ЛитМир - Электронная Библиотека

Эбботт стал пробиваться к выходу. Последнее, чего ему хотелось – участвовать в массовой драке, с последующим разбором в полиции.

Он осторожно обогнул кипящую свалку, игнорируя случайные удары, в том числе и прямой – в зубы. Ему почти удалось добраться до двери, когда на него налетел мужчина с залитым кровью лицом и торчащими из него осколками стекла. Эбботт отодвинул его в сторону, но тот споткнулся и полетел на пол, не отпуская Эбботта.

Потом на него прыгнул здоровенный шотландец, ухватил за волосы и принялся бить головой об пол. Эбботт дотянулся до его мошонки и сжал кулак. Шотландец издал сдавленный стон и отключился.

К тому моменту, когда Эбботт поднялся на ноги, в дверь с гиканием и улюлюканием ломились новые Хаки Мак-Такли, чьи встроенные радары безошибочно вели их к новым неприятностям. По пятам за ними шла полиция.

Дорога наружу была отрезана, так что требовалось быстро найти выход – либо быть арестованным за компанию.

Эбботт поднял стол, отправил его в огромное окно-витрину и выскочил вслед за ним – прямо в лапы полисмену. Тот отработанным движением развернул его и заломал ему руку. Эбботт расслабился, а потом всадил ему каблук под коленную чашечку. Полисмен хрюкнул и осел. Ещё один полисмен предпринял попытку оставновить его, Эбботт сбил его с ног и бросился удирать.

Он оказался на Лексингтон-стрит, пересёк Бродвик-стрит, и на Поланд-стрит перешёл на шаг. На углу Грейт-Марльборо-стрит он взял такси и назвал первый пришедший в голову адрес.

Откинувшись в сидении, он наконец смог оценить потери. Разбитая губа, порез в три-четыре дюйма на левой руке. Должно быть на осколок нарвался, когда прыгал в окно. Распаханный рукав уже пропитался кровью от запястья до локтя. К счастью, артерию не задело.

Он попытался усесться прямо, но от кровопотери кружилась голова. Пришлось снова откинуться и несколько раз глубоко вдохнуть. Головокружение прошло. Ещё бы чёртова рука перестала кровить.

Как там выражаются в Королевских ВВС, когда всё идёт не так? А всё на самом деле пошло не так. Нет дома, нет денег – разве что несколько фунтов. Допустим, может хватить на ночь в дешёвом отеле. Но в отеле не появишься с распаханной рукой, окровавленным лицом и без багажа. Он выглянул в окно. Снова пошёл дождь.

– Ура, блин, – пробормотал он.

– Пардон? – переспросил водитель.

– Просто старая поговорка.

На углу Портобелло-роуд он расплатился. Таксист наконец разглядел пассажира:

– Парень, ты чё, с войны вернулся?

Он спустился по Чепстоу-Виллас, потом увидел идущего навстречу полисмена. Чтобы избежать ещё одного досмотра он начал переходить улицу. Снова закружилась голова. Он покачнулся, споткнулся о край бордюра и упал.

К нему подбежал полисмен и помог подняться. Он был очень молод, не старше двадцати пяти.

– С вами всё в порядке, сэр? – Потом, разглядев получше, – Что с вами случилось?

– Видите, офицер, во-от в том доме?

Когда полисмен обернулся, Эбботт бросился удирать.

Разумеется, можно было и пригрозить пистолетом, но британские полисмены, в особенности молодые, известны полным пренебрежением к оружию. К тому же отстрел мирных полицейских его планами никак не предусматривался.

Оставалось бежать. Он слышал за собой топот и чувствовал, как утекают силы.

Только отчаяние поддерживало его.

* * *

Он ждал, пока их не сковали вместе. И пока надсмотрщик не расположился в тени акации и не принялся за завтрак.

На лесоповале заключённые работали парами. На двадцать человек – один надсмотрщик. Каждую пару сковывали ножными кандалами. Пары надсмотрщик подбирал случайно, стараясь не сковывать вместе одних и тех же людей больше одного раза. Рано или поздно они должны были попасть в пару с Кироте. Дело времени.

Он наблюдал за завтракающим надсмотрщиком с чисто зверинной сосредоточенностью.

Громко застучало сердце, чтобы успокоиться пришлось сделать несколько глубоких вдохов. Потом он обернулся к Кироте и заорал: «Ты, чёрный сукин сын!». Кироте ударил его в лицо, от удара он повалился, как подкошенный.

Лёжа с закрытыми глазами, он слышал, как надсмотрщик поднялся и резко сказал что-то Кироте на местном наречии. Просвистел хлыст, адова боль сотрясла всё тело. Но он продолжал лежать тихо и неподвижно, как и полагается человеку без сознания. Новый взрыв ругательств – он почувствовал, как сжимается всё внутри. Ещё один такой удар – и он может не сдержать стона.

Он медленно разлепил веки, посматривая сквозь ресницы. Надсмотрщик наклонился над ним и отмыкал кандалы.

Когда тот распрямился и повернулся к Кироте, Эбботт молниеносно выбросил вперёд обе ноги, разом подрубив надсмотрщика.

Тот рухнул на спину, Кироте тяжело навалился сверху, ударил в живот. Голова надсмотрщика рефлекторно задралась и тогда Кироте ребром ладони перерубил ему гортань, как учил его Эбботт.

Они забрали оружие, нож, ключи и флягу. Себе Эбботт взял «Магнум», нож отдал Кироте, а ключи кинул близжайшему из заключённых.

– Переведи им, что отвечать придётся всем, – сказал он Кироте.

Когда начнётся охота, лучше если охотиться будут не за двумя, а за двадцатью. Лучше для двоих.

Такие дела.

12.

Элис собиралась побыстрее покончить со стиркой и прочими домашними делами – вечером должна была заглянуть Филиппа, её подружка из Департамента.

После ужина Элис приняла душ и обработала волосы специальным кондиционером («Придаёт волосам шелковистый блеск и упругость, неотразимые для мужчин»).

Повесила бельё. Почистила клетку Соломона, сменила воду в поилке, наполнила кормушку. Она уже брала канарейку к ветеринару, чтобы выяснить, почему она не поёт. Ветеринар не нашёл ничего подозрительного, и предположил, что птичка просто не в настроении и что это пройдёт.

Надела чистые блузку и юбку. Расчесала волосы. Посмотрелась в зеркало и пришла к выводу, что выглядят они прелестно (чистая правда), и что кондиционер сделал их просто великолепными (что истине не соответствовало).

В заключение подмела в доме и навела чистоту. Ей не слишком хотелось, чтобы эта корова Филиппа, с её острым глазом, острым нюхом и острым язычком трепалась потом в офисе («Девочки, это надо было видеть – настоящий тараканий рай»).

Филиппа была девушкой крупной с чуть лошадинным лицом. Постоянно говорила об охоте и стипл-чез (Что такое «стипл-чез» Элис представляла весьма смутно, но не спрашивала, дабы не выдавать дремучего невежества). Второй её страстью были мужчины, за которыми она охотилась если и с меньшим успехом, чем за лисами, то с той же неутомимостью.

Элис не слишком любила её, но тем не менее пригласила – та как раз страдала от последствий лопнувшего романа. Её молодой человек увлёкся другой (Кобылой, как поговаривали в офисе).

Элис как раз поставила чайник, когда в дверь позвонили. Она тяжело вздохнула, уже начиная сожалеть о приглашении.

Позвонили снова. На этот раз не переставая.

– Иду я, иду, – раздражённо крикнула Элис вбегая в крошечную прихожую.

– Ну в самом деле, – громко сказала она и открыла дверь.

На пороге, всей тяжестью повиснув на дверном звонке, стоял Ричард Эбботт – глаза закрыты, лицо серое, тяжёлое дыхание. С левого рукава на половичок капала кровь. Он почти повалился на неё.

– Ричард, – выдохнула она, – Ричард…

Он открыл глаза.

– Можно…отдохнуть немного?…

Его шатнуло.

– Голова. Кружится.

Она обняла его, и, осторожно поддерживая, провела в гостинную. Он был совершенно мокрым от пота и дождя и тяжело обвис на ней.

«Пропала блузка» – отстранённо подумала Элис. Она была смущена, немного испугана и, казалось, совсем растерялась. Но где-то совсем – счастлива. Единственная ясная мысль в наступившем сумбуре. Она была счастлива и знала об этом. Она чувствовала, как любовь, которую она душила эти два года, поднимаетсятеперь, наполняя её почти нестерпимой нежностью и теплом. От счастья она чуть не расплакалась. «Успеешь ещё поплакать», – сказала она себе.

22
{"b":"1145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Удиви меня
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
День, когда я начала жить
По желанию дамы
Кодекс Прехистората. Суховей
Ключ от твоего мира
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник