ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Бертран и Лола
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Поединок за ее сердце
Ловушка для птиц
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Битва за реальность

Он прикинул, что через пару дней наблюдение снимут или изрядно ослабят, так что действовать можно будет без особых проблем.

Он составил небольшой список лучших отелей Лондона, выписал их номера, потом позавтракал с Джоан, вежливо прислушиваясь к её сбивчивой болтовне. Про офисные дела и интрижки (она работала в статистическом отделе страховой компании). Про то, что цены растут, пенни там, пенни здесь, и даже не замечаешь, а потом…

Эбботт отвечал на автомате, большую часть сказанного пропуская мимо ушей. Привычки, выработанные за годы брака, восстанавливались быстро.

Джоан болтала без умолку, скорее от навязчивого страха перед паузами, которых боялась и ненавидела. Молчание казалось ей чёрной пустотой, где чувства задыхаются от недостатка слов. Она знала, что чувства обычно убивает именно избыток слов, но предпочитала комфортабельный самообман.

Он обратил внимание, что она старательно уложила волосы, сделала макияж и надела пеньюар, соблазнительно облегающий её округлости. Это показывало, в каком она отчаянии. К завтраку она всегда выходила в полном беспорядке. Ему вдруг стало жалко её.

– Хорошо выглядишь, – сказал он,– на самом деле.

Ошибка. Жалость – опасное чувство.

Поток жалоб оборвался. Она уставилась на него.

– Господи…Если бы только знал, как мне одиноко в этом проклятом доме!

– Но у тебя…наверное есть друзья.

Неосторожное утверждение, но ему требовалось отвлечь её.

– Друзья? – она издала нечто, очевидно означавшее смешок, – мои подружки, бывшие подружки, все повыскакивали замуж и мне не доверяют. Бог знает почему, они все решили, что я – угроза их чёртовому браку. Какой-то викторианский пережиток. Слышал наверное: разведённым не место в честном доме и в королевской ложе Эскота. Так что теперь всё моё общество – две сумасшедшие старые девы, и от одной из них разит луком. Мы вместе ходим в театр и на выставки, потом пьём чай и говорим об искусстве. Потом я возвращаюсь домой и напиваюсь. Это о подружках. Рассказать о мужчинах? Обрати внимание, я говорю не о друзьях, потому что просто друзьями мужчины быть не умеют, понимаешь? Для них мы всегда что-то временное. Ну да, конечно, они влюбляются и всё такое, но отношение всё равно где-то между пустым местом и мелкой неприятностью. Сегодня есть, завтра нет. Может они и правы. Может быть нас и надо держать где-нибудь в тёмном подвале и извлекать только для размножения?

Она замолчала. Закурила. Повертела в руках погасшую спичку.

– Прости. Ты сам спрашивал.

Её, когда-то ясный ум пребывал теперь в полном раздрае. Эбботту хотелось помочь, но он не мог дать ей единственное, в чём она по-настоящему нуждалась – его любовь.

Джоан сломала наконец спичку:

– Мне надо одеваться и идти на работу. Хочешь что-нибудь?

– Можешь одолжить денег? – вернуться к делам насущным было большим облегчением.

– У меня при себе всего-то фунтов десять.

– Для начала сойдёт.

– А сколько тебе понадобится?

– Не уверен. Но двух сотен хватит за глаза.

– Двести фунтов? Зачем столько?

– В основном, отель.

– А остаться у меня?

Он покачал головой.

– Им может взбрести в голову обыскать квартиру ещё раз. Маловероятно, но возможно.

Она расстроилась.

– Джоан, милая, не собираюсь оставаться я тут больше дня или двух. Забрать только кое-что из одежды и достать денег.

Она протянула ему десять фунтов.

– В перерыве зайду в банк, – тут ей пришло в голову: – А почему ты не сходишь в банк к себе?

Он объяснил.

– Но я дам тебе письмо к своему агенту. У него моя доверенность.

– Хорошо, – узнав, что он не остаётся, она поскучнела, – я вернусь поздно.

У самой двери она обернулась:

– Со мной теперь куда легче, чем раньше.

Ещё один симптом отчаяния. Что можно было ей сказать? Неправда, что неправда – всегда неправда. Иногда неправда – единственный выход. А иногда – ещё и самый милосердный.

– Когда я разберусь с делами, мы поговорим об этом.

Он ответил на незаданный вопрос, повисший в воздухе. Да и в любом случае, требовалась помощь Джоан, а такая ложь удовлетворила её. Она посветлела лицом, улыбнулась и пошла одеваться.

О'кэй, у неё не слишком много шансов узнать правду. Разве что всё пойдёт не так, как он себе представляет.

8.

К девяти, после отчаянного отчёта Смита, уговаривать Нджалу отправились Контролер и министр.

Контролер повторил доводы Смита, напирая на ненадёжность отеля и необходимость переезда в безопасное место.

– Это на самом деле необходимо, Ваше Превосходительство. Если даже министр Её Величества считает, что ситуация требует его присутствия…

Нджала поднял ладонь:

– Джентльмены, я польщён вашей заботой, – тонкая улыбка, – если конечно это не часть сговора, с целью спустить цены на нефть.

Улыбка Контролера получилась несколько принуждённой:

– Занятно, Ваше Превосходительство, весьма занятно.

– Однако же, мистер Смит не преуспел, не преуспели и вы. Кто будет следующим? Премьер-министр? Или даже сама королева?

– В таком случае, – ответил министр, – я буду вынужден настаивать на необходимости следовать нашим рекоммендациям.

Лёд в его голосе был строго дозирован.

– Наставайте, сколько вашей душе угодно, министр, но я здесь, здесь и останусь.

Льда в тоне Нджалы было не меньше.

– При всём моём уважении, – сказал Контролер, – полагаю, Ваше Превосходительство недооценивает опасность, которую представляет этот человек.

Нджала пожал плечами:

– Отчего же? Вам сообщили, что он намерен убить меня. И что он в Лондоне. Кто-нибудь видел его? Говорил с ним?

– Ну, нет, но…

– Другими словами, уверены ли вы, что вас э-э…не ввели в заблуждение? Слухи. Сплетни.

– Абсолютно уверен, Ваше Превосходительство.

– Вы ведь знаете, как оно бывает, особенно в спецслужбах. Русский траулер пришвартовывается в Гулле, и MI5 посылает пару человек присмотреть за судном. Русские обнаруживают слежку и выставляют контрнаблюдение. Это подтверждает подозрения MI5, и она подтягивает новые силы. В конце концов обе стороны оказываются вовлечены в полномасштабную спецоперацию. Зачем? Что они пытаются доказать? Только собственную необходимость. И необходимость средств, которые они бесконтрольно тратят на свои игры.

– Ваше Превосходительство, – Контролер начинал понимать Смита, – У нас есть все основания полагать…

Его перебил появившийся в дверях Смит:

– Прошу прощения, Ваше Превосходительство, – он тихо сообщил что-то Контролеру. Тот кивнул, мрачно усмехнулся и повернулся к Нджале:

– Этот…парень, о котором мы говорим… Он уже знает что вы в отеле.

Он собирался сказать не «парень», а «убийца», но решил, что это прозвучит мелодраматично и не по-английски.

– Каким образом? – спросил не до конца проснувшийся министр. Появление Смита вырвало его из чрезвычайно приятного сна, главным действующим лицом которого была чернокожая красотка из Фалхэма.

– Он обзвонил большие отели с просьбой соединить его с Его Превосходительством.

– Отчего вы уверены, что это он?

– Мы отслеживаем все звонки Его Превосходительству. Его попросили подождать на коммуникаторе, потом трубку взял я и спросил, кого он ищет. Он ответил «Полковника Нджалу», после чего произнёс то же по буквам. Когда попросил его представиться, он положил трубку. Но я совершенно уверен, что узнал его голос. И, я проверил, та же история и в других отелях.

– Какого дьявола нельзя было предупредить их, что в отеле нет никого с таким именем?!

– И блокировать все официальные звонки, министр?

– Не говоря уж о неофициальных, – добавил Нджала.

– Извиняюсь. Не подумал, – министр снова погрузился в дремоту.

– Быть может теперь Его Превосходительству будет легче осознать серьёзность положения. И опасность, – сказал Контролер, – если он смог найти вас, как…

Он пожал плечами.

Нджала внезапно устал спорить:

11
{"b":"1145","o":1}