ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не понимаю тебя.

— Прекрасно понимаешь. Ты знаешь, о чем я говорю. Тебе ничего не стоило остановить то, что произошло вчера ночью. — Она посмотрела Джеку прямо в глаза. — Но нет, ты специально раздул незначительный случай в серьезную драку. Чарли Хилл сказал, что салун еще целый месяц придется восстанавливать. Он рассказал, что ты опрокинул стойку бара.

— Она была плохо приколочена.

— И все произошло из-за обиды. Ты хотел просто поразвлечься.

— Нет, не из-за обиды. Драка была ради драки.

Джек приподнялся и сдвинул на затылок шляпу:

— К чему этот разговор?

— Не знаю, — Кристин села и оперлась спиной о ствол дерева. Наступило тягостное молчание. Наконец она произнесла: — Все не так. Я думаю, тобой играют другие. Тебя вынудили выстрелить в Бойкорта, потом вчерашняя ночь… Мне кажется, Джесс искал предлог, чтобы привести тебя в ярость. Я не знаю, почему, но все-таки чувствую, ты им зачем-то нужен.

Лицо его застыло.

— Ты просто хочешь поссорить нас с Джессом и поэтому злишься.

Кристин встала и шагнула прочь от Джека.

— Я еще не все сказала, — женщина повернулась к нему. — Вчера два типа приходили к Джессу. Он был тогда на службе. Я их узнала: это были бандиты. Одного я видела раньше в Додже.

— Или гробовщики. Эти профессии легко спутать.

— Ничего смешного! — Кристин круто повернулась, сумка отлетела назад. — Права я, или ошибаюсь, все равно ты должен серьезно выслушать меня!

— Все, что я должен сделать, это задать тебе трепку, чтобы ты не ссорила меня с братом.

Джек поднялся и отломил ветку.

— Кроме того, не важно, что ты чувствуешь, ты должна защищать своего мужа.

— Ты мне симпатичен! — резко ответила Кристин. — Я думала, что ты внутри добрый. Я поняла, что Джесс хвастливый болтун, который запросто продаст тебя.

— Прекрати немедленно! — разозлился Джек. — Да, он шаловливый мальчишка. Но он больше привязался ко мне, чем к своей жене. Я хотел быть о тебе более высокого мнения!

Кристин смотрела в упор, ее голубые глаза потемнели от злости и обиды. Вдруг ее глаза наполнились слезами, и она закрыла лицо руками.

— Прости, — плакала Кристин, — я никого не хочу обидеть, или быть причиной несчастья.

Джек подошел к ней и обнял, как ребенка, поглаживая слегка по спине.

— Я же говорил, — он не знал, что сказать сейчас, — что бы ни случилось, я надеюсь, с тобой будет все хорошо.

— Я думала, после свадьбы жизнь моя изменится, — тихо всхлипывала Кристин. — Сейчас мне очень плохо, хуже, чем было в Додже. Но ничего не могу поделать. Я понимаю, что веду сейчас себя ужасно, жалуясь на мужа, на неудавшуюся жизнь. Мне все равно, что подумают люди. Я сама знаю, что делаю.

Наконец она затихла и вытерла ладонью слезы. Джек вдруг понял, что все это время держал Кристин в объятьях, чувствовал рядом ее упругое тело. Он убрал руки.

— Тебе лучше?

Кристин изобразила жалкую улыбку.

— Мы так никогда не попробуем ключевой воды.

Она подошла к источнику, опустилась на колени и зачерпнула воды. Напившись, она сказала:

— Пока пей, а я приведу лошадей.

Женщина пошла к пасшимся в двухстах футах мерину и кобыле.

Джек снял шляпу, лег на живот, опираясь на руки, склонился к воде. Он слышал, как возвращалась Кристин. Вдруг справа раздались странные, незнакомые звуки: скрип кожи, шорох, шаги. Резко оттолкнувшись, он упал на правый бок, выхватывая одновременно револьвер, и выстрелил.

Впереди в двадцати футах от него Железный Глаз присел, у него с головы выстрелом сорвало шляпу, пуля пробила в ней трехдюймовую дыру.

— Это я! — завопил Железный Глаз. — Не стреляй.

Джек бросил взгляд на Кристин. Открытая сумочка в левой руке. В правой — Дерринджер. Не обычный дамский пистолет, но крупнокалиберный и двуствольный, способный причинить не мало вреда.

Железный Глаз поднял шляпу и подошел к ним, все время разглядывая простреленную дыру.

— Право, в последние дни шляпы тебе доставляют много хлопот. — Джек не спускал метиса с прицела. — Зачем ты следил за нами?

— Снайдер хочет тебя видеть. — Верзила нахлобучил шляпу. — Он послал меня за тобой.

— Твое счастье, что я узнал тебя, когда курок еще только падал.

Метис взглянул на Кристин и тяжелым взглядом окинул ее формы, думая о чем-то своем.

— Уезжай, — сказал ему Джек. — Ты выполнил поручение.

— Я вернусь с…

— Убирайся! — Толин покачал рукой, в которой держал револьвер.

Железный Глаз пробурчал что-то под нос. Потом подозрительно взглянул на Кристин и вернулся к месту, где его ждала лошадь — у входа в ущелье.

Когда он уехал, они напоили животных и отправились в обратный путь.

Кристин сказала:

— С этим метисом мы не обмолвились ни словом, но я уже ненавижу его, и он меня ненавидит тоже.

— Его есть за что ненавидеть.

— Ты был неподражаем. Ты был такой грациозный, застывший, готовый на решительный поступок. Я понимаю, почему тебя боятся люди.

Джек удивленно вскинул брови.

— Да и ты была хороша с пушкой.

— Я давно ношу с собой оружие. Когда я решила приобрести пистолет, то остановилась на маленьком и крупнокалиберном.

— Да, ты не похожа на всех тех стрелков, что я повидал в своей жизни.

Кристин засмеялась.

— Я хочу тебе кое-что сказать. Нехорошо повторять снова, но от тебя этого все равно не услышишь, и пусть это останется между нами. Если бы мы встретились год назад. Мы нужны друг другу. Я знаю, что ты тоже так думаешь.

Они объехали яму. Джек промолчал.

Снайдер был у себя дома с Чарли Хиллом, когда постучался Толин. Снайдер впустил его и поздоровался.

— Привет, Тол. Как голова?

— Как новая. Спасибо Джессу, что приволок меня до дому.

— Садись, Тол, — в голосе Снайдера было возбуждение. — В наших руках последние детали. Джесс добыл информацию час назад. Фургон выезжает из Дэдвуда в пять утра в четверг, то есть послезавтра. В нем будет две тонны золота.

Джек присвистнул, Чарли хихикнул.

— Ничего, приятель? Целых две тонны желтого!

— Сколько это?

— Шестьсот тысяч долларов, плюс-минус несколько долларов. — Снайдер вынул из жилета сигары, руки его дрожали, пока он зажигал спичку. — Золотой песок, не слитки.

— Будет сорок мешков, каждый на сто фунтов. Я тебе уже рассказывал, что Чарли будет ждать с десятью мулами у подножия РэббитИэ-Пасс, чтобы сразу погрузить золото, когда с охраной будет покончено.

— Следовательно, по четыреста фунтов на мула. Слишком большой груз, чтобы быстро исчезнуть, — сказал Джек.

— Им не придется далеко идти. Вспомни, вся партия — это песок. Чарли, Джесс и я погрузим золото на мулов и пройдем шесть миль на запад к Эрроу-Рок-Роуд, где будет спрятан муковозный фургон Чарли.

— Фургон для перевозки муки?

— Да, — кивнул Чарли. — Я купил его год назад у Снайдера. Я возил муку в Пони с мельницы каждый месяц для магазина Снайдера, обычно шестнадцать больших бочек, фургон запряжен восьмью мулами. Колеса у этих грузовых фургонов достаточно широкие, чтобы не вязнуть в земле, когда мы загрузим золото.

— Нагрузка такая же, как если бы он вез шестнадцать бочек муки. Мы высыплем песок в эти бочки, сверху покроем небольшим слоем муки.

Чарли отломил кусочек пересованного табаку и сунул в рот.

— Таким образом, главное, чтобы никто не встретился по пути. А я уж не подведу.

— Потом мы впряжем восемь мулов в фургон Чарли, — сказал Снайдер. — Двух других я погоню вперед, сожгу мешки и окольным путем вернусь в Форк. Джесс отправится в Форк прямиком. Чарли приедет после. Он доставит «муку», как делал прежде, на мой склад, что находится на окраине. Вечером, когда все стихнет, мы займемся бочками.

— Когда вы уедете, мне тоже возвращаться в Пони? — спросил Джек.

— Да. То же самое сделают Железный Глаз и Вэс Котлин.

— Смотри, сделай прежде большой круг с западной стороны, чтобы не столкнуться с солдатами, — предупредил его Чарли.

11
{"b":"11445","o":1}