ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он расскажет дяде Стюарту, когда получит доказательства. Преподнесет ему все как свершившийся факт. Это покажет доминирующему самцу, что с ним, Питером, следует считаться. Что он уже больше не ребенок. В голове юноши проносились видения, как он бросает вызов вожаку стаи и побеждает его. После чего сам возглавляет стаю. О завоеванном праве на свою подругу.

Его ноздри раздувались. Если он возвратится с информацией, которая спасет семью, это не сможет не произвести впечатление на Розу.

— Это вы — молодая женщина, которая ждет меня?

Негромко произнесенные слова моментально разбудили Вики, и она первым делом посмотрела на часы. Десять минут пятого.

— Черт побери! — пробормотала она, поправляя очки. Во рту ощущался вкус, как внутри сточной трубы.

— Вот, попробуйте, может быть, это вам поможет.

Вики уставилась вниз, на чашку с чаем, которая внезапно появилась у нее в руке, и подумала: «А почему бы и нет?»

Но через мгновенье в голову пришла совершенно другая мысль: «Ведь я терпеть не могу чай. Зачем я так поступила?»

Она очень осторожно поставила чашку на стол и заставила собраться воедино разбегающиеся в стороны мысли. «Это комната для гостей в спортивном клубе „Лесная дорога“. Значит, эта крошечная пожилая леди в синих джинсах должна быть… »

— Берти Рейд?

— Во плоти. Вернее, все, что от нее осталось. — Старушка рассмеялась, показав полный рот зубов, слишком ровных и белых, чтобы быть настоящими. — А вы, должно быть, Вики Нельсон, частный детектив. — Улыбка просияла, лицо вокруг нее сжалось в плотную сетку из тонких линий. — Мне сказали, что вы нуждаетесь в моей помощи.

— Да. — Вики потянулась, извинилась и с интересом стала наблюдать, как Берти осторожно устроилась в одном из золотистых велюровых кресел с чайной чашкой, сохраняющей хрупкое равновесие у нее на колене. — Барри By сказал, что если кто-то в этом городе и способен мне помочь, так это вы.

Мисс Рейд выглядела польщенной.

— Прямо так и сказал? Какой он милый. Прекрасный мальчик, этот Барри, он непременно вернется со следующих Олимпийских игр весь увешанный медалями.

— Так все говорят.

— Нет, все говорят, что он возьмет золото. Я же этого не утверждаю. Не хочу сглазить мальчугана прежде времени, так же, как не хочу, чтобы он чувствовал себя неловко, если вернется домой с серебром. Занять второе место в мире — о таком можно только мечтать, а некоторые кабинетные деятели, которые имеют наглость ухмыляться над занявшими второе место, заслуживают увесистого пинка в зад. — Она глубоко вздохнула и запила свою речь изрядным глотком чая. — Итак, что бы вы хотели узнать?

— Есть ли кто-нибудь в окрестностях Лондона, не обязательно член этого клуба, стреляющий почти столь же метко, как Барри By?

— Нет. Другие вопросы у вас имеются?

Вики озадаченно моргнула.

— Нет? — переспросила она,

— Нет, насколько мне известно. Ну, есть еще пара новичков, которые, может быть, станут достойными, если будут серьезно тренироваться, и один или два старика, в стрельбе которых иногда проявляются вспышки былого мастерства, но люди с возможностями Барри и с его дисциплинированностью, необходимой для развития этих возможностей, встречаются крайне редко. — Берти Рейд усмехнулась и отсалютовала ей чашкой. — Вот почему только одного награждают золотом.

— Дерьмо!

Старая женщина мгновение исследовала лицо Вики, затем поставила чашку на стол и снова устроилась в кресле, положив одну ногу поверх другой. Зеленые с оттенком лайма кружева на ее блузке были самым ярким пятном во всей комнате.

— Что вам известно о соревнованиях по стрельбе?

— Немного, — призналась Вики.

— Тогда скажите, почему вы задаете мне этот вопрос, и я, может быть, смогу ответить, если вы его сформулируете правильно.

Вики сняла очки и энергично растерла лицо руками. Это не помогло. Более того, это был весьма глупый поступок, о котором она начала сожалеть, как только задела болезненное место на виске. Она снова нацепила очки и извлекла из своей бездонной сумки флакончик с таблетками, которыми ее снабдили в госпитале. «Было время, когда я могла заниматься любовью с вампиром, уходить на своих двоих после серьезной дорожной аварии, бросаться за клиентом в госпиталь, оставаться на ногах до рассвета и проводить день за спором по этическим моментам с Селуччи — и без проблем. Должно быть, я старею». Она проглотила таблетку, не запивая водой. Единственной альтернативой был еще один глоток чая, но она не думала, что смогла бы с этим справиться.

— Ударилась головой, — пояснила она, бросая в сумку маленький пластиковый флакончик.

— При исполнении служебных обязанностей? — донельзя заинтригованная, поинтересовалась Берти.

— Можно сказать, что и так, — вздохнула Вики. Почему-то за последнюю пару минут она пришла к заключению, что ее собеседница права. Без знаний о соревнованиях по стрельбе она не могла знать, правильные ли задает вопросы. Понизив голос, чтобы не привлекать внимания единственного, кроме них, находившегося в комнате человека, она кратко представила слегка отредактированную версию событий, приведших ее в Лондон.

Пожилая дама тихо присвистнула, услышав описание выстрелов, которыми убили двух «принадлежащих семье собак», а затем спросила:

— Позвольте мне удостовериться, что я все поняла верно, пять сотен ярдов по движущейся цели ночью, с двадцатифутовой высоты на сосне?

— Возможно, от пятисот до трех сотен ярдов.

— Даже до трехсот, — фыркнула пожилая леди. — И обе собаки были убиты идентичным образом, одним выстрелом в голову? Пойдемте со мной. — Отставив чашку в сторону, она поднялась с кресла; бледно-голубые глаза хищно сверкали за бифокальными линзами очков.

— А куда мы направляемся?

— В мою берлогу. Один такой выстрел может быть случайным, редкостной удачей и не означать ровным счетом ничего. Но два — два говорят о таланте, причем таланте тренированном; вы не можете овладеть подобным мастерством за одну ночь. Как я уже сказала раньше, чертовски мало людей во всем мире могут сделать подобный выстрел, и этот ваш снайпер не возник ни с того ни с сего, как Афина Паллада из головы Зевса. Думаю, что смогу вам помочь разыскать этого человека, но вам придется проехаться со мной до моей берлоги, где хранятся все мои справочные материалы. Эта компания палец о палец не ударит, чтобы купить книгу, пока их не припечет. — Она махнула рукой, указывая на мужчину лет сорока, который сидел за одним из стодов, поглаживая кошку. Тот посмотрел удивленно и помахал рукой ей в ответ. — Журналы об оружии — это все, что они читают. Я неустанно твержу, что им необходима библиотека. Возможно, оставлю им свою после смерти, и она проведет здесь десять или двадцать лет, не обновляясь, пока они все не выбросят. Вы водите машину?

— Нет, не вожу.

— Неужели? Я думала, каждый частный детектив владеет модной красной машиной с откидывающимся верхом. Ну ладно. Возьмем мою. Я живу довольно близко. — Внезапный шквал выстрелов привлек внимание старушки, и она большими шагами направилась к окну. — Ха! Говорила я ему, чтобы не покупал винчестер, если хочет принять участие в соревнованиях этой осенью. Ему придется месяцами привыкать к смещенному оптическому прицелу. Этому дураку следовало бы прислушаться к моим словам. Роберт!

Человек за столом встревожился:

— Да?

— Если Гэри поднимется сюда, передай ему, что я так и сказала.

— О, разумеется, мисс Рейд.

— Его жена внизу, в пистолетном тире, — доверительно сообщила Берти, когда они подошли к двери. — Эта парочка приходит сюда почти каждый вечер после работы, но стреляют они в разных тирах. Гэри обожает супругу, но собственным удовольствием ради нее пожертвовать не желает.

Машина Берти оказалась огромным старым фургоном, которые когда-то были непременным атрибутом сельских жителей, белым, с выкрашенными под дерево панелями. Восемь цилиндров взревели, когда она въезжала на автостраду, и затем уютно заурчали на постоянной скорости в семьдесят пять километров в час.

61
{"b":"11444","o":1}