроем будут действовать в одной команде, не оказалось для юноши неожиданным. Вики по-прежнему занимало, что сказал им Генри о ней до того, как она здесь появилась.

— Первым делом, — она тщательно завернула пулю в бумажную салфетку и спрятала в один из маленьких пластиковых пакетов, которые всегда носила в сумке, — завтра я занесу это баллистикам и посмотрю, смогут ли они сказать что-нибудь об оружии, из которого ее выпустили.

— Но Колин сказал… — начала Роза.

Вики прервала ее:

— Колин сказал, что это может привести к нежелательным расспросам. Конечно, если бы это происходило в Лондоне, то, принимая в расчет вашу семейную ситуацию, признаю, это тема не того рода, о которой вам хотелось бы говорить. Опытные полицейские обладают дьявольской способностью хранить в памяти мельчайшие подробности, и Колин, показывающий всем серебряную пудю, может вызвать определенные подозрения. Однако, — она повысила голос, чтобы все лить в них максимум доверия, — мы все-таки находимся в Торонто. У нас криминальная база гораздо шире, слава Богу, и тот факт, что я интересовалась серебряной пулей, вовсе не будет уликой, даже если кто нибудь и вспомнит об этом. — Она замолчала, чтоб перевести дух, и засунула маленький пластиковый пакетик с салфетками и пулей глубоко вниз, в надеж— ный уголок сумки. — Однако не ожидайте быстрых результатов, все довольно запутанно.

— Мы и не ждем. И скажем тете Надин, что вы приедете в пятницу вечером. — Питер улыбнулся ей с такой убедительной и абсолютной благодарностью, что Вики ощутила себя совершенной негодяйкой при мысли, что даже могла рассматривать возможность отказать в помощи. — Спасибо, мисс Нельсон.

— Да, мы очень вам благодарны. — Роза тоже встала и добавила более сдержанную улыбку к сверкающей улыбке брата — Мы действительно чрезвычайно ценим ваше желание помочь нам. Генри был прав.

То обстоятельство, что Генри был прав, нескольк утратило значение, когда Питер сбросил с себя шорты. Предполагалось, что Вики привыкла к этому, но в этот момент вид совершенно обнаженного молодого человека слегка смутил ее. Повторное появление Ура— гана принесло ей определенное облегчение.

Зверь быстро отряхнулся и направился к двери.

— Почему… — начала было Вики.

Роза поняла ее и усмехнулась.

— Потому что ему нравится ездить, высунув голову из окна машины. — Она вздохнула и запихнула сброшенные шорты к себе в сумку.

— Это понятно, но мне еще показалось, что ему хочется поскорей сбежать отсюда.

— Мы не очень любим город, — объяснила девушка, морща нос — Здесь дурно пахнет. Спасибо, мисс Нельсон. Увидимся в пятницу.

— Всего доброго.

Она наблюдала, как Генри проводил Розу к двери, напоследок еще раз напоминая о необходимости быть крайне осторожными. Когда вампир возвратился в гостиную, его взгляд заставил Вики отказаться от упрека в своеволии.

— Что случилось? — спросила она.

Обе золотисто-рыжеватые брови поднялись.

— Мои друзья убиты, — спокойно напомнил Фицрой.

Вики почувствовала, что краснеет.

— Прости. Очень трудно держаться среди всех этих, — она махнула рукой, подыскивая нужное слово, — противоестественных вещей.

— Однако весьма важно осознать это.

— Я понимаю. — Вики заставляла себя не сердиться. Ей не должны были напоминать об этом. — Тебе ни разу не пришло в голову, что я могу отказаться, не так ли?

— Я кое-что узнал о тебе за последние несколько месяцев. — Выражение лица Генри смягчилось. — Ты нуждаешься в том, чтобы быть необходимой, а Хееркенсы очень нуждаются в твоей помощи, Вики. Немного найдется частных детективов, которым они могли бы доверить свою защиту.

В это было легко поверить. Что же касается ее потребности быть необходимой… это наблюдение можно было считать остроумным, однако реагировать на него всерьез не следовало.

— Все оборотни так же… — Она подыскивала нужное слово, остановилась, наконец, на этом: — Самодостаточны? Если бы моей семье пришлось пройти через такие испытания, какие постигли их, я превратилась бы в полного психа.

Фицрой вообще-то усомнился в этом, но все же Вики задала вопрос, заслуживающий ответа.

— С младых ногтей вервольфов учат скрывать, кто они такие, и не только физически; во имя благополучия стаи вы никогда не должны выказывать вашу уязвимость незнакомцам. Ты должна считать за честь для себя то, что они решились довериться тебе. Кроме того, оборотни уделяют гораздо больше внимания настоящему, чем люди. Они скорбят по своим mертвым, но затем справляются с горем и продолжают жить. Оставляют позади трудности вчерашнего дня и не предвосхищают будущее.

Вики фыркнула:

— Весьма поэтично. Но при таком отношении они практически не способны справиться с подобной ситуацией, разве не так?

— Именно поэтому они обратились к тебе.

— А что случилось бы, если бы я им не встретилась?

— Тогда, я думаю, все они погибли бы.

Она нахмурилась:

— А почему бы тебе самому не заняться их спасением?

Генри двинулся к своему обычному месту у окна и повернулся спиной к стеклу.

— Потому что они бы мне этого не позволили.

— Потому что ты вампир?

— Потому что Стюарт не потерпел бы подобного оспаривания своей власти. Если он не может спасти стаю, таково его убеждение, не смогу этого сделать и я. А ты — женщина, и являешься проблемой Надин, она же в данный момент пребывает в полном отчаянии из-за смерти своего близнеца. Если бы ты была оборотнем, то, возможно, смогла бы теперь захватить ее положение в стае, но поскольку ты им не являешься, вы вместе должны как-то решить эту проблему. — Он покачал головой, увидев выражение ее лица. — Нельзя судить об их поведении по человеческим нормам, Вики, невзирая на то, насколько человеческим кажется их поведение большую часть времени. И теперь уже слишком поздно отступать. Ты сама сказала Розе и Питеру, что поможешь им.

Ее подбородок задрался вверх.

— Разве я дала какой-либо повод считать, что могу отступить?

— Нет.

— Черт возьми, я и не собираюсь. — Вики глубоко вздохнула. Она сотрудничала с Городским советом Торонто, стало быть, сможет работать и с оборотнями. По крайней мере, она справлялась с теми постоянно брюзжащими, вспыльчивыми и коварными типами, а это что-то значило как-никак. На деле сами вервольфы могли оказаться наименьшей из ее проблем. — Но я должна сказать, что в этом деле могут возникнуть кое-какие трудности. Я имею в виду, сомной.

— Вроде того, что ты не можешь водить машину? — В голосе Генри она почувствовала насмешку.

— Нет. Куда более серьезные проблемы.

Он обернулся и развел руки — от этого движения при свете лампы волосы его заблестели как золото.

— Так объясни мне, в чем дело.

«Это называется retinitis pigmentosa. Я слепну. Ничего не могу видеть ночью. У меня почти утрачено периферийное зрение». Она не могла сказать ему этого. Она не могла переносить жалость. Не от него. Не после того, как она прошла через это испытание с Селуччи. Вики поправила очки и покачала головой.

Генри опустил руки. Спустя несколько мгновени когда молчание превратилось в неловкую паузу, он сказал:

6
{"b":"11444","o":1}