ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эгоист
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Вверх по спирали
Жизнь в моей голове: 31 реальная история из жизни популярных авторов
Телепорт
Пчелы
Свой, чужой, родной
Лабиринт Ворона
Поденка
A
A

Мягкое красновато-золотистое утреннее солнце радужными брызгами ворвалось в спальню через широкие окна. Мэг открыла глаза и замерла, пытаясь уменьшить остроту ощущений, обнаружив, что лежит в объятиях Ричарда Стоуна. Даже плотная рубашка не могла повлиять на силу ее эмоций. Сердце Мэг забилось до нелепости быстро, во рту мгновенно пересохло, она чувствовала запах его тела, желание прижаться еще теснее лишало ее самообладания. Мэг осторожно попыталась отстраниться, но Ричард обнял ее, не давая возможности освободиться. Конечно, можно было бы вырваться, но тогда он проснется и посмотрит на нее с презрением. Ладно, она подождет его пробуждения, а потом притворится, будто тоже спала.

Мэг затихла, прислушиваясь к ровному дыханию Ричарда. Во сне его лицо выглядело на удивление мягким и, беззащитным. Он казался не таким высокомерным, как обычно. В линии нижней губы угадывалась чувственность, а в тонких морщинках вокруг глаз – неожиданная мягкость. Ричард притягивал ее.

Мэг вдруг ощутила прилив странной нежности. Едва заметная улыбка тронула ее губы, когда, протянув руку, она коснулась лица Ричарда. Ей захотелось крепко обнять его, поцеловать это красивое лицо, но только чтобы он не знал об этом. Мэг скользнула пальцем по губам Ричарда, глядя на него широко открытыми глазами.

– То, что ты делаешь, может оказаться небезопасным в столь ранний час, – прозвучал в тишине спокойный низкий голос.

Мэг, застигнутая врасплох, резко отдернула руку.

– Не слишком ли вы разоспались? – сказала она.

– Как приятно проснуться, держа тебя в объятиях, моя дорогая!

– Ты бессовестно воспользовался ситуацией, – сердито прошипела Мэг и резко отодвинулась на самый край кровати.

– По-моему, это ты воспользовалась ситуацией, – возразил Ричард. – Сметая все преграды, приползла ко мне в объятия. Это же моя половина кровати.

Он был прав. Мэг ничего не могла возразить и только гордо вскинула подбородок.

– Похоже, мне надо поскорее убираться в свою комнату, а то даже доверчивый Сэндби не поверит, что мы провели время столь невинно, – спокойно заметил Ричард.

Он рывком встал и потянулся. Мэг же не могла отвести взгляд от его тела. Смуглый, позолоченный солнцем торс был великолепен. Мощная грудная клетка, мускулистое туловище, резко сужающееся к бедрам. Ричард был более похож на олимпийского героя, чем на современного английского банкира.

За завтраком Мэг обратила внимание на Сэндби. Благообразная физиономия дворецкого так и лучилась счастьем, да и завтрак был гораздо обильнее и разнообразнее, чем обычно. Окорок и копченая грудинка, рыба, яичница, ветчина, блюдо с ячменными и пшеничными лепешками, сдобные булочки и крошечные хрустящие тосты, торт с кремом из кокосовых орехов, всевозможное варенье и, наконец, огромная ваза с фруктами.

– Сэндби! – с притворным ужасом воскликнула Мэг. – А где же овсянка?

– Мистер Стоун не любит овсянку, – смутившись, ответил Сэндби.

Можно подумать, я люблю. Но каждый день должна съедать целую тарелку этой гадости.

Словно желая окончательно ее добить, Сэндби поставил на стол имбирную коврижку и кекс с цукатами. Видимо, он считает, что они целый день проведут за столом. Мэг отметила про себя, что для Генри дворецкий так не старается.

– Мне нужно по делам в Лондон, Мэг, – сказал Ричард, с аппетитом уничтожая ячменные лепешки.

– Возьми меня с собой, – вырвалось у Мэг, прежде чем она успела подумать, да и не хотелось ни о чем думать. Только бы побыть с ним рядом еще немного. И сейчас Мэг не слишком беспокоило, какое впечатление произведут на Ричарда ее слова.

– Но я буду занят, Мэгги. – Ричард с удивлением посмотрел на девушку.

– А мне как раз надо навестить подругу, – на ходу придумала она.

– Прекрасно, тогда поехали вместе.

– Я сейчас, через секунду, – скороговоркой произнесла Мэг и побежала переодеваться.

Она решила надеть шелковый костюм фисташкового цвета, удачно оттеняющий ее яркие блестящие волосы, которые она повязала широкой шелковой лентой такого же цвета. Из-под коротенькой юбочки ошеломительно красиво выглядывали ее длинные, стройные ноги. Ричард демонстративно долго осматривал ее.

– Что-нибудь не так? – утомленная ожиданием, спросила Мэг.

– А ты не замерзнешь в такой юбке?

– Если я не ошибаюсь, сейчас лето, – заметила Мэг.

– Вообще-то ты вполне могла бы выступать на подиуме, – великодушно бросил Ричард.

– Учту на случай разорения, – проговорила Мэг, грациозно опускаясь на подушки сиденья машины.

15

День обещал быть прекрасным. Солнечные лучи вспыхивали яркими бликами на темном капоте автомобиля. Ветер сорвал с головы Мэг ленту и растрепал волосы. Ею овладело чувство полной радости и огромного наслаждения от общества Ричарда. Мирные идиллические картины сельской Англии мелькали за окном автомобиля. Ричард, широко улыбаясь, смотрел на нее, и Мэг улыбнулась ему в ответ. Что-то опасное и непонятное вспыхнуло в его глазах, прежде чем он отвернулся.

Когда они приехали в Лондон, девушка попросила высадить ее недалеко от дома Бренды. Договорившись встретиться в пять часов на этом же месте, Ричард быстро уехал. Мэг зашла в универмаг и с удовольствием выбрала, учитывая вкус подруги, несколько подарков для нее. Она купила шикарное вечернее платье с непомерным декольте (Бренда очень гордилась своей пышной грудью), роскошное белье и украшения в мексиканском стиле. Нагруженная изящно упакованными пакетами, Мэг поднялась на пятый этаж многоквартирного дома и позвонила в скромную квартирку Бренды. Послышались быстрые шаги. Мэг ждала, зная привычки подруги. Бренда всегда внимательно читала колонку происшествий в газетах и панически боялась сексуальных маньяков. С таким бюстом она могла ввести во грех и пару раз действительно чуть не подверглась нападению. Мэг ждала, пока подруга разглядит ее в глазок, наконец замок щелкнул, и дверь отворилась.

– Простите, вы к кому? – спросила низким голосом Бренда и вдруг, завизжав, кинулась Мэг на шею. – Ах ты, паршивка эдакая, – закричала она, втаскивая подругу внутрь и тщательно запирая дверь, – это ж надо так затаиться! Я тут умираю от любопытства. – Она приостановилась и внимательно оглядела Мэг. – Выглядишь потрясно! Просто леди Диана на приеме в Саудовской Аравии! Черт возьми, что делают деньги!

Мэг вручила подарки, прервав тем самым словоизлияния толстушки. Бренда нетерпеливо разорвала пакеты.

– Как раз то, о чем я мечтала, – чмокнула она Мэг в щеку и побежала примерять обновки.

Квартира Бренды была под стать хозяйке – уютная, веселая, яркая. Повсюду были раскиданы мягкие игрушки, на стенах вперемежку с абстрактными картинами одного из поклонников Бренды висели пестрые мексиканские коврики и маски. На огромной тахте – покрывало в стиле пичворк, а подушкой служил огромный плюшевый бегемот.

Когда наконец примерка закончилась, Бренда села напротив Мэг и велела:

– Теперь выкладывай!

Мэг рассказала о поместье, о бале, о том, как ее выбрали королевой. Бренда слушала, приоткрыв рот и изредка восклицая: «С ума сойти!» или «Чтоб мне провалиться!». Когда Мэг дошла до Ричарда Стоуна, глаза Бренды заблестели, она попросила не торопиться, рассказывать подробнее. Мэг не хотела углубляться в опасную тему и акцентировала внимание на Бланш Лигонье.

– Дешевка! – со свойственной ей безапелляционностью бросила Бренда.

– Нет, ты не видела, как она красива.

– Знаю я этих красавиц! В них нет огня! – Бренда с удовлетворением поглядела на себя в зеркало, давая понять, что в ней-то огня более чем достаточно.

– А во мне?

Бренда внимательно посмотрела на Мэг.

– В тебе он тоже теперь есть, – великодушно ответила она.

– Если иметь в виду мои волосы, то конечно, – грустно отозвалась Мэг.

– Похоже, ты наконец влюбилась, – сделала заключение Бренда.

– Ч-что? – Мэг даже начала заикаться.

– Ну уж от меня ты можешь не скрывать.

– Я… нет… да, – в конце концов обреченно согласилась она. – Только я его совсем не интересую. – Мэг вспомнила о странной сдержанности Ричарда прошлой ночью. Человек, которому нравится женщина, не мог бы спокойно спать с ней рядом, даже не пытаясь соблазнить. – А может, все дело в этой ужасной рубашке?

20
{"b":"11446","o":1}