ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего, но…ну, мне до смерти хотелось взять его.

«Почестей тебе хотелось и чёртовой славы», – подумал Смит, – «Наград и поздравлений. Хотелось быть любимчиком министра, Вундеркиндом-из-Скотленд-Ярда, в одиночку задержавшим опасного преступника (о полудюжине дюжих ребят, стоявших на подхвате, при раздаче наград обычно забывают). «Суперкоп сделал это ещё раз». Но Суперкоп просидел всю ночь, как цуцик в засаде, пока все прочие спали или занимались любовью, как и подобает цивилизованным людям».

– Прошу прощения, что помешал вам выспаться, – сказал он вслух и ещё раз улыбнулся, наблюдая, как лицо Шеппарда опять пошло пятнами.

Это было маленькой местью за Джоан, и Шеппард знал это, и не мог ничего поделать. Ему оставалось только ждать случая сравнять счёт. И он из тех, кто будет ждать годами.

– Если подобная ситуация повторится ещё раз, – сказал Контролер, – мне бы хотелось узнавать об этом немедленно, а не когда всё заканчивается.

Шеппард кивнул, молча принимая выговор. Но теперь ему больше всего хотелось достать Эбботта – живым или мёртвым, не прибегая к чьей-либо помощи. А менее всех – Фрэнка Смита.

– Теперь, – сказал Контролер, – как обстоят дела с переездом?

– Я договорился с ВВС. Вертолёт будет ждать в Лондонском аэропорту с половины девятого, – сообщил Смит.

– Понадобятся посадочные огни в районе особняка.

– Уже налаживают. На одной из тамошних лужаек.

– Переезд в аэропорт. Это – под вашу ответственность, – Шеппард кивнул.

– Мы забираем его из отеля к девяти – если он не заставит нас ждать. Сама дорога займёт не более двадцати минут.

– Эскорт?

– Пара полицейских машин – одна спереди, другая сзади, плюс кортеж мотоциклистов.

– Weissen Mause, – пробормотал Смит.

– Что? – вскинулся Шеппард.

– Белые мыши. Так их называли в Германии.

– Называли кого?

– Полицейских на мотоциклах. С их белыми касками.

«Чёртов дурацкий выпендрёж», – подумал Шеппард.

– В самом деле? – вежливо сказал он вслух.

– Вы сопровождаете его?

Шеппард снова кивнул:

– Мы с сержантом Клиффордом будем с ним в машине. И в вертолёте.

– Забирать из отеля будете от переднего входа или от заднего? – спросил Смит.

– Планнируем от заднего.

– Думаю от переднего будет лучше, – сказал Смит.

Шеппард почувствовал, как поднимается бешенство и взял себя в руки. Сукин сын опять пытается подколоть его.

– Почему?

– Больше народу вокруг.

– Прошу прощения?

– Обзор хуже. Больше шансов зацепить посторонних.

– Вы серьёзно думаете, что такие соображения остановят психопата-убийцу?

– Мы говорим о Ричарде Эбботте, нашем собственном агенте. Человеке, которого мы сами выбрали для устранения Нджалы. И мы не считали его тогда психопатом-убийцей.

– Хорошо. Но теперь он является им.

– Только в ваших тупых маленьких мозгах, которым надо разложить всё по полочкам, потому что по-другому они работать не умеют.

Смит обнаружил, что его трясёт.

– Хватит, Фрэнк, – сказал Контролер.

Шеппард криво ухмыльнулся. Ему наконец удалось нащупать больное место.

– Я всё время забываю, что он ваш друг.

– Вы многое забываете. Например, кто ваш противник.

– Фрэнк, – повторил Контролер, – Я сказал, хватит.

Потом Шеппарду:

– Насколько я знаю Эбботта, мне тоже не кажется, что он станет устраивать пальбу посреди людной улицы.

– О'кэй, – сдался Шеппард, – будем выводить Нджалу через передний вход.

Передний, задний – особого значения это не имело. Чего ему хотелось по-настоящему – отплатить Фрэнку Смиту. И он чувствовал, что преуспел. Слабое утешение, но настроение всё равно поднялось. Он извинился и с той же ухмылкой удалился.

– Фрэнк, ты обязан держать себя в руках.

– Мы не обязаны сотрудничать с дерьмом вроде этого.

– Не обязаны. В совершенном мире – не обязаны. Но в совершенном мире люди вроде нас вообще не будут работать. А со своей работой Шеппард справляется.

– Факт. А как, какими методами – кому, к чертям это интересно?

– Фрэнк, любая страна мира нуждается в таких людях. И у любой страны мира они есть.

– То-то этот мир так благоухает.

Контролер слабо улыбнулся и перешёл к докладу о русской торговой делегации. Делегация прибывала в Лондон сегодня днём. Глава делегации прямо из аэропорта направлялся в отель, на секретную встречу с Нджалой и присоединялся к остальной делегации позже.

– Вот вам и причина, – сказал Контролер, – почему Нджала отказывается выехать немедленно. Ему нужно встретиться с русскими.

– Не думаю. Русских мы могли доставить и за город. Пытается ловить рыбку в мутной воде, вне всякого сомнения.

– Предполагается, что встреча будет секретной.

– Как моя задница. Нджала должен понимать, что мы о ней узнаем. Кстати, откуда информация?

– Через одно из африканских посольств, у нас там контакт.

– А откуда у них?

– От контакта в посольстве Нджалы. Вообще-то нам тоже кажется, что это преднамеренная утечка.

– Точно. Нджала хочет быть уверен, что мы знаем об его играх с русскими. Чтобы потом поднять цены на нефть.

– Согласен.

– Нет, – сказал Смит, – Тут что-то нечисто. Он ждёт чего-то другого. Или кого-то другого. И не хочет, чтобы мы об этом знали.

– Например?

– А кто его знает? Он замазан в куче делишек и куча эта будет побольше, чем у того же полковника Каддафи. И ничуть не чище.

– Можешь выяснить?

Смит пожал плечами:

– Могу попытаться. Но он скользкий сукин сын.

– Ненадёжный, к тому же, – сказал Контролер, нервно ковыряя мизинцем в ухе.

– То же самое говорил и Ричард Эбботт.

– Да, кстати, хотел спросить насчёт Ричарда.

Фрэнку Смиту стало любопытно, неужели вся история с русской делегацией была только преамбулой, перед тем как вернуться к Эбботту? Но зачем такие сложности? У Контролера должны быть причины. У него всегда есть причины, их просто не всегда можно понять.

После встречи с Эбботтом Смит позвонил Контролеру и как можно точнее передал их разговор. Контролер слушал молча, никак не комментируя. Потом поблагодарил и положил трубку. Но у Смита создалось ощущение, что информация будет доложена выше по начальству. Может, министру, может премьеру. От кого получает приказы сам Контролер, не знал никто.

– Из твоего рассказа следует, – продолжил Контролер, – что выглядит Эбботт совершенно нормальным. В дальнейшем будем исходить из этого.

Смит кивнул. Похоже, преамбула продолжалась.

– Поскольку мы не можем выйти с ним на контакт, у нас нет возможности, – неопределённый жест, – переубедить его.

– Его не переубедишь.

– Не переубедишь только сумасшедшего и Господа Бога. И поскольку Эбботт не совсем похож на Бога…

– Он и не сумасшедший. По крайней мере, по-моему. Если вы с ним встретитесь, то вы со мной согласитесь.

– Тогда как ты объяснишь его поведение?

– Заскок у человека. Хочет убить Нджалу. Переживи я то же, что и он – тоже хотел бы. Да и кто угодно на его месте.

Контролер кивнул:

– Полагаю, с этим всё ясно. Но вот эта чушь, насчёт того, что его сдали… Он ведь это не всерьёз? Он хоть сам в это верит?

«Так, уже теплее», – подумал Смит.

– Верит, ещё как верит. И он это вполне всерьёз.

– Но у него никаких доказательств, ты же сам говоришь.

– Для него это не имеет значения.

– Но послушай, как может нормальный человек верить в такую чушь? Ты бы, например, поверил?

«Ага, дошли до дела, – подумал Смит, – Вот что им нужно на самом деле. Потому что если верю я, могут поверить и другие. А если агенты решат, что мы способны их сдать, если цена о'кэй…»

– Тяжело сказать. Будь я на месте Эбботта и знай то, что известно ему – тоже бы наверное решил, что Департамент меня сдал.

– Фрэнк! – Контролер подпустил в голос умеренную скорбь и изумление (главное не переиграть).

– Однако, поскольку я не на его месте, то не могу себе позволить мысли, что мы способны предать нашего человека. Иначе мне бы пришлось выйти в отставку. Уйти. И рассказать всему этому чёртовому миру, что я думаю о таких вонючих дерьмовых трюках.

27
{"b":"1145","o":1}