ЛитМир - Электронная Библиотека

По мере того, как одна сфера переходит в другую, процесс повторяется снова и снова, и локи исчезают одна за другой. Формы исчезли, исчезли вибрации, остались только разные виды сознания, способного дать начало подобным вибрациям. И наконец Ишвара, сознание которого было единственным в мире сознанием, а жизнь – единственной жизнью, который сохранял всякую форму и делал возможными отдельные существования, вбирает в Себя Свой мир и Сам погружается в Единое. Тогда исчезают все известные нам формы, не остается ничего, кроме центра сознания. Ишвара сохраняет свою способность вибрировать бесконечно разнообразными вибрациями, являющимися результатом эволюции Его мира. Когда он сольется Сам с Единым существованием, тогда исчезнут все формы, но в тонких видоизменениях сознания остаются те свойства, которые хранятся в этом неизменяемом центре, в могуществе Единой Жизни. Разве это только мечта?

Был однажды великий учитель Васишта. Рама был его учеником, как вам известно, и в изложении его учения есть намеки на некоторые тайны жизни.

Если вы запомните все сказанное мной, если только грубые слова языка человеческого могли передать вам смысл этих великих проблем, послушайте, как Сурьядэва выражает ту же мысль, говоря о том же вопросе, а именно о конце и начале мира. К сказанному мной можно прибавить только то, что, когда возникает Ишвара, чтобы образовать новый мир, Он влагает свою жизнь в те видоизменения сознания, которые исчезли из виду. И вот, та майя, в которой он появляется, в которой Он скрыт и ограничен, есть не что иное, как Его собственная вновь оживленная память, которую никогда нельзя отделить от Него. Под влиянием Великого дыхания Он вбирает в Себя Свое сознание, ограничивая его самосознанием. В то время как внимание Его обращено на содержание этого самосознания, силы его начинают действовать, и это и есть майя. Поэтому и написано: «С этих пор Ты, Господи, стремишься поддерживать царство ночи, углубленное в я, вбираешь в Себя весь порядок вещей (иначе – мир)… Сегодня проснулся Ты и радостный желаешь выбросить снова (проявить весь мир в великих градациях (иерархия вещей)».[1]

Эти ночи и дни суть Ночи и Дни Брахмы, вдыхания и выдыхания Единого Существования, а майя и есть тот «порядок вещей», который Он вобрал в Себя, пребывающий в ночи и снова появляющийся, когда с наступлением дня просыпается Ишвара.

Если мы посмотрим, как определяют майю разные школы, мы увидим, что это определение заключает в себе все остальные: оно объяснит вам, что понимается под иллюзией и что под грезой. Это радостное выбрасывание в проявление всех способностей, о которых вспоминает Ишвара, в тот миг, когда Его внимание обращено из Самого Себя, эта память, которая вызвала «желание» в сердце Вечного, и есть тот корень, от которого произойдет весь будущий мир.

Эта мысль дает нам ключ ко многому в древнем учении. В мировом Разуме, наполненном идеями, которые еще не превратились в конкретные явления, мы имеем мир идей Платона, невидимый мир еврейской Каббалы. В каждом учении вы встречаете ту же мысль.

Если мы не будем ограничиваться словами и повторять фразы, которые часто не вызывают никакой мысли в уме того, кто их произносит, а попытаемся понять смысл, скрытый в словах, мы найдем следы индусской философии во всякой современной философии, достойной этого имени. Древняя Индия оставила следы и в Греции, и в Риме, и в Германии, и в Англии в наши дни.

Что же происходит на следующей стадии? Жизненное дыхание выдыхается Ишварой. Центр всего, облеченный в майю, шлет свой выдох. И когда это вибрирующее дыхание касается облекающего его покрова майи, майя становится пракрити, или материей, или, скорее, мулапракрити, то есть корнем всякой материи. Когда это дыхание с его троякой вибрационной силой касается этой материи, оно вызывает в ней три изменения, создает ее атрибуты: тамас – инерцию, или, скорее, устойчивость, раджас – деятельность, силу и саттву. Слово это трудно перевести. Я передала бы его всего скорее словом «гармония», ибо повсюду, где существует ощущение удовольствия, присутствует и саттва. Это три основные свойства материи, соответствующие трем основным изменениям в Сознании Ишвары, – инерция, деятельность и гармония, это и есть три знаменитые гуны, без которых не может проявиться пракрити. Основные, необходимые и неизменные, свойства эти присутствуют в каждой частице проявленного мира, и от их комбинаций зависят и свойства этих частиц. За этим следует семеричное деление. Сейчас я скажу, почему мы называем его семеричным вместо пятеричного, которое вам более знакомо. Что такое это семеричное деление? Перед нами материя с тремя гунами, готовая к получению нового импульса от Жизненного Дыхания. Оно исходит от Брахмы, ибо Ишвара раскрыл свою троичную сущность в ее трех аспектах, и оно идет в виде семи больших волн. Каждая из этих волн изменяет материю, заставляя эволюционировать и одушевляя все последующее. Первые две волны находятся абсолютно вне нашего познания и не принадлежат к нашей теперешней стадии эволюции, потому о них обыкновенно не упоминается и в Священном Писании говорится только о тех пяти, которые создают Эволюцию мира. Изредка встречается упоминание о семи. Вы можете припомнить семь огненных языков и другие тому подобные выражения. Но обыкновенно Прана в качестве Жизни, которая эволюционирует в пяти видах, – пятерична.

Сперва появляется изменение Сознания Ишвары, которое он высылает как силу. Если вы обратитесь к «Вишну пуране», вы найдете там упоминание о той же стадии, о которой я говорю более современным языком. Ишвара Сам в качестве Брахмы посылает силу, происшедшую от изменения в Его сознании. В «Вишну пуране» сила эта именуется танматрой. По-английски слово это переводится выражением «зародыш» (rudiment). Припомните зародыши звука, осязания, цвета и пр. Все это танматры, или силы – свойства, зависящие от изменений в сознании или в жизни, без чего не может произойти и изменения в материи. Сперва меняется сознание, потом уже форма. Первой великой вибрацией появляется та, которая вызывает так называемый звук. Все наши термины взяты из низших, или физических, проявлений. И первая вызванная ею форма есть акаша, могущественный элемент эфира. Это, конечно, не тот эфир, который знает современная наука, хотя этот последний и является его представителем на физическом плане. Вслед за первой посылается в акашу следующая танматра, следующее свойство – сила, являющееся результатом изменения в сознании. Акаша, внутри которой есть уже одна вибрация, получает вторую вибрацию, посылаемую Ишварой, и эта последняя, распространяясь на всю окружающую материю, вызывает в ней следующее изменение, вайю, или воздух. Вайю, проникнутый акашей, одушевленный ею и облеченный в нее, получает от Ишвары новый импульс, третью танматру, новое свойство, зависящее от изменения сознания. Эта танматра, действующая в вайю, вызывает в материи новое изменение, именуемое агни, или огонь. В эту огненную материю проникает вайю, одушевляет и облекает ее, как акаша его. В результате подобных же процессов появляются элементы апас и притхиви. «Магнетическое поле» атома состоит из всех танматр и элементов, предшествовавших ему.

Попробуйте, как это ни трудно, представить себе этот процесс. Что происходит при этом? Произошло изменение Жизни или Сознания у Ишвары, которое проявляется как сила, как вибрация.

Все зависит от вибрации. Это утверждают одинаково и древняя, и современная науки. Мир состоит из вибраций, и вибрации эти являются изменениями божественного излияния жизни. Эти вибрации облекаются в основные формы материи – гуны, от этого и происходит все многообразие форм. Эти изменения материи, эти великие, или первичные, элементы именуются также таттвами. Итак, танматры – это силы, посылаемые изменениями сознания. Это неуклюже переводится словом «зародыши». За этим идут изменения материи, великие первичные элементы, или таттвы. Первая из них именуется акашей. За ней идут вайю, агни, апас и притхиви. Все эти пять таттв идут одна за другой. Их эволюция отличается тем, что все изменения одной таттвы повторяются в низшей, причем высшая наполняет следующую низшую и распространяется вне ее.

вернуться

1

Йога васишта, 38, 7, 8.

4
{"b":"114495","o":1}