ЛитМир - Электронная Библиотека

– Можно вас на два слова?

– О чём?

– О вашем муже.

– Бывшем муже. Мы в разводе.

Мало-помалу она приходила в себя.

– Я мог бы подвезти вас до дому. Поговорим по дороге.

– С удовольствием.

Она знала, что Ричарда там не будет. После обеда он позвонил ей из паба «Мэйфер» и сообщил, что с квартиры сняли наблюдение и он выходит. Кроме того, сказал, что перезвонит вечером, на случай, если снова придут из спецотдела и дал ей подробные инструкции.

От случайного прикосновения Шеппарда Джоан снова занервничала – такая в нём чувствовалась сила. Это была хватка хищника.

Шеппард усмехнулся. «Расколем голубушку на раз» прикинул он.

Он почти мурлыкал от удовольствия, открывая ей дверцу. Джоан села в машину и обнаружила у противоположной двери женщину в чёрном костюме-двойке. Следом влез Шеппард, разом сдавив Джоан между собой и женщиной.

– Сержант Беттс, детектив, – представил он. Женщина улыбнулась продемонстрировав много больших зубов и глаза-щёлочки. Под этим вглядом Джоан Эбботт вновь занервничала. Ей не нравилось прижиматься к этой женщине – крупной и ширококостной. Между этими двумя она чувствовала себя маленькой, хрупкой и беспомощной.

Водителя не представляли. Она могла видеть только его затылок.

– Теперь, – сказал Шеппард, – известно ли вам, что Ричард Эбботт в Англии?

– Да. От Фрэнка Смита.

– Он пытался связаться с вами каким-либо образом?

– Может быть и пытался. Во всяком случае, у него не получилось.

– Известно ли вам, что его разыскивают?

– За что?

– Вопрос государственной безопасности.

Разговор плавно переходил в допрос, к тому же глупый и бесцельный. Она начала закипать.

– Мог бы я задать вам вопрос личного плана?

– Сколько угодно. Не стала бы, правда, слишком расчитывать на ответы.

«Нахалка», – подумал Шеппард, а вслух спросил:

– Вы всё ещё любите его?

– Любовь, суперинтендант…или мне следует называть вас старшим суперинтендантом? – это слово, в которое каждый вкладывает иной смысл. Что подразумеваете вы?

– Говорю, предоставили бы вы ему убежище?

– А разве он преступник? Стала бы я укрывать преступника?

Машина резко повернула, сержанта Беттс кинуло на Джоан. Острый локоть сержанта глубоко вонзился ей в правую грудь.

– Ох, извините, – сказала Беттс, – я вас не ушибла?

Джоан была уверена, что это – случайность, но извинения и настойчивые расспросы начинали беспокоить её. Она почти убедила себя, что это не случайность, потом отмела – как полный бред.

Остановились под окнами её дома.

– Спасибо, что подвезли, суперинтендант, – сказала она, выбираясь из машины.

– Не стоит благодарности, – ответил Шеппард, – Зайдём, не возражаете?

– Это зачем?

– Ещё несколько вопросов, – он осклабился, – ну и осмотримся чуток.

– Вы же уже обыскивали дом.

– Повторить никогда не вредно.

– А ордер?

– Ну, если вам угодно…

Он предъявил требуемую бумагу и дал прочитать. По спине пробежал холодок, буквы расплывались… Нервы. Надо держать себя в руках. Ордер она вернула непрочитанным. Ей вспомнилась его железная хватка и ощущение беспомощности накатило с новой силой.

Выбравшись наружу, она заметила ещё одну машину позади ихней. Из неё вылезли четверо в штатском.

– Ещё несколько моих людей, – представил Шеппард, – осмотрят квартиру. Не волнуйтесь, они очень воспитанные ребята.

Они осмотрели. Очень профессионально. Уже через пару минут один из них вернулся с охапкой грязных лохмотьев.

– Обнаружили за бойлером, на кухне.

Шеппард покрутил носом.

– Их и отсюда можно было унюхать, – он принюхался ещё раз, – Денатурат. И не только.

Он повернулся к Джоан:

– Странные вещи держит в доме наша прекрасная леди.

Подождал ответа, но Джоан просто не могла говорить. Все мышцы напряглись, закаменело лицо, перехватило горло, сердце гулко стучало в груди. Она не могла заставить себя поднять глаза.

– Мусорщика ждали, полагаю? Чтоб – концы на свалку?

Она всё ещё молчала, не в силах оторвать глаз от кучи лохмотьев – старых, рваных, дурнопахнущих, вопиюще неуместных здесь и даже чем-то жалких. Они символизировали собой накатившую на неё безнадёжность. «Вот он, удел, человеческий».

– Разучились говорить, да? – участливо поинтересовался Шеппард. Чем мягче становился его голос, тем страшнее становилось ей. И ещё улыбалась эта женщина, Беттс. Большие зубы, глаза-щёлочки и рот – как порез от бритвы.

– Теперь. Эти тряпки – одежда бомжа, – он повернулся к одному из штатских, – Кроссли, вы дежурили в ту ночь. У вас были проблемы с бомжами?

Кроссли рассказал о драке бомжей, и как разбежались остальные. Шеппард слушал молча, иногда кивая.

– А тот, который забежал во двор, вы заметили – куда именно?

– Ну, там есть проход на соседнюю улицу, он должно быть ушёл по нему.

– Вы видели его?

– Нет, но…

– А кто-нибудь видел?

– Нет, но он ведь удирал. Бежал, как будто за ним черти гнались.

– А знаете куда? Мимо вашего прохода, наверх по пожарной леснице и прямиком в эту квартиру. И никакой это был не бомж, а Ричард, чёрт бы его побрал, Эбботт.

– Нет, – сказала Джоан и сама удивилась, как громко прозвучал её голос.

– Нет?

– Нет.

– Значит, я ошибаюсь, – легко согласился Шеппард, – тогда вы конечно объясните, как эти тряпки очутились здесь.

– Ну, просто у нас тут была вечеринка с переодеванием, – неуверенно начала она, – и один из гостей…

Она запнулась.

– Пришёл, переодевшись бомжом?

– Да, именно так.

– И ушёл потом в чём мать родила, затолкав одежду за бойлер?

– Нет…ну, понимаете…

Опять запнулась. Паника поднималась в ней, как живое существо, сдавливая горло.

Шеппард встал и посмотрел на Джоан сверху вниз. Внезапно он сгрёб её в охапку и рывком вздёрнул на ноги.

– Лживая сучка! – грянул он.

– Эбботт был здесь, да? – Шеппард резко встряхнул её.

– Был? – ещё встряска.

– БЫЛ?! – ей показалось, что сейчас отлетит голова. Он швырнул её обратно на стул.

– Отвечай мне тут, ты, сучка, не то займусь тобой всерьёз!

Ей не хватало воздуха – настолько, что не могла произнести ни слова. А Беттс улыбалась ей.

– Нет, – выдохнула она, когда наконец удалось отдышаться, – Его здесь не было.

Она ещё не закончила говорить, как он снова встряхнул её и толкнул обратно на стул.

– Поедешь с нами в Ярд.

– На каком основании? – её голос дрожал, но она нашла силы произнести это.

– Укрывательство беглого преступника.

– Откуда мне знать, что его разыскивают?

– Не говоря уж об участии в заговоре, препятствовании полиции и прочих статьях Закона о государственной тайне.

– Я вам не верю.

Сержант Беттс сжала её плечо с такой неженской силой, что она едва не вскрикнула.

– Не надо спорить с суперинтендантом, дорогая.

Ей нужно время. Нужно дождаться звонка Ричарда, предупредить его. Нужно что-нибудь придумать…

– Послушайте, – сказала она, – Я только что из офиса. Мне нужно принять ванну. И переодеться.

Шеппард уже собрался высказаться – коротко и содержательно – но перехватил невозмутимый взгляд сержанта Беттс и ответил таким же невозмутимым взглядом. Они поняли друг друга без слов – как умеют только люди, проработавшие плечом к плечу уже много лет.

Шеппард улыбнулся:

– Разумеется, разумеется. Куда спешить?

Джоан этот обмен взглядами заметила, но не поняла. Она чувствовала огромное облегчение, почти ликование. Ей казалось, она победила.

– Пойду переоденусь.

– Одно «но», – уточнил Шеппард, – Сержант Беттс пройдёт с вами.

И уже обращаясь к Беттс:

–К окнам её не подпускайте. Не хочу, чтобы она подала сигнал или ещё чего-нибудь отколола.

Джоан хотела возразить, но передумала. Какое это имеет значение? Она всё равно победила.

В сопровождении сержанта она прошла в спальню и разделась, оставшись только в трусиках и бра. Она бы разделась и совсем, но что-то во взгляде Беттс смутило её.

15
{"b":"1145","o":1}