ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пожалуй, я не рискну его надеть, – нерешительно обратилась она к Мэри Энн.

– А вы померяйте, – посоветовала та. Мэг послушно надела платье.

– Великолепно!

– Седьмой год – критический, – громко прокомментировала Бренда, оторвавшись от своих упражнений перед зеркалом.

– Какой седьмой год? – хором вопросили Мэг и Мэри Энн.

– «Седьмой год – критический» – кинокомедия с Мерилин Монро. Она там в таком же платье соблазняет своего соседа. Его играет Том Юэл. – Бренда поправила на Мэг плиссировку.

– Но я-то никого не собираюсь соблазнять. – Мэг стала снимать платье.

– Ну и напрасно. Оно тебе невероятно идет.

Мэг посмотрела на Мэри Энн. Та с энтузиазмом закивала. В коротком, высоко открывающем ноги платье, с колышущейся при каждом шаге юбкой и тесно облегающим лифом, Мэг была невероятно эффектна.

– Ну что ж, соблазнять так соблазнять. – Подражая Бренде, она несколько раз вильнула бедрами.

Праздник в посольстве был в полном разгаре, когда на нем появились Бренда и Мэг. Их сопровождал приятель Бренды Фред – богемного вида журналист. Он периодически с отвращением смотрел на свой смокинг, будто удивляясь, как мог так безвкусно вырядиться.

По залам сновали официанты с серебряными подносами, на которых стояли бокалы с пенящимся шампанским и маргаритас. Элегантно одетые мужчины и женщины толпились у столов с тарелками, наполненными диковинными дарами моря, экзотическими закусками, салатами и яркими, сочными тропическими фруктами. Приглашенный знаменитый фольклорный ансамбль пел народные песни, а в большом зале оркестр играл для желающих потанцевать зажигательные мексиканские танцы.

Элегантный, подтянутый мужчина лет тридцати подошел к ним.

– Эмилио Альтолагирре, пресс-атташе посольства, – представил его Фред.

– А вы, видимо, прекрасная Маргарет Уолленстоун. Бренда много рассказывала мне о вас и вашей красоте. И, пожалуй, впервые она не преувеличивала, – галантно и цветисто, как подобает истинному латиноамериканцу, проговорил тот, целуя Мэг руку.

Эмилио был красив яркой и броской южной красотой. Среднего роста, стройный, с вкрадчивой кошачьей грацией. Его вьющиеся волосы отливали ранней сединой, холеные усы окаймляли чувственный рот. Он смотрел на Мэг с откровенным восхищением.

Бренда со своим журналистом растворились среди гостей. Вскоре Мэг заметила ее с музыкантами фольклорного ансамбля. Бренда пыталась им что-то объяснить с присущим ей темпераментом и экспансивной жестикуляцией. Вдруг она отобрала у одного из них гитару и принялась наигрывать душещипательную мелодию народной песенки-плача о несчастной любви. Музыканты дружно подхватили мелодию. Мэг рассмеялась, глядя на подругу, которая вполне вписалась в фольклорный ансамбль.

– А вы больше похожи на ирландку, чем ваша подруга, – сказал Эмилио.

– Вы намекаете на цвет моих волос? Но ирландцы часто бывают и… брюнетами, – ответила Мэг, вспомнив, что Бренда сейчас выкрашена в иссиня-черный цвет.

– Но традиционно все-таки считают их…

– Каштановыми, – поспешила сказать Мэг и, меняя тему, добавила: – А вы не потомок знаменитого поэта?

– Нет, Linda [4], только однофамилец.

Эмилио взял два бокала с шампанским у проходящего мимо официантаи предложил один Мэг.

– А вы знаете испанскую поэзию?

– Немного, – ответила Мэг, с удовольствием отпивая искрящуюся жидкость.

– А я хорошо знаю и люблю, – с жаром сказал Эмилио. – Мы завтра же должны встретиться у меня, и я весь вечер буду сидеть у ваших ног и читать стихи.

– О, вы настроены так решительно, – улыбнулась Мэг.

– Более чем. Я буду читать стихи, стихи о любви, и заставлю вас забыть его.

– Его, – автоматически повторила Мэг. – Кого его?

– Того, кто сделал эти прекрасные глаза печальными, – мягко ответил Эмилио.

– А вы еще и физиономист, – попыталась пошутить Мэг.

– У меня много скрытых достоинств, но главное – я никогда бы не позволил такой красивой девушке страдать.

– Да не страдаю я! И сюда пришла развлекаться, – почти выкрикнула Мэг.

– Я все сделаю для этого, – мгновенно отозвался Эмилио.

Они прошли в танцевальный зал, где Эмилио пригласил Мэг на танго, затем последовала зажигательная мамба, затем еще что-то. Эмилио не отпускал девушку ни на шаг. В перерыве между танцами они пили шампанское, а Эмилио осыпал Мэг комплиментами. То ли от выпитого, то ли от искреннего восхищения Эмилио Мэг охватило шальное веселье. Когда оркестр заиграл самбу, она целиком отдалась музыке. Это был строгий и красивый танец. Когда музыканты заиграли быстрее, Эмилио выпустил девушку из своих объятий и стал танцевать перед ней, выделывая разнообразные па. Мэг же кружилась вокруг него, едва касаясь ногами пола. Она была похожа на листок, подхваченный ветром. Остальные пары прервали танец и стояли, любуясь великолепными танцорами. Затем Эмилио снова обнял Мэг, и они понеслись по залу, легко и грациозно, словно птицы. Когда танец окончился, благодарные зрители зааплодировали. Раскрасневшаяся Мэг улыбнулась Эмилио, а он, взяв ее руку, поцеловал кончики пальцев и повел через толпу зрителей из зала.

– Неплохо развлекаетесь, – услышала Мэг, и улыбка сошла с ее лица.

Перед ней стоял Ричард Стоун.

– Следующий танец мой, – процедил Ричард сквозь зубы и буквально вырвал девушку из рук мексиканца.

Но Эмилио не собирался уступать Мэг наглому самозванцу.

– Леди не желает с вами танцевать, – резко сказал он.

Лицо Ричарда изменилось. Он еле сдерживался. Казалось, еще немного и он ударит Эмилио. Мэг испугалась. Она и предположить не могла, что всегда сдержанный Ричард может закатить публичный скандал. Но сейчас в глазах его было отчаянное безрассудство.

– Все в порядке, Эмилио. Я с удовольствием потанцую, – поспешно произнесла Мэг, чтобы остановить мужчин.

– Не смею препятствовать, – проронил Эмилио несколько обиженно.

Пальцы Ричарда сомкнулись на руке Мэг, и, ни слова не говоря, он повел ее к выходу.

– Мы же хотели танцевать, – робко сказала Мэг.

– Хватит. Ты уже достаточно натанцевалась.

– Куда ты меня ведешь? – Мэг испугалась не на шутку. – Я никуда с тобой не пойду.

– А вот это мы еще посмотрим. – Ричард не ослабил хватку, даже когда они оказались на улице. Он волок Мэг, как непослушного ребенка, к своей машине.

– Убери руки! – резко сказала Мэг, вырываясь, когда Ричард открывал дверцу машины.

Тот не ответил, лицо его не дрогнуло. Он силком затолкал Мэг в машину и хлопнул дверцей перед ее разъяренным лицом. Мэг повернулась, чтобы освободиться, но Ричард был уже рядом.

– Пристегни ремень, – приказал он.

Мэг в бешенстве откинулась на спинку сиденья и стала возиться с ремнем. Руки ее не слушались. Но Ричард даже не пошевелился, чтобы помочь, лишь бесстрастно следил за ней. Как только Мэг пристегнула ремень, он включил зажигание. Машина с ревом сорвалась с места.

Дорогой они молчали. Только сейчас Мэг заметила, как осунулся Ричард. Черты его лица заострились, глаза лихорадочно блестели.

Машина свернула в подземный гараж. Мэг неуверенно огляделась в полутемном помещении. Ричард, обойдя машину, открыл дверцу.

– Я никуда не пойду.

– Пойдешь. – Он с силой схватил ее за руку и вытащил из машины.

От резкого движения юбка Мэг задралась, высоко открыв длинные ноги. Мэг поспешно одернула подол.

– Какие мы скромные, – издевательски произнес Ричард. – Ты ведь ничуть не стеснялась, когда танцевала с этим красавчиком.

– Где мы? – спросила Мэг, ощущая слабость в ногах, когда Ричард вел ее сквозь темноту.

Он распахнул дверцу лифта и втолкнул Мэг в кабину. Дверца закрылась, и лифт пошел вверх.

– Где мы? – переспросила Мэг. Прислонившись к металлической стенке, Ричард изучающе смотрел на Мэг.

– Почти у цели, – нараспев произнес он.

Лифт остановился. Коридор, в который шагнула Мэг, был устлан толстым бордовым ковром с красивым орнаментом.

вернуться

Note4

Linda (ucn.) – прекрасная

31
{"b":"11446","o":1}