ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ричард. Ведь мы близкие соседи. А насчет цвета не сомневаюсь, он полностью совпадает с вашими рыжими волосами.

– Каштановыми, мистер Стоун… Ричард, – процедила Мэг.

– Да, каштановыми, – милостиво согласился Ричард. – Я помешал вашей фиесте? Это не входило в мои планы.

Мэг чувствовала себя неловко – одежда затрапезная, в волосах травинки. Ричард, небрежно бросив рядом бежевый пиджак, с наслаждением вытянулся на траве. Он лежал в непринужденной позе, подперев голову рукой, и пристально рассматривал каждую извилинку ее разогретого солнцем тела в обтягивающей футболке и джинсах. Мэг суетливо оправила одежду.

Почувствовав ее смущение, Ричард закрыл глаза и устроился поудобнее. Руки заложены за голову, сильное гибкое тело в светлой шелковой рубашке с распахнутым воротом, бежевые брюки. Мэг потихоньку поглядывала на Ричарда. До чего он хорош, даже противно. Солнечные лучи подсвечивали гладкую смуглую кожу, бросая блики на густые черные волосы. Красивые твердые губы растянуты в спокойной улыбке. Вокруг сияло солнце, пахло нагретой, примятой травой.

Легкий ветерок шелестел листьями деревьев. Мэг сорвала травинку с высоким стеблем и, не удержавшись, пощекотала шею Ричарда.

– Ты со мной заигрываешь, Мэг? – лениво спросил он.

– Вы о чем? Это ветер, – ответила Мэг и поняв, что выдала себя с головой, вскочила на ноги.

Ричард неторопливо поднялся вслед за ней. Какое-то мгновение они смотрели друг на друга. Вдруг Ричард взял ее за плечи и притянул к себе. Мэг показалось, что он сейчас ее поцелует, и более того, она жаждет его поцелуя.

– Позволь дать тебе совет, Мэгги, – неожиданно сказал Ричард. – Если не собираешься пить чай, не ставь чайник на огонь.

– Я в-вас не п-понимаю, – пролепетала Мэг.

– Все ты прекрасно понимаешь, ты же не глупая девочка. Пошли, – сказал он.

Они медленно направились к дому.

– Вижу, у вас все в порядке, слуги вернулись. Розовые мальчики больше не появлялись? Я, собственно, только убедиться.

Мэг предложила выпить чаю. Они прошли в библиотеку, куда Сэндби вскоре принес поднос с чаем. Мэг из упрямства не стала переодеваться и теперь горько жалела об этом. Ричард в своем модном костюме, непринужденно откинувшись в кресле, выглядел элегантно и гармонично даже в средневековой обстановке комнаты. Мэг, как назло, выбравшая высокое деревянное кресло с высокими ножками, безуспешно пыталась спрятать за них босые ступни.

– Да что вы ерзаете, Мэгги, расслабьтесь. Поверьте, ваши босые пятки меня не смущают.

Мэг залилась краской, проклиная свою способность мгновенно вспыхивать.

– Странно, но иногда вы удивительно напоминаете мне Кэролайн, – дружелюбно сказал Ричард. – Хотя трудно представить ее в оранжевой футболке, но подбородок вы вздергиваете, как она. Наверное, строптивость – семейная черта Феннелов. Впрочем, строптивая или нет, вы теперь хозяйка Окридж-холла и должны принять участие в ежегодном благотворительном бале Гейнсборо.

– Почему Гейнсборо? – удивленно спросила Мэг.

– Потому что у нас в округе все помешаны на великом Томасе Гейнсборо, который, кстати, был другом вашего предка Джона Феннела и написал в этом самом доме несколько знаменитых портретов, в том числе Розового мальчика и несчастную леди Мэри Феннел.

– А кто это – Мэри Феннел.

– Ваша прапрабабка, жена Джона. Он безумно любил ее, и когда та совсем молодой скончалась в родах, спрятал куда-то ее портрет. С тех пор его никто не видел. Говорят, это был настоящий шедевр, и Мэри на нем очень красива.

– А когда бал?

– Через две недели. Его устраивает наше общество почитателей Гейнсборо. Все собранные средства пойдут начинающим художникам. Единственное условие – участники должны быть в костюмах персонажей картин Гейнсборо. Думаю, – голос Ричарда опять стал насмешливым, – вы могли бы изобразить мальчика со щенком. – И Ричард кивнул в сторону портрета, висящего на стене. – Аттельстан вам поможет.

Мэг заскрежетала зубами и резко вскочила. На портрете был изображен крестьянский мальчик с кувшином в одной руке и трогательным щенком в другой.

– А вам подойдет изображать бультерьера Бампера! – запальчиво крикнула она, указывая на картину, висящую над камином.

– Как легко вас вывести из себя, крошка! Мэгги, – сказал Ричард, поднимаясь. – Пожалуй, пойду, пока вы не запустили в меня чем-нибудь тяжелым. Нам еще представится возможность обсудить наши туалеты. – Он неожиданно нагнулся и легко поцеловал Мэг в нос, а затем быстрым шагом покинул библиотеку, справедлив во опасаясь реакции девушки.

Негодяй! Он просто издевается надо мной! обращается, как с маленькой девочкой… или мальчиком, поправила она себя. Ну подожди, Генри Хиггинс!

10

Перед ужином Мэг решила принять ванну. Насыпав ароматические соли из хрустального флакона, она с наслаждением погрузилась в воду и, следуя совету Ричарда, попыталась расслабиться.

Успокоенная и посвежевшая, она вытерлась пушистым махровым полотенцем и начала тщательно готовиться к ужину с Генри. Надев маленькое и очень открытое черное платье, Мэг подошла к зеркалу и приступила к макияжу. Это занятие было для нее непривычным, но Мэг предусмотрительно купила в универмаге женский журнал, в котором ее внимание привлекла статья под чарующим названием «Стань прекрасной». Держа в вытянутой руке журнал, она старательно следовала инструкциям. Но вместо мерцающего таинственного взгляда на нее смотрело асимметричное лицо в черных разводах.

– Позвольте, я помогу вам, – сказала бесшумно вошедшая Мэри Энн, увидев мучения своей хозяйки.

Умело, быстро и, как ни странно, без инструкций она ликвидировала оплошности Мэг и несколькими движениями нанесла косметику, треща при этом как сорока. Впечатления выливались из нее неудержимым потоком, и Мэг поняла, что Мэри Энн не остановится, пока не расскажет все.

– О, как это было страшно, мисс. Даже миссис Флеминг испугалась, хоть и не хотела показывать. А уж Лиз, жена Джона, так кричала, так кричала, совсем как в том сериале, где монах ходит по дому и всех убивает. Она стоит, тут у туалетного столика и в зеркале видит… Розового мальчика, как есть – в бархате и шелках.

– Одновременно?

– Как есть – одновременно. Лиз помнит только, что схватила внизу миссис Флеминг за юбку и орет благим матом. А та взяла графин и ну ей на голову. Тут мы прибежали, а Сэндби как услышал, так побелел весь и говорит: «Чушь!», хоть сам белее полотна. Ну, они, Сэндби и миссис Флеминг, Лиз успокоили, а сами все шепчутся, шепчутся. Потом вечером Сэндби, я сама видела, в библиотеку пошел, какую-то старую книгу достал, показал миссис Флеминг и спрятал. А Лиз подглядела, куда он ее поставил, вытащила и все нам о Розовом мальчике прочитала. А наутро Джон Розового мальчика увидел, когда на галерее чинил проводку. Тут уже мы все решили, что лучше из Окридж-холла уйти, пока целы. Том, правда, предлагал мне с ним на ночь устроить засаду, но знаю я эти засады, не какая-нибудь дурочка! А миссис Флеминг говорит: «Вы уж извините меня, Сэндби, но у меня родная тетка видела пожар в театре, и мне даже слушать ее было страшно. Раз однажды он тут пожар напророчил, то я уезжаю». А Сэндби говорит: «Уж от вас-то, миссис Флеминг, я этого не ожидал. Я останусь встретить владелицу Окридж-холла, даже если все розовые мальчики лягут на пороге». Он с ней до сих пор не разговаривает. Она и так, и сяк перед ним. Не прощает. Если бы не мистер Стоун… – Мэри Энн внезапно испуганно замолчала.

– Что мистер Стоун?! При чем здесь мистер Стоун?! – Мэг даже не заметила, что кричит.

Мэри Энн безнадежно махнула рукой.

– Ах, все равно я проболталась. Мистер Стоун велел передать всем нам, что, если мы не вернемся немедленно в Окридж-холл, не видать нам работы ни здесь, ни в Лондоне. Мол, он позаботится об этом. А уж мистер Стоун сдержал бы свое слово, он такой.

Мэг старательно усваивала эту новую информацию о крепко держащем свое слово непостижимом Ричарде Стоуне.

12
{"b":"11446","o":1}