ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы сознаете, что может произойти? Насколько сильна такая связь между созданиями нашего рода?

Вики вздохнула:

— Послушайте, если даже это подействует, он слишком слаб, чтобы сделать что-нибудь, и, кроме того… — Она подняла руку и пальцем провела по всей длине безжизненной лапы Урагана. «Инцест или смерть, — ничего себе выбор… » — Разве это не лучшая альтернатива?

— Да. Ох, да. — Роза не стала дожидаться ответ Стюарта. Она бросилась к своему близнецу, приникла к нему всем телом так тесно, как смогла, и терлась своим лицом о его морду.

Стюарт высвободил Урагана из своих объятий и выпрямился, одной рукой слегка прикасаясь к плечу племянника.

— Окликни его, — произнес он, выражение лица вожака стаи стало напряженным. Он не позволил бы этому зайти дальше, чем можно было допустить. —Верни его к нам, Роза — «Но постарайся не потерять себя». Последнее, чего им теперь недоставало, — что бы Роза вступила в зрелость в отсутствие Надин, которая могла бы помочь ей в этой ситуации. Узкородственное спаривание в прошлом не раз заканчивалось развалом стаи.

— Питер!

Тонкие волоски вдоль ее позвоночника поднялись. Вики впервые, наверное, почувствовала власть, заключенную в имени. «Это тот, кто ты есть, — так говорило оно. — Вернись к нам».

— Питер, умоляю, пожалуйста, не оставляй меня!

В течение нескольких мучительных мгновений все выглядело так, будто ничего не произошло. Роза продолжала звать брата; в ее голосе были скорбь, боль, страстное желание, любовь, достаточная для воскрешения мертвых. Конечно, это должно было подействовать на того, кто пока еще не умер.

— Он пошевелился, — внезапно сказал Генри. — Я видел, как у него дернулись ноздри.

— Он почуял запах, — уронил Стюарт; было видно, что он — и Колин тоже — тревожно напряглись.

И вдруг это произошло. Достаточно медленно на этот раз, и Вики всегда клялась позже, что видела точный момент обращения.

Питер тряхнул головой и застонал, его кожа была серой и влажной, а левая нога оказалось ужасающе искалеченной стальными челюстями капкана.

Роза осыпала поцелуями его губы, шею, глаза, пока дядя не оттолкнул ее от стола и не встряхнул с силой. Девушка залилась слезами, вырвалась и прижала свое лицо к груди Питера, тесно обхватив обеими руками ладонь брата.

— Его сердцебиение усиливается. — Генри прислушивался к отчаянным попыткам сердца заставить кровь продвигаться по сосудам — Его жизнь окрепла. Думаю, что теперь можно будет отвезти его к доктору.

— Подождите минуту. — Вики глубоко вздохнула. Она почувствовала, словно дышит впервые за долгое время, и даже пыльный, пропахший керосином воздух амбара показался ей упоительным. «Боже милосердный, как, черт побери, мы собираемся объяснить все это полиции?» —Вот что мы должны сделать…

— Простите меня.

Она остановилась и на мгновенье не узнала старика, еле передвигающего ноги, движущегося на свет висящей лампы. Барри By следовал за ним, словно тень.

Карл Бьен протянул дрожащую руку и слегка провел по серебристым пышным волосам Розы. Она провела носом по тыльной стороне запястья и взглянула вверх; глаза ее сузились, когда девушка увидела, кто стоял рядом с ней.

— Я знаю, что моих слов недостаточно, — сказал старик, обращаясь только к ней. Голос его дрожал от боли. — Но я осознал теперь, что глубоко заблуждался. Несмотря на то, что я совершил по отношению к вам и вашим близким, даже в момент великой своей скорби вы спасли мне жизнь, рискуя собственной. Таким является путь нашего Господа. — Ему пришлось остановиться, чтобы прочистить горло. — Я хочу поблагодарить вас и сказать, как я сожалею обо всем хотя и понимаю, что не имею права на ваше прощение.

Затем Карл отвернулся, и Вики встретилась с ним взглядом.

Глаза его покраснели от слез, но оставались удивительно ясными. Хотя боль так и не покинула их, не сомнений больше не осталось. Это был человек, заключивший мир с самим собой. Вики услышала голос памяти, произнесший: «Он — достойное человеческое создание, а такие встречаются редко». Она наклонилг голову. Старик ответил ей таким же поклоном и прошел мимо, каким-то образом умудряясь по-прежнему сохранять спокойное достоинство.

— Прекрасно, а теперь попробуем оставить сей инцидент без осложнений, насколько это будет возможно. — Женщина моргнула несколько раз и поправила очки. — Вот как мы представим все, что случилось. Полиции уже известно, что кто-то стрелял из засады по собакам Хееркенсов — а также по самим Хееркенсам — и что я провожу расследование по этому делу. Очевидно, Питер обнаружил что-то…

— Он разговаривал с Марком Уильямсом сегодня днем, — сказал ей Селуччи, раздумывая, как долго он собирается выслушивать это туманное, фантастическое объяснение случившегося.

— Очень хорошо. Подозреваю, что он очутился здесь по своей воле. Между тем я также узнала об этом разговоре, позвонила и выяснила, что Питер исчез, сорвала Колина с дежурства и направилась сюда. Тем временем ты, — она указала на Селуччи, — и вы, — ее палец передвинулся к Стюарту, — помчались спасать мальчика. Мы должны придерживаться правды, насколько это возможно. Теперь далее: Генри, тебя здесь не было.

Фицрой кивнул. Не привлекать внимания полиции — это было одним из принципов вампира, непременным условием выживания.

— Колин, ты и Барри возьмете Питера в свою машину. Роза, останешься с ним. Не позволяй ему обратиться снова. И еще, Роза, тебя тоже не было здесь. Ребята подхватили тебя на пути в город, когда ты бежала по дороге, пытаясь добраться сюда, в ярости от того, что Стюарт и Селуччи не захотели взять тебя с собой. Ты все поняла?

Девушка снова шмыгнула носом и кивнула, отпустив своего близнеца только для того, чтобы надеть футболку, которую снял с себя Стюарт. Она покрывала ее лишь до середины бедер, но вполне могла сойти за одежду, пока они не доедут до доктора Диксона, где все члены семьи хранили что-нибудь из своих вещей.

Колин осторожно поднял брата, голова которого безвольно раскачивалась из стороны в сторону, и понес его к двери, а Роза шла возле него, руки девушки придерживали сверху и снизу тело ее близнеца.

— Подождите у машины, — крикнула Вики, посылая Барри вслед за ними. — Есть еще несколько подробностей, которые вам следует знать.

— Например, что ты намереваешься делать с телом, — взорвался Селуччи, запустив обе руки в волосы, что свидетельствовало: терпению его приходит конец. — Не знаю, внимательно ли ты осмотрела его, но совершенно очевидно, что кто-то помог покойнику достигнуть теперешнего состояния, и это будет не слишком-то просто объяснить в полиции. Или ты просто собираешься закопать его в лесу и спокойно забыть о нем? А как насчет мистера Бьена? Какую роль ты отведешь ему в волшебной сказке, которую столь искусно для нас сплела?..

Ружейный выстрел, даже странно приглушенный, заставил Селуччи мгновенно обернуться. Стюарт зарычал и принялся с яростью выбираться из своих тренировочных штанов. Даже Генри обернулся на звук, а снаружи амбара посыпались вопросительные восклицания и раздался топот бегущих ног.

Вики только закрыла глаза и попыталась не слушать, попыталась думать о цветах, расцветивших прозрачное августовское утро, словно упавшая на землю радуга.

— Старик отошел за угол, сунул дуло ружья себе в рот и нажал на спуск пальцем ноги.

Она ощутила руки Селуччи на своих плечах и открыла глаза.

— Ты знала, что он собирается сделать это, не так ли?

Вики пожала плечами:

— Подозревала.

— Нет, ты знала! — Он принялся трясти ее. — Какого черта ты не остановила его?

Женщина подняла руки и высвободилась из его хватки. Они стояли какой-то миг, меряя друг друга взглядами, и, когда Вики поняла, что он может услышать ее, она сказала:

— Он не смог бы жить с тем, что совершил, Майк. Кто я такая, чтобы указывать человеку, что он должен делать? — Поправив очки, она посмотрела мимо него и, содрогаясь, глубоко вздохнула. — Мы еще не закончили. Есть ли где-нибудь банка с керосином для этого фонаря?

71
{"b":"11444","o":1}