ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Счастлив хан, у которого такая добродетельная жена, – сказал я.

Старый шаман пытливо посмотрел на меня.

Лай собак снова приблизился. Несчастный всадник еще раз промчался мимо нас. Его лошадь была совсем измучена. И вот огромная рыжая собака вцепилась ей в бок. Несчастное животное закричало от боли. Тогда всадник спрыгнул с лошади и побежал к берегу, надеясь, вероятно, спастись у нас в лодке, но он не успел добежать: собаки настигли и растерзали его. Не стану описывать, что было дальше: слишком ужасны были эти рыжие волкодавы и слишком ужасно звучал хохот сумасшедшего хана, натравливавшего их на добычу.

IX. ПРИ ДВОРЕ ХАНА

Мы продолжали путь с горечью в сердце. Не мудрено, что жена хана не любит мужа. Женщина эта влюблена в Лео, а мы видели, как ревнивый хан мстит своим соперникам. Приятная перспектива, что и говорить!

Между тем, лодка причалила. Мы прошли через ворота в высокой городской стене и пошли по вымощенной камнями улице. Дома ничем не отличались от обычных построек Центральной Азии. Нас, по-видимому, ожидали. Любопытные толпились на улицах, выглядывали из окон и с крыш домов. Миновав рыночную площадь, мы вошли в калитку во внутренней стене и очутились среди садов. Вот мы и перед построенным в египетском стиле дворцом с двумя массивными башнями.

Проникнув во внутренний двор, окруженный верандой, на которую выходили двери внутренних покоев, мы прошли в предназначенные для нас богато, но безвкусно убранные комнаты. Здесь Симбри куда-то исчез. Рабы переодели нас в белое, подбитое горностаем платье и проводили в большой, хорошо натопленный зал с колоннами, стены которого были увешаны коврами. Посреди зала, под балдахином, стоял узкий длинный стол с золотыми и серебряными кубками и тарелками. Ударили в гонг, и в дверях показались вельможи. Все они были одеты в белое, как и мы. С ними были и женщины, почти все – хорошенькие. Нам кланялись, мы отвечали на поклоны. Раздался звук литавр. Из-за портьеры показались хан с женой, впереди шли герольды в зеленых ливреях и Симбри, сзади следовали другие придворные. Взглянув на хана, никто бы не узнал в нем зверя, который травил собаками своего ближнего. Это был отяжелевший, грубоватый, но довольно красивый мужчина. Неспокойные, бегающие глаза изобличали в нем недалекого человека. Жена его была все так же красива, только лицо ее казалось несколько утомленным. Румянец вспыхнул на ее щеках, когда она увидела нас. Она знаком подозвала нас и представила мужу.

– Любопытное старое животное! – захохотал хан, глядя на меня. – Мы с тобой, кажется, не встречались еще?

– Нет, великий хан, – отвечал я, – но я видел тебя сегодня на охоте. Удачно ли ты поохотился?

– Отлично, – сказал он, оживившись, – мои собаки поймали-таки его.

– Довольно, – властно остановила его жена.

Хан отшатнулся от нее и тогда только заметил Лео.

– Не тебя ли это навещала Афина у Дверей Калуна? – спросил он, с любопытством вглядываясь в красивые черты лица моего друга. – Теперь я понимаю, почему она так интересовалась тобой. Смотри же, будь осторожен, чтобы мне не пришлось охотиться за тобой.

Лео вскипел и хотел ответить, но я остановил его, сказав, что он имеет дело с сумасшедшим.

Жена хана посадила Лео с собой, меня – по другую сторону, рядом с Симбри. Хан сел несколько дальше между двумя самыми хорошенькими дамами.

Блюд было много, но все – грубые. Главным образом подавали рыбу, баранину и сладкие кушанья. Присутствующие ели и пили много хмельного напитка, приготовленного из хлебного зерна. Обменявшись со мной из вежливости несколькими словами, ханша уделила все внимание Лео. Я стал беседовать с Симбри. Он рассказал мне, что в Калуне почти нет торговли, потому что нет связей с другими странами. С тех пор, как подгнили и обрушились мосты через пропасть, Калун совершенно отрезан от мира. В стране нет даже денег; торговля ведется только меновая; даже доход собирают натурой. Население – в основном желтой расы, вероятно, – монгольского происхождения. Страной управляют ханы, которые ведут свой род от Александра, но в жилах которых течет и монгольская кровь. На престол Калуна могут восходить и женщины. Династия постепенно вырождается. Народ поклоняется огню, а его правители верят в волшебство и привидения, но это подобие религии вымирает вместе с ними.

Ханша Афина – последний отпрыск прямой линии царствующего дома, и народ больше любит ее, чем хана. Она много помогает бедным и потому очень популярна. Подданные жалеют, что у нее нет детей и с ее смертью опять начнутся споры и войны из-за престолонаследия.

– Народ желал бы, – сказал Симбри, многозначительно взглянув на Лео, – чтобы ненавистный хан умер, а жена его, пока молода, вышла замуж за другого. Хан знает это, поэтому он так ревнив. Рассен понимает, что стоит его жене полюбить кого-нибудь, это будет для него смертным приговором.

– Значит, он ее любит? – сказал я.

– Может быть, но она не любит ни его, ни кого-либо из них, – Симбри показал взглядом на сидевших за столом вельмож.

Между тем гости порядочно охмелели. Сам хан откинулся на спинку кресла; одна из его хорошеньких соседок обвила рукой его шею, другая подавала ему бокал с вином. Пили все, даже женщины. Взгляд Афины упал на пьяного хана, и на красивом лице ее появилось презрение.

– Посмотри, – сказала она Лео, – на моего супруга и пойми, каково быть царицей Калуна.

– Отчего ты не уберешь ненужных людей из дворца? – спросил он.

– Потому что тогда никого не осталось бы. Эти люди живут в лености трудами народа. Но вино и роскошь погубят их. У них мало детей, да и те слабые и больные. Но я вижу, вы устали. До завтра.

Мы встали, поклонились Афине и ушли в сопровождении Симбри.

– Вы думаете, мы навеселе? – закричал нам вслед хан. – Отчего бы нам и не повеселиться? Никто не знает, долго ли он будет жить. А тебе, рыжебородый, советую не заглядываться на Афину. Она моя жена, и я, так и знай, не спущу тебе.

Гости захохотали. Симбри схватил Лео под руку и поспешно увел его.

– Не бойся, – успокоил он Лео. – Пока ты под защитой жены хана, ты в безопасности. Она – правительница страны, а я – самый близкий к ней человек.

– Тогда постарайся сделать так, чтобы мы не встречали больше этого человека, – сказал Лео. – Я имею обыкновение защищаться, когда на меня нападают.

– Никто тебя за это не осудит, – загадочно улыбнулся Симбри.

Мы легли и заснули. Утром нас разбудил лай ужасных собак. Должно быть, их кормили.

Мы прожили в Калуне три месяца, и это было самое ужасное время в нашей жизни. В сравнении с этим наши утомительные странствия по снежным степям показались нам блаженством, а пребывание в монастыре – раем. Но не стану подробно рассказывать обо всем. Отмечу лишь важнейшие события.

В полдень Афина прислала нам двух белых верховых лошадей, и мы поехали с ней вместе на прогулку. Она показала нам псарню, где за железными решетками сидели собаки хана. Никогда не видывал я таких огромных собак. Тибетские дворовые собаки были в сравнении с ними комнатными собачками. Они бросались на железную решетку, как разъяренные волны на прибрежный утес. Они слушались только своих псарей да хана. Преступников и осужденных отдавали на съедение этим зверям. С ними же хан охотился за теми, кто имел несчастье навлечь на себя его гнев.

Мы объехали затем вокруг города по стене, представлявшей собой род бульвара. Местами стена обрушилась, и надо было ехать осторожно. Отсюда открывался вид на равнину и реку. Сам город не представлял ничего интересного, и мы перебрались через мост на другой берег реки. Тут перед нами замелькали прекрасно обработанные поля с целой системой ирригации. Там, куда вода не попадала естественным путем, для подъема были устроены колеса. Иногда воду таскали на своих плечах женщины. Афина рассказала нам, что население так быстро растет, что людям пришлось бы убивать друг друга, если бы периодические неурожаи и голод не уменьшали число жителей.

12
{"b":"11448","o":1}