ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как только машина отъехала, Мэг бросилась наверх, чуть не сшибив с ног Мэри Энн.

– Я сегодня обедаю не дома. Что за ресторан – «Гордость Маклейна»? – спросила она на ходу.

– О, мисс Маргарет, там собирается самая изысканная публика! – Мэри Энн засеменила за хозяйкой и, сразу направившись к шкафу, начала деловито перебирать платья. Ее выбор остановился на темно-вишневом. – Вот это подойдет.

– Да, и думаю, волосы лучше оставить распущенными.

– Я все время вам об этом твержу.

Время до восьми тянулось мучительно долго, и Мэг пошла в библиотеку. Она решила поработать над книгой.

Вот уже несколько недель у нее на столе лежит рукопись. Мэг так и не написала ни одного слова, не отредактировала ни одного абзаца. Да, «Чириблы» оказались правы. В голове у нее не было никаких мыслей о романе и она никак не могла сосредоточиться. Любой звук – шелест листвы за окном, приглушенные голоса прислуги, звук шагов – все заставляло ее оборачиваться. Мысли Мэг были заняты исключительно предстоящим вечером. Она бесцельно смотрела в окно на проплывающие облака и, как всегда, мечтала о Ричарде Стоуне.

В семь часов взволнованная Мэри Энн сказала, что пора одеваться. Мэг полностью отдала себя в ее руки. Без пяти восемь она стояла в холле, нервно поправляя распущенные волосы. Мэг и представить не могла, как она хороша собой. Блестящие, отливающие медью кудри тяжелой волной лежали на плечах. Большие карие глаза были широко открыты, словно в ожидании чуда. Простое, а потому необыкновенно элегантное платье великолепно облегало ее стройную фигурку, подчеркивая тонкую талию, высокую маленькую грудь и стройные бедра. В ней чувствовалась мягкость, хрупкость и незащищенность, вызывающая у всех мужчин стремление немедленно опекать и защищать ее.

Ричард приехал за ней ровно в восемь. В темном смокинге он выглядел неотразимо. От него исходила властность и почти животная чувственность.

Сидя в кожаном салоне «ягуара» Ричарда с дымчатыми стеклами и кондиционером, Мэг невольно уподобляла машине его владельца: такой же роскошный хищник.

Машина остановилась на площади перед старинным двухэтажным зданием с маленькими круглыми окнами.

– «Гордость Маклейна». Какое странное название, – сказала Мэг, прочитав вывеску.

– Это название корабля.

– Корабля?

– Ресторан открыл в прошлом столетии осевший на берегу моряк. Он так тосковал по морю и своему кораблю, что решил создать его маленькую копию. Отличное обслуживание!

У входа стояла огромная, вытесанная из дерева женская фигура, наподобие тех, что в старые времена помещали на носу судна, а сам полутемный зал был оформлен как палуба корабля. Свет проникал из крошечных круглых лампочек на темно-синем потолке, напоминающем усеянное звездами ночное небо. На стенах висели портреты чернобородых капитанов.

– Ваш столик свободен. – Официант в форме стюарда проводил Мэг и Ричарда к приготовленному для них столику в углу зала, вручил меню и отошел, давая клиентам время сделать выбор.

По его тону Мэг поняла, что Ричард был здесь постоянным посетителем. Она обвела глазами зал. В полумраке можно было разглядеть, что за столиками сидят только по двое. Несколько пар, томно покачиваясь в такт музыке, танцевали. Наверняка Ричард ходил сюда не для деловых бесед.

Мэг удобно разместилась в глубоком темно-синем кожаном кресле с высокой спинкой. Девушка наслаждалась необычной обстановкой.

– Как здесь красиво! – выдохнула она.

– Что ты будешь заказывать, Мэгги? – спросил Ричард, довольный эффектом, произведенным на девушку.

– Я полностью тебе доверяю.

– Ну что ж, постараюсь оправдать твое доверие, – ответил Рчиард и сделал заказ. – Бургундские улитки, жаренные на гриле креветки, кассероль из моллюсков и, пожалуй, коктейль из омара.

Мэг замерла, пожалев, что так легкомысленно доверила выбор своему спутнику.

Одно – изысканное блюдо сменялось другим. Надо же, оказывается, это все съедобно! Мэг целый день ничего не ела и теперь с аппетитом поглощала деликатесы. Наконец она обессиленно отложила вилку и сказала:

– Кажется, больше не смогу проглотить ни кусочка.

Ричард свободно откинулся в кресле и с интересом наблюдал за девушкой.

– Ты похожа на ребенка, впервые попавшего в кондитерскую лавку.

– Никогда не была раньше в таких ресторанах. – То ли от выпитого вина, то ли от спокойной обстановки вокруг всегда скованная в присутствии Ричарда девушка сейчас чувствовала себя свободно.

– А чем ты увлекаешься, Мэгги?

– Я… Раньше помогала отцу. Он хотел написать книгу. Историческое исследование о заговоре против Генри Дарнлея и его убийстве. После смерти отца я решилась дописать роман. Только у меня скорее получился исторический детектив. – Мэг сама удивилась, что доверила свою тщательно скрываемую тайну Ричарду, и замерла в ожидании его насмешек.

– Ты уже закончила работу?

– Одно издательство даже согласилось опубликовать роман после того, как я внесу некоторые дополнения. А у Кэролайн… У нее такая прекрасная библиотека! Я столько прочитала про Феннелов, что возникла идея новой книги… Не смейтесь!

– И не думаю! – отозвался Ричард. – Может, в недалеком будущем я буду гордиться, что имел честь отужинать со знаменитой писательницей Маргарет Уолленстоун.

– Не исключено, – смело ответила Мэг, вздернув подбородок.

– Может, мне заранее попросить автограф? – продолжал подшучивать Ричард.

– Поспешите, а то потом не хватит, – подхватила Мэг его шутливый тон.

– А друзья у тебя есть?

– Бренда… Преподает в младших классах нашей школы. Вы обязательно должны познакомиться! Вот она приедет в Окридж-холл… В отличие от меня Бренда веселая, энергичная… В нее невозможно не влюбиться.

– Правда? – с улыбкой сказал Ричард. – Жаль, мое сердце уже занято.

– Что? А, да, конечно, – вяло согласилась Мэг, вспомнив о Бланш.

Хорошее настроение куда-то пропало.

– Мэгги? Опять спряталась в свою скорлупу! Ты обиделась за Бренду? Ну не надо, может, я и вправду влюблюсь в нее, – увещевал Ричард девушку.

А неплохо было бы. Мэг представила, как Ричард предпочтет Бренду своей холодной, блестящей Бланш.

– Ну, Мэгги, улыбнись. Хочешь, я спою тебе? – предложил он и, страшно фальшивя, завел:

У Мэгги был веселый гусь.

Он знал все песни наизусть.

Ах, до чего смешной был гусь…

Мэг не выдержала и рассмеялась.

– Ну, так-то лучше, – облегченно вздохнул Ричард. – Я боялся, что мне придется допеть до конца…

– Да, со слухом у тебя некоторые… сложности, – все еще смеясь, сказала Мэг.

– Зато голос красивый, – самодовольно парировал Ричард.

Мэг только хмыкнула в ответ.

– Ас мужчинами ты встречаешься, Мэгги?

– Последние месяцы я много времени проводила с Генри. Мне с ним очень легко.

Только что такое добродушное, открытое лицо Ричарда приобрело свое обычное надменное выражение. Что его так рассердило, подумала Мэг, почему я не могу ни с кем встречаться?

– Пойдем танцевать, – предложил Ричард. Мэг танцевала увлеченно. Во время танца она менялась на глазах. Напряжение, ощущавшееся в присутствии Ричарда, спало, глаза загорелись, стройное тело оживилось.

Они танцевали несколько старомодно, не приближаясь друг к другу, но внезапно, под предлогом того, чтобы не столкнуться с другой парой, Ричард притянул девушку к себе и больше не выпускал.

– О такой женщине, как ты, мужчины могут только мечтать. – Губы его почти коснулись виска Мэг.

Сердце ее забилось учащенно.

– Не бойся, Мэгги, я тебя не съем, – насмешливо проговорил Ричард и поцеловал ее в мочку уха.

Мэг позабыла о Бланш, о Генри, обо всем на свете и поддалась наплыву эмоций. Каждая клеточка ее тела ощущала сумасшедшее, пьянящее возбуждение. Ей хотелось, чтобы этот танец длился вечно. Но музыка кончилась. Ричард ослабил объятия и слегка отстранился от Мэг. В его взгляде читалась насмешка и что-то, не поддающееся определению. Мэг стояла и потрясенно смотрела на него. Ричард ласково погладил девушку по щеке.

18
{"b":"11446","o":1}