ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, да, я понимаю.

– И вы переедете за город?

Нджала, пристально разглядывавший Фрэнка Смита, вдруг заметил:

– Мистер Смит – проницательный человек.

И реплика, и тон были весьма странными.

– Прошу прощения? – уточнил Контролер.

– Очень проницательный. Настолько, что смог узнать голос человека, с которым незнаком.

– Объяснение тут очень простое, – торопливо ответил Смит. Никакого приемлемого объяснения у него не было и расчитывал он на озарение.

– Оставьте, мистер Смит, – Нджала на глазах терял интерес, – расскажете как-нибудь дождливым вечерком, которых так много на этих островах.

На какой-то момент Смит почти возлюбил его.

Министр, по-прежнему сидел, подперев лоб ладонью, и казался погружённым в думы. Впрочем, все знали, что он спит. У него выдалась тяжёлая ночь.

Вернувшись в офис, Элис немедленно прошла в отдел кадров. У неё как раз подходил недельный отпуск и она попросила дать его с завтрашнего дня. Начальника такая поспешность немного удивила, но Элис объяснила, что хочет побыть с матерью, та не очень хорошо себя чувствует.

На самом деле ей не хотелось иметь ничего общего с охотой на Ричарда Эббота. Пусть она теперь и не в ответе за него, всё же они когда-то были близки. Были даже любовниками, пусть и ненадолго. Ей не хотелось ни прошлого, ни воспоминаний, ни страсти.

Зашла в кабинет Смита, машинально перевернула лист календаря, отметив про себя, что это – последний день сумасшедшего месяца.

Напечатала стенограмму ночного совещания и вставила в папку для входящих.

И уже собиралась уходить, когда зазвенел телефон. На столе их было три – две линии, идущие через коммуникатор и одна – внешняя, подключённая к магнитофону. Стандартный набор для начальника отдела.

– Алло? – она услышала писк телефона-автомата, потом:

– Фрэнк Смит у себя?

Она узнала голос мгновенно. И безошибочно.

– Боюсь, он вышел, но скоро вернётся. Передать ему что-нибудь?

Она надеялась, что её голос не дрожит так, как сердце.

На том конце повисло молчание. Потом, очень тихо:

– Элис?

– Ричард, – выдохнула она.

– Как ты, Элис?

– Отлично… Как ты?

Чистое безумие: светская беседа с бывшим любовником – разыскиваемым убийцей. Но она не знала, о чём говорить, и её учили всегда быть вежливой.

– Передай Фрэнку Смиту, я с ним свяжусь. О'кэй?

– Ричард, подожди минутку… Не вешай трубку! Пожалуйста…

– Элис, если вы пытаетесь отследить звонок – пустая трата времени. Процесс занимает больше времени, чем ты полагаешь. И уж во всяком случае, дольше,чем я собираюсь говорить.

– Ричард, клянусь, я не пытаюсь ничего отследить. Я не смогла бы, даже если б захотела. Я одна в офисе.

– О'кэй, у тебя двадцать секунд.

– Ричард, я не обманываю… На самом деле…

– Что ты хочешь сказать?

– Я…я…я хочу поговорить с тобой.

– О чём?

– Я…пожалуйста, дай секунду. Пожалуйста, не торопи меня… Я не могу думать…

Молчание. Потом:

– Ну?

– Не знаю! Мне просто нужно поговорить. Разве ты не понимаешь?

– Элис, – его голосе прозвучал почти мягко, – я не могу рисковать.

Отбой. Она сидела, тупо смотрела на телефон и пыталась успокоить бешенно бьющееся сердце. Глубокий вдох – сосчитать до четырёх – выдох. То ли йога, то ли Ритмичное Дыхание, то ли что-то ещё. Читала где-то, что это должно помочь. Нельзя сказать, чтобы наступило облегчение.

Потом вспомнила про магнитофон. Все внешние звонки записывались автоматически.

Прослушала запись. Лучше не стало.

Потом вернулись Фрэнк Смит с Контролером. С ними министр – теперь бодрый и радостный после встречи с Нджалой, удаче которой он способствовал хотя бы (и исключительно) своим присутствием.

Элис рассказала им о звонке Эббота.

– Чего ему нужно? – спросил Смит.

– Поговорить с вами.

– О чём?

– Он не сказал. Передавал, что свяжется.

– Звучит странно, – сказал Контролер, – мы ожидали чего-то такого?

– Нет, – ответил Смит, – впрочем от него вы всегда можете ожидать неожиданностей.

– Какой он был? – спросил министр, – странный? Неуравновешенный?

– Совершенно нормальный. Можете прослушать и сами, вот запись.

Она прокрутила ленту.

– У вас там взволнованный голос, – заметил министр.

– Я очень волновалась. Я надеялась, продержать его, пока не войдёт кто-нибудь и не сумеет отследить звонок.

Она повернулась к Контролеру:

– Очень сожалею. Я просто не смогла ничего придумать, ничего не приходило в голову.

– И вы были слишком дружелюбны, – настаивал министр.

– Я пыталась растянуть разговор.

– И называли его «Ричард».

Она посмотрела на Смита.

– А к нему я обращаюсь «Фрэнк».

– А-а, – протянул министр.

– Дело в том, господин министр, – пояснил Контролер хорошо поставленным голосом оратора старой школы, – что отношения у нас тут довольно неформальные, а она была его секретаршей полгода или больше.

– И, – добавила Элис, – он мне нравился. Очень приятный человек.

Смит сдержал улыбку.

– Он нравился всем нам, – заметил он.

– А-а, – министр уже не выглядел таким лучезарным.

– Учтите, – сказал Контролер, – мне не верится, что он остался прежним. Сумасшедший – вряд ли, а вот психически неуравновешенный – вполне может быть.

– Вполне, – согласился Смит.

Элис извинилась и вернулась к себе в офис. Она была счастлива избавиться от них, и, особенно, от всей этой истории с Ричардом Эбботтом. Или так она наивно полагала.

После её ухода, запись прослушали ещё раз, сделали несколько предоположений насчёт Эбботта и его мотивов, но ни к каким выводам не пришли.

Министр, все мысли которого вертелись где-то вокруг Фалхэм-роуд, вдруг вспомнил про «одно срочное совещание» и убыл, не забыв ещё раз поздравить всех, и себя в том числе.

Фрэнк Смит был менее оптимистичен. Нджала согласился переехать, но не раньше завтрашнего дня и не дальше сорока миль от Лондона. Дабы оставаться в пределах досягаемости посетителей, а особенно посетительниц.

Так что на повестке дня оставались проблемы охраны Нджалы этой ночью и поиска подходящего особняка со срочным превращением оного в крепость. Всё это надлежало обсудить с Шеппардом.

Закончив звонить (с автомата в вестибюле, на случай, если телефон Джоан прослушивают), Эбботт вернулся в квартиру и понаблюдал за наблюдателями. Он обратил внимание, что те пристально рассматривают каждого входящего в дом, но при этом почти не не замечают выходящих из него. Как и ожидалось. Двое, облокотившись на машину болтали с третьим, сидевшим на водительском кресле. Похоже, они расслабились и, судя по прорывавшимся зевкам, основательно устали. Расслабились и двое во дворе. Тоже разговаривали и курили. На глазах у Эбботта один из них выпустил серию затейливых колечек дыма. Похоже, средь бела дня его появления не ждали.

Так что, если сейчас он выйдет из дому, беседуя, скажем, с молочником или с соседкой, то вполне может пройти незамеченным. Впрочем, непохоже, чтобы наблюдение продержали до завтра. Ещё одна ночь и его снимут. А если и нет – найдётся способ обойти его. Здесь Эбботта удерживала только необходимость получить от Джоан деньги. Требовалось переговорить с Фрэнком Смитом, притом желательно не по телефону. Проблема. Впрочем, он привык находить простые решения сложных проблем.

У Фрэнка Смита, Контролера и Шеппарда, собравшихся в особняке у Холландер-парка, тоже были проблемы. Даже несколько.

Смит и Контролер остановились на особняке близ Питерсфилда. Департамент приобрёл его совсем недавно, следовательно Эбботт о нём не знает. Особняк располагался несколько дальше сорока миль, но Нджала вряд ли станет привередничать.

Лейфилд-холл был большим мрачным зданием в викторианском стиле, окружённым сорока акрами полу-парка, полу-леса. Парк был обнесён стеной, высотой в семь футов и длиной в милю. Поверх стены шли провода сигнальной системы, немедленно включавшей сирену в особняке и на проходной.

12
{"b":"1145","o":1}