ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вики пыталась не обращать внимания на скорость — или, точнее, на ее отсутствие, — но бездарно проходящее время действовало ей на нервы. Она надеялась, что рана Дональда не даст забыть вервольфам, что они должны оставаться после наступления темноты вблизи дома, но не могла полностью рассчитывать на это. Пока оборотни настаивали на своем праве обходить свои владения ежедневно, каждый день после захода солнца, каждый дополнительный день, который она будет затрачивать на решение этого дела, подвергает любого из них смертельной опасности. Если она не сможет убедить их поберечься, а пока ей потрясающе не везло с ними в этом отношении, она должна найти убийцу как можно быстрее.

Попутная машина промчалась мимо, громко сигналя.

— Я хотела установить на бампер наклейку: «Просигналишь мне — прострелю твои покрышки», но один из друзей отсоветовал. — Берти Рейд вздохнула. — Безответственная трата уменьшающихся природных ресурсов — езда с такой скоростью. — Она уменьшила скорость еще километров на пять, пока говорила, просто для того, чтобы доказать правоту своей точки зрения.

Вики также вздохнула, но по несколько иной причине.

14

Берти проживала в маленьком бунгало примерно в десяти минутах езды от стрельбища.

«Десяти минутах, если бы за рулем сидел кто-нибудь другой», — вздохнула Вики, выходя из машины и следуя за пожилой женщиной в ее дом. — Могу ли я воспользоваться вашим телефоном, мне нужно позвонить («Ох, черт, и что же я скажу Селуччи?») моему водителю и дать ему знать, где я нахожусь.

— Телефон прямо здесь. — Берти указала на гостиную. — А я поставлю чайник. Что вы предпочитаете — чай или кофе.

— Кофе, если не трудно.

— У меня только растворимый.

— Прекрасно. Благодарю вас — Вики не была привередливой, и кофе любого качества казался ей на порядок лучше чая.

Телефон, белый кнопочный аппарат, стоял на груде газет возле чересчур мягкого кресла, обитого яркой цветастой тканью и снабженного подставкой для ног. Торшер с тремя регулируемыми светильниками возвышался позади кресла, а телевизионный пульт лежал на широкой ручке кресла под раскрытой программой телепередач.

«Очевидно, здесь располагается командный центр» Вики набрала номер Хееркенсов и с интересом рассматривала гостиную в ожидании, пока кто-нибудь на ферме ей ответит. Комнату распирало от книг — на полках, на полу, на мебели; классика, любовные романы — на глаза ей попалась пара романов Элизабет Фицрой, это был псевдоним Генри, — детективы, научно-популярные издания. Вики приходилось бывать в книжных магазинах, тематика которых была куда беднее.

— Алло?

— Роза? Это Вики Нельсон. Майк Селуччи у вас?

— Ага, тетя Надин пригласила его пообедать. Сейчас позову.

Обедать! Вики покачала головой. Ситуация становится занимательной. Молодой самец, которого считают претендующим на лидерство, пытается утвердить свою позицию за столом. Она услышала чьи-то голоса, затем Майк взял трубку.

— Ты точно рассчитала время, мы только что сели за стол. Хочешь, чтобы я приехал за тобой?

— Нет, пока не надо. Мисс Рейд появилась поздно. Я сейчас у нее дома и, похоже, еще задержусь. Она не знает, кто может быть этим снайпером, но думает, что мы сможем разобраться с этим.

— Каким образом?

— Такой великолепный стрелок, как этот парень, обязательно должен быть каким-либо образом отмечен, оставить своего рода след в том или ином документе, и, если подобный документ существовал, она утверждает, что у нее должна иметься копия. Но, — Вики оглядела гостиную; ничто не указывало на то, что книги были расставлены в каком-то определенном порядке, — чтобы найти такую запись, может потребоваться время.

— Ты хочешь, чтобы я приехал к вам?

— Нет. — Чем меньше времени она проведет с ним, тем меньше вероятность возобновления вчерашних споров, а она просто не могла сейчас этого допустить. Ее работа заключалась в том, чтобы найти убийцу, а не в дискуссиях об этической стороне данного дела — Я предпочла бы, чтобы ты оставался на ферме и приглядывал за всеми.

— А как насчет Генри?

— Что насчет Генри? — Она сама хотела бы знать, как объяснить его отсутствие. Селуччи всегда мог определить, когда она лжет, поэтому женщина осторожно подбирала слова. — Ты же сам говорил, что он дилетант.

— Господь с тобой, Вики, ведь это — вервольфы; я и сам не имею никакой подготовки. — Мысленно она видела, как Майк откидывает со лба длинный завиток волос. — Я вовсе не это имел в виду, и ты прекрасно об этом знаешь.

— Послушай, Майк, я уже говорила, что думаю о твоей теории насчет его связей с организованной преступностью, и у меня нет времени прямо сейчас потворствовать твоему оскорбленному мужскому эго. Разбирайтесь между собой сами. — Нападение — лучшая защита; она не знала, где впервые услышала это, но фраза определенно имела смысл. — Позвоню, когда завершу работу.

Она слышала, как Селуччи продолжает что-то говорить, когда вешала трубку. И по его голосу явно нельзя было сказать, что он доволен. «Могу поспорить, он повторит все это позже, так что я, пожалуй, ничего не потеряла».

Солнечный свет раннего вечера протянул свои золотые пальцы в гостиную. До наступления темноты оставалось почти два с половиной часа. Вики обнаружила, что желала бы подтолкнуть этот пульсирующий золотой шар за горизонт, чтобы Генри поскорее мог выйти из своего дневного заточения. Генри разбирался в постоянно возникающих сложных ситуациях куда лучше Майка Селуччи, пытавшегося следовать правилам игры, в которую никогда не играл. «Вообще-то, я не совсем права. Разве не замечательно иметь рядом Селуччи, который придает некую ауру нормальности всей этой фантасмагории? И когда моя жизнь успела настолько осложниться? »

— Сливки и сахар? — крикнула Берти из кухни. Вики тряхнула головой, пытаясь избавиться от противоречий.

— Просто сливки, — отозвалась она, шагая в направлении голоса. Делать нечего, надо просто продвигаться шаг за шагом и надеяться, что, в конце концов, все распутается само собой.

Вторая спальня выглядела, как и гостиная, подобием библиотеки: книжные полки стояли здесь вдоль трех из четырех стен, а вдоль четвертой высились картотечные шкафы. Огромный, заваленный грудами бумаг письменный стол занимал большую часть пространства комнаты. Стол сразу же привлек внимание Вики.

Берти, заметив ее взгляд, погладила пальцем мерцающий край темно-коричневого дерева.

— Видите, это довольно оригинальная конструкция: два стола объединены в один. — Она подняла кипу газет с одного из стульев и кивнула Вики, чтобы та села рядом. — Так называемый стол партнеров. Рут и я приобрели его почти двадцать пять лет тому назад. Если не брать в расчет машину или дом, это самая дорогая вещь, которую мы когда-либо покупали.

— Рут? — спросила Вики, освобождая пространство на бюваре для чашки с кофе.

Пожилая женщина сняла фотографию в рамке с одной из книжных полок, улыбнулась ей на мгновенье, а затем передала гостье.

— Рут была моим партнером. Мы были вместе в течение тридцати двух лет. Она умерла три года тому назад. От инфаркта. — В улыбке Берти Рейд сквозила глубокая печаль. — Для меня домашняя уборка потеряла всякий смысла с тех пор, как ее нет рядом. Вам придется простить меня за этот беспорядок.

Вики вернула фотографию.

— Тяжело утратить кого-то столь близкого, — мягко произнесла она, вспоминая, что глаза Надин имели такое же печальное выражение, когда она рассказывала о своем убитом близнеце. — И я должна быть последним человеком, имеющим право на критику подобного рода. Пока вы в состоянии находить здесь необходимые вещи — все в порядке.

— Да, итак… — Берти осторожно поставила фотографию подруги на полку и указала рукой на нескончаемые ряды изданий: «История искусства стрельбы», «Спортивная пулевая стрельба», «Справочник по стендовой стрельбе», «Стрельба по мишеням». — С чего мы начнем?

Подняв свою сумку, Вики вынула списки людей, часто посещающих территорию заповедника, — членов обоих клубов птицеводов и клуба любителей фотографировать природу — и положила их на стол.

62
{"b":"11444","o":1}