ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сделка заключена, — холодно ответил Пятнистый Волк. — Ты показал пальцем на моего сына. Это главное для меня. Потом ты же указал на этого невиновного человека.

— Я не убивал твоего сына!

— Чтобы не решили старейшины, тебя, Железный Глаз, прежде чем дух покинет твое лживое тело, зароют в яму, в которой будет столько массасауг, сколько пальцев у тебя на руках.

Джек двинулся прочь, ведя за собой лошадь, на которой, припав к ее шее, сидел обнаженный Каттлер. Донесся последний протяжный вопль, когда воины окружили Железного Глаза.

Отъехав подальше от индейцев, Джек остановился и слез с мерина. Он запустил руку в мокрую землю и взял пригоршню грязи.

— Вот, Каттлер. Приложи это к глазам, станет легче. Потом я еще дам, когда дождь смоет эту.

Они ехали медленно. Вдали Джек заметил нескольких всадников, ехавших строем в юго-восточном направлении. Это была кавалерия. Джек обернулся к Каттлеру и сказал:

— Ты сейчас попадешь в надежные руки. Впереди кавалеристы. Они нас заметили и едут сюда. Через два-три дня ты будешь хорошо видеть. Все будет нормально. Сиди здесь и жди.

Джек хотел уехать, но раненый безумно тряхнул головой, его руки затряслись. Тол коснулся его плеча и спокойно стал убеждать:

— Не бойся. Они будут здесь минут через десять. Я поеду в другую сторону и буду прикрывать тебя оттуда. Сиди спокойно и жди.

Он повернул мерина и поскакал в южном направлении к холму. Въехав на вершину, Джек обернулся и увидел, что кавалеристы уже были недалеко от обнаженного Каттлера, приникшего к шее лошади.

Объезжая кругом Пони-Форк, Джек заехал далеко на запад. Он проехал веред, но на пути возникло ущелье, после затяжных дождей превратившееся в буйный поток мутных вод.

Внизу, вдоль высокого берега, тянулась старая колея. Дальше поток уходил змееобразно на юг. Джек не повернул бы назад, если бы не услышал грубой брани, донесшейся с дороги и перекрывшей шум дождя и бурного потока.

Осторожно поднявшись на край обрыва, Джек увидел фургон, застрявший в грязи. В фургон было запряжено восемь мулов. Длинный низкий фургон был укрыт брезентом.

По высокому голосу, доносившемуся из-за фургона, Джек понял, что это Снайдер. Джек вспомнил слова, некогда сказанные Хиллом:

— Я купил у Снайдера один из двух старых армейских фургонов.

Ему стало ясно, что Снайдер как-то поменял одинаковые фургоны, оставив один в Пони-Форк, и уехал на другом с золотом.

Снайдера не было видно, он копался с правым передним колесом, глубоко увязшим в грязи у самого края ущелья, где внизу неслись мутные потоки дождевой воды. Он, как ненормальный, ругался, до Джека доносился его пронзительный резкий голос.

Вот он полез под козлы и тут заметил неподвижную фигуру всадника, застывшую на высоком берегу. Вряд ли он узнал Джека. Но кто-то смотрел на него, наблюдал за ним. Вот и все, что понял и чего испугался Снайдер.

Джек услышал сквозь грохот и шум дождя:

— Убирайся! Убирайся прочь!

Снайдер запрыгнул на козлы и изо всех сил хлестнул мулов. Они дернули, правое колесо наконец выскочило из грязи. Под непрерывно сыпавшимися ударами мулы пошли быстрее и вскоре побежали. Они бежали некоторое время по прямой, затем колея резко заворачивала, и Снайдер не справился с управлением. Колеса правой стороны занесло к краю ущелья, и земля не выдержала тяжести фургона. Снайдер подпрыгнул на козлах, когда задняя ось грузно просела в землю. Фургон медленно сполз в ущелье, передние колеса по инерции продолжали вращаться в воздухе. Когда центр тяжести сместился над провалом, фургон вдруг опрокинулся назад вверх колесами и пополз по крутому склону к грохочущему потоку. Оглобли сломались и мулы, освобожденные от тяжести, побежали вперед по колее и исчезли из виду. Снайдер стоял на коленях у края обвала, куда свалился фургон, и тупо смотрел вниз. Он видел, как перевернувшаяся повозка грохнулась в воду, как поднялся столб брызг и на миг выступили белые донные камни.

Днище фургона разбилось от удара вдребезги, но части каркаса устояли, и фургон проплыл немного, пока не зацепился за подводный камень и затонул, на поверхности виднелось лишь одно колесо. Все шестнадцать бочонков либо утонули, либо раскололись о камни.

Струи грязной воды, окружившие фургон, пенились и белели от высыпавшейся муки. Дальше вспенившаяся вода медленно превращалась из белой в грязно-золотистую, а там, где поток был быстрым, вода становилась почти ярко-желтой.

Снайдер перепрыгнул через обрыв и полетел вниз по крутому склону. Он подвернул ногу и плюхнулся в воду. Прыгая на одной ноге и хватаясь за выступающие из воды камни, он по пояс в воде, двигался в грохотавшем потоке навстречу фургону. Снайдер хватал руками рыжевато-золотистую воду, безумно сжимал в ладонях убегавший поток, окрашенный в ярко-желтый цвет.

Потом пенистое течение вновь подхватило фургон и швырнуло его на Снайдера. Снайдер исчез. Его, беспомощного и неподвижного, выбросило на поверхность футах в пятидесяти и потащило дальше. Наконец Снайдер в последний раз показался на поверхности и исчез под водой.

Глава Х

Джек склонился с мерина и тупо посмотрел вниз на вновь ставшими серыми воды. Прежде, чем он ушел, исчезли последние остатки фургона, течение унесло их прочь и разбило о камни.

Мерин поднял голову и пошел, смущенный тем, что всадник не понукал его. Животное двинулось туда, куда его тянуло любопытство.

Дождь уже кончился, когда мерин набрел на лужайку травы, росшей у крутого склона скалы. Животное опустило морду в блестевшие от дождя плоские тонкие травинки.

Джек соскользнул с седла и сел на камень, уставившись на расстилавшуюся перед ним холмистую равнину и, обхватив руками ноги, положил голову на колени. Потом он потянулся к траве и выдернул клок, положил в рот несколько травинок и принялся их медленно жевать.

Дождь, казалось, больше не пойдет. Черные тучи над головой медленно прояснялись в серые тона, а на востоке сквозь облака пробивалось бледное сияние солнца. Джек сказал:

— Знаешь, коняга, иногда случается, что тебе надо следовать чувству меры. Когда ты должен заглянуть в черный ствол револьвера и спустить курок.

Мерин вопросительно покосился на хозяина, но жевать траву не перестал.

— Ты глупая лошадь, — нежно продолжил Джек, — тебе хорошо, когда есть трава, и плохо, когда тебя нагружают поклажей. Снайдеру и Чарли Хиллу теперь наплевать на золото, которое они нашли на этой земле. Я дышу и жую травинку. Я не ранен, если не считать того, что чертов полукровка ударил меня шпорой в плечо. По сравнению с ними я самый живой.

Джек полез в карман рубашки: там он нашел две раздавленные сигары. Третья оказалась целой. Джек чиркнул спичкой и закурил.

— Черт, — выругался он, погасив спичку, — у меня даже есть курево. Это уже явная роскошь.

Опустилась ночь, на небе мерцало несколько звезд, когда Джек увидел огни Пони-Форка.

Въехав в город, он привязал мерина к столбу изгороди у дома Кристин. Войдя в дом, он очутился в полуосвещенном коридоре, в прихожей горела керосиновая лампа. Никого не было. В других комнатах было темно.

— Джесс? Кристин? — позвал он. Никто не ответил.

Джек вернулся в город, после дневной суматохи было тихо, улицы почти пустынны. Он пошел в ресторан и заказал мясо с картошкой. Другие посетители замолчали, когда Джек вошел и бросали на него подозрительные взгляды, если он отворачивался. Официант уставился в окно, Джек тоже посмотрел в ту сторону. Шериф Вилли и двое помощников проходили мимо по тротуару. У одного из них был дробовик.

Официант взглянул на Джека и, опустив глаза, поспешил к другому столику, когда заметил, что Тол смотрит на него.

Пообедав, Джек вышел на улицу и оглянулся на дом Кристин. Затем он подошел к салуну. За стеклом было видно, как двое, опершись на стойку, о чем-то спорили с барменом. Джек толкнул дверцы и вошел.

— Нет, сэр, — возбужденно доказывал один. — Никаких не было там индейцев. Это сделали белые. Три человека. Их лошади были подкованы. Значит, там не появлялись индейцы.

21
{"b":"11445","o":1}