ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Признайся, Мэг, что с романами у тебя было не густо, – продолжал расспрашивать Ричард.

Мэг попыталась придать лицу таинственное выражение и не удостоила его ответом.

– По-моему, тебя интересовали только книги.

– Но это не значит, что я никого не интересовала. Один знакомый Генри, художник, даже хотел написать мой портрет.

– Кто?

– Знаменитый портретист, – торжественно ответила Мэг.

– И что Генри?

– Сказал, что если я не против, то он попросит написать портрет для него.

– Наверное, Генри надеялся выгодно его продать.

Мэг удивила прозвучавшая в этих словах злость.

– Ты несправедлив. Генри был очень внимателен ко мне, и я благодарна ему за это.

Ричард молчал.

– Он вообще очень хорошо ко мне относится.

– О, в этом я не сомневаюсь.

– Во всяком случае, он относится ко мне лучше, чем ты. Он не считает меня подростком!

– Я же сказал, что ты очень повзрослела, – усмехнулся Ричард, потом неожиданно подошел к девушке и взял ее за плечи. – А как бы ты хотела, чтобы я к тебе относился?

Она вскинула голову, встретила загадочный взгляд и быстро отвела глаза в сторону.

– Мне… мне хотелось бы быть д-друзьями…

Мэг на мгновение остановилась и решилась снова взглянуть на него. Не выдала ли она свои надежды и мечты?

– Ты сейчас похожа на мышку-трусишку. – Ричард изучающе смотрел на нее.

– Н-не очень лестное сравнение.

– Да? А с кем бы тебе хотелось, чтобы я сравнил?

Мэг подумала о Бланш, о ее холодной кошачьей грации.

– С пантерой, – решительно заявила Мэг. Ричард сжимал губы, едва сдерживая смех.

– Рада, что мне удалось вас развеселить, – с достоинством произнесла она.

– Я только подумал…

Он не мог удержаться от откровенной улыбки, которая осветила его лицо.

Мэг внезапно стало трудно дышать. Кровь застучала в висках, в ушах зазвенело, колени подогнулись. Ричард с силой привлек ее к себе. Мэг попыталась вырваться из железного кольца. Он не должен так обращаться с ней! Три поколения эмансипированных представительниц гордой нации заставили усилить сопротивление и даже пустить в ход кулаки. Была бы на ее месте прапрабабка Кассандра, она бы ему показала. Мэг изо всех сил ударила Ричарда кулаком в грудь, но тот стоял непоколебимо, как скала, и только еще сильнее прижимал ее к себе. Девушка застыла, не шевелясь, слушая частые, сильные удары его сердца. Ее голова едва доходила до подбородка Ричарда.

Стоять так было страшно неудобно. Мэг медленно подняла голову. Начинало темнеть. Небо из синего превратилось в серо-фиолетовое, и глаза Ричарда казались совершенно темными. Набежавшая от пролетевшего мимо спортивного катеpa волна едва не заставила ее потерять равновесие, и она непроизвольно еще сильнее прижалась к Ричарду, с радостью ощутив надежность и крепость его напрягшегося как струна тела. Он притянул ее еще ближе и нежно поцеловал. На какое-то мгновение, показавшееся вечностью, Мэг забыла обо всем. Горячая волна чувств захлестнула ее. Она робко прильнула к Ричарду, и рука ее непроизвольно коснулась жестких черных волос. Дурманящее наслаждение поцелуя соединило их. Вдруг Ричард отпустил ее. Девушка попыталась выровнять участившееся дыхание и с удивлением смотрела на него.

– Мэгги, еще минута, и мы уподобились бы вон той парочке. – Голос Ричарда звучал на удивление спокойно и ровно.

На островке, недалеко от них, в сгущавшихся сумерках под огромной серебристой ивой, ветви которой спускались почти до самой воды, виднелся силуэт обнявшихся юноши и девушки. Мэг прищурилась, чтобы получше разглядеть пару.

– Странно, где же их лодка. – Ричард вглядывался в крошечный клочок земли. – Неужели они добирались вплавь для того, чтобы здесь целоваться?

Влюбленные самозабвенно и страстно целовались. Мэг вздохнула. Ричард, казалось, потерял к ней интерес.

– Мэгги, хочешь последовать примеру этой юной леди? В качестве партнера могу предложить себя.

– Еще чего! Терпеть не могу целоваться!

– А ты это часто делаешь? – Прозвучавшее в его голосе недоверие возмутило Мэг.

– Это касается только меня и никого больше, – чопорно отчеканила она.

– Безусловно, прошу извинить за недостойное любопытство, – отозвался Ричард и поклонился. – Ты еще любуешься ими, Мэгги? Давай-ка лучше перейдем к прозаическому ужину.

Мэг покоробила такая приземленность, что, однако, не повлияло на ее аппетит. Перекусить они решили прямо на палубе, не уходя в каюту. Мэг решительно набросилась на копченую лососину и заливной язык, не обойдя вниманием и десерт – торт из ежевики со сливками.

Темнело. На берегу зажглись огни. Когда они проезжали мимо частного причала, ярко освещенного множеством фонариков, Ричард замедлил ход.

– Мы что, причаливаем? – спросила Мэг.

– Это загородный дом Майкла Бригеля. Помнишь, мы встретили его в ресторане? Он приглашал меня сегодня на коктейль.

Мэг вгляделась в темноту. С причала доносилась негромкая музыка и веселые голоса ярко одетых людей. Она заколебалась.

– Но мое платье…

– Сойдет, – отмахнулся Ричард. Видимо, с берега заметили приближающийся катер и радостно закричали. Мэг обратила внимание на высокую женщину в чем-то серебристом и переливчатом, которая размахивала над головой шарфом. Сильный порыв ветра вырвал шарф из рук и понес прямо в реку. В одно мгновение Ричард легко подпрыгнул и ловко подхватил его. С берега раздались бурные аплодисменты.

Когда катер причалил, веселая толпа бросилась встречать их. Первой подбежала высокая девушка в серебристом платье с гладкими светлыми волосами, искусно зачесанными назад. Мэг едва успела посторониться, и блондинка запрыгнула на остановившийся катер, бросилась прямо на грудь Ричарда. Майкл Бригель галантно протянул Мэг руку. В белом смокинге он выглядел голливудским киногероем.

– Добро пожаловать, мисс Уолленстоун. Прекрасно, что вы присоединились к нам. Теперь я понимаю, чего не хватало мне для полного счастья – вас! – Он широко улыбнулся, сверкнув великолепными зубами. Судя по некоторой замедленности движений и излишней торопливости речи, Майкл успел изрядно выпить. – Ричард, не смотри на меня бешеным взором. Маргарет – не твоя собственность. Красота принадлежит миру. Джулия, – кивнул он блондинке, присосавшейся к Ричарду как пиявка, – не давай ему скучать.

– Разве ты скучаешь? – промурлыкала Джулия, томно заглядывая Ричарду в глаза. – Ах, Ричард, Ричард, – она всплеснула руками, – все так же неотразим!

В это время Майкл протянул Мэг хрустальный стакан и выжидающе поднял брови. Мэг поднесла стакан ко рту. Кубики льда ударились о тонкую стенку и тихонько звякнули. Она сделала небольшой глоток. Приятное тепло разлилось по телу. Мэг оглянулась. Ричард стоял у самой воды и разговаривал с блондинкой. Он щелкнул зажигалкой и закурил. Девушка смотрела как завороженная, едва вникая в смысл его слов. Сделав затяжку, Ричард стряхнул пепел в воду и кивнул. Он действительно неотразим, подумала Мэг и залпом опорожнила стакан.

– Невероятно вкусно, – обратилась она к Майклу, восхищенно глядящему на нее. – Нельзя ли еще, по-моему, я не распробовала.

Тот взял со стоящего рядом столика другой стакан и с удовольствием протянул его Мэг. Возьму и напьюсь, думала девушка, наблюдая, как Джулия уволакивает Ричарда куда-то в темноту. Теперь она пила осторожными, маленькими глотками. Коктейль действительно был великолепен. Мэг узнала вкус мяты, малины и еще, как ей показалось, коньяка.

– Ну как? – спросил Майкл. – Неплохо? Сам готовил. Меня научил один знаменитый бармен в Нью-Йорке.

– Восхитительно, – проговорила Мэг и снова протянула стакан.

Напьюсь, и пусть ему будет хуже. Она залпом выпила поданный ей коктейль и почувствовала, как у нее закружилась голова. Коньяк давал о себе знать. Мэг пошатнулась. Майкл с готовностью подхватил ее.

– Может, нам пройтись?

– С-с удовольс-ствием, – ответила Мэг, и они двинулись в сторону леса. Или парка… Она не в состоянии была отличить. Майкл шел рядом, Мэг чувствовала его дыхание. Совсем близко хрустнула ветка.

22
{"b":"11446","o":1}