ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вздохнул, как иные вздыхают о первой любви.

– Думаю, мы её обнаружили. На станции Ватерлоо. Когда сможете там быть?

Через полчаса сержант Клиффорд уже заканчивал свой осмотр.

– Она. Без сомнения.

Он извлёк из чемоданчика детали, собрал. Произвёл частичную разборку, собрал ещё раз. Все его действия были очень быстрыми, но нежными, почти ласкающими.

Потом он вскинул винтовку и навёл на человека в котелке, пересекавшего вестибюль в направлении выхода на Йорк-роуд.

– Этой штукой вы можете уложить кого угодно, – сказал он с благоговейным придыханием. Потом так же быстро и аккуратно разобрал оружие и уложил обратно в чемоданчик.

– Вам лучше побыть здесь, на случай, если он появится. На глаза ему не попадайтесь. Я пошлю вам несколько человек, которых он никогда не видел. Здоровенные такие ребята.

– Сэр, при всё моём уважении, таких громил он распознает на раз. Лучше послать таких, у кого на лбу не написано, что он коп. Вроде того длинноволосого красавчика…как его там…Питерса. И Франклина.

– Двое? Этого недостаточно.

– Тогда ещё этого дылду, который смахивает на пастора – Эшби. Так нас уже четверо. Больше этого уже рисковано.

Шеппард подумал и медленно кивнул:

– Хорошо.

– Скажите, пусть наденут что-то типа джинсов и вообще выглядят позапущеннее.

– Сказать, чтобы брали с собой оружие?

– Нет. Оружие будет у меня, и этого достаточно.

Шеппард снова кивнул и потёр подбородок. Клиффорд – человек довольно ограниченный, но в рамках этих ограничений – эксперт. Шеппард доверял ему безоговорочно.

– Мы ведь не хотим случайных жертв среди гражданских?

Глаза Клиффорда вспыхнули и снова помертвели. Голос стал блеклым и скучным:

– Использование оружия разумеется будет избегаться… будет сводиться исключительно к самообороне либо защите населения.

Шеппард продолжал кивать и тереть подбородок, едва прислушиваясь, как Клиффорд откашливается:

– С другой стороны, если других способов остановить его не существует…

Шеппард послал Клиффорду особенный острый взгляд.

– Тогда остановите сукина сына.

Клиффорд почти засиял. Он не любил Эбботта и причина была по-детски простой: кто-то когда-то сказал, что как стрелок тот лучше Клиффорда. Это даже не было правдой, но ограниченный умишко сержанта смертельно оскорбился.

На обратном пути Шеппард после долгого спора с самим собой решил, что Контролеру звонить не будет. С какой радости, в конце концов? Оффициально он не подчинён ни Контролеру, ни кому-либо в СИС. И в любом случае, прерогатива ареста принадлежит ему, а не Контролеру. Так что чёрт с Контролером.

…И позвонил Контролеру, как только вернулся в офис.

– Прекрасно, прекрасно, – сказал Контролер. Его беспокоила перспектива пропустить парусные гонки в Соленте на этих выходных, – Кто на месте отвечает за проведение операции?

– Сержант Клиффорд.

– Ох.

Долгая пауза.

– Я не уверен, что это тот человек, на которого стоило бы оставлять операцию.

– Вы сами говорили, что Эбботта надо остановить…убить, если понадобится.

– Да, но только Эбботта. Помните, это станция Ватерлоо, а не аэропорт в Лоде.

Эбботт вернулся на квартиру, обнаружил там Элис, вернувшуюся с покупками, но был слишком озабочен, чтобы обратить на них внимание.

– Смотри, – она развернула пиджак, – Донегольский твид. Красиво, нет?

– Очень красиво, – отрешенно сказал он.

– Примеришь сейчас?

Он примерил.

– Очень красиво, – повторил Эбботт.

– Ричард, тебя что-то беспокоит?

– М-м-м?

– Говорю…

– Нет, ничего.

Но он беспокоился. Она чувствовала это и хотела понять причину. И в то же время не хотела. Как только она начинала обдумывать ситуацию, та начинала выглядеть безвыходной. И подобно большинству из нас, столкнувшись с безвыходным положением, она пыталась думать о чём-то другом. Отчаянно строить свой маленький воздушный замок, надеясь, что реальность никогда не ворвётся в него.

– Я люблю тебя, – сказала она, – никогда по-настоящему не знала, что это значит. А теперь знаю.

Она посмотрела на него, опустила голову. Прядь волос упала ей на лицо. Элис закинула её за ухо привычным движением, делающим её такой юной, искренней и ранимой.

Эбботт погладил её по шее. Она склонила голову набок, прижавшись к его руке – тёплой, сухой и нежной.

Что хорошо в станции Ватерлоо – она не меняется никогда. Всегда такая же – большая, гулкая и грязная. Даже музыка из динамиков та же – времён войны. Или так казалось Ричарду Эбботту.

Он намеревался оставить чемоданчик в подземке, но обнаружил ячейки закрытыми и без ключей – скорее всего против террористов. Встревожился – а если закрыта и камера хранения? Впрочем, беспокоиться не стоило, с ней всё было нормально. Стояла на том же углу напротив платформ 1 и 2, между шеренгой телефонных будок и мужским туалетом, знаменитым своей коллекцией граффити. Внимательно понаблюдал: содержимым багажа никто не интересовался.

Неподалёку угрюмо опирался на метлу седоусый дворник. Эбботт заговорил с ним и незаметно перевёл разговор на недавние угрозы терактов.

– Никто ничего не проверяет. У них и своих дел по горло. Будут ещё нос совать в каждую сумку – вообще отсюда не вылезут.

Эбботт согласился, что да, точно не вылезут, и встал в очередь. Усталый клерк окинул чемоданчик вялым взглядом и уже через несколько минут Эбботт выходил с квитанцией в руке.

Это было три дня назад. Теперь здесь, за раздвижной дверью поджидал сержант Клиффорд – с чисто кошачьим терпением. Он был надёжно скрыт от посетителей, а сам мог оказаться на перроне в секунды.

При сержанте был его собственный специальный пистолет – Ремингтон XP-100 в собственной специальной кобуре. Пистолет этот больше смахивал на небольшое ружьё – со своим продольно скользящим затвором, центральным боем и десятидюймовым стволом. С такими спецификациями и такой длиной ствола он задумывался, как спортивно-охотничий, но создатели, похоже, подумали и об убийцах (в качестве потенциальных пользователей). Потому как винтовочный патрон Файерболл 0.221, под который он создавался, даёт начальную скорость выше, чем у любого другого пистолета в мире.

Ремингтон был моделью однозарядной, но Клиффорду большего и не требовалось, особенно если цель двигалась. Если его реакция и меткость при стрельбе по движущимся мишеням и отличались от абсолютных, то ненамного.

Снаружи, у входа, подпирали стенку двое юных хиппи. Один в широкополой шляпе, драном свитере и при чётках, на втором – длинноволосом – забитая в потрёпанные джинсы рубашка расцветок флауэр-пауэр.

Вид у обоих был усталый и нерадостный. Каждый мог видеть, что всех перспектив на обозримое будущее для них – покуривать под стенкой. Двое были теми самыми бойцами из Спецотдела, которых просил Клинффорд.

Третий – Эшби, высокий, тощий с чахоточным лицом, восседал на одной из скамеек напротив камеры хранения. Чёрный костюм, чёрный галстук и томик карманной Библии, куда он время от времени косился, делали его похожим на одного из этих проповедников из южных штатов, равно готовых спасать души и совращать женщин.

В конторку клерка встроили кнопку, которую тот мог нажать ногой – сигнал для Клиффорда и остальных.

План был простым и казался вполне дуракоупорным. Всё, что требовалось – подождать, пока рыбка клюнет, потом подсекать.

Клюнуло в тот же день. У конторки как раз образовалась небольшая толпа – человек семь-восемь. В том числе два здоровенных и шумных мужика в изрядном подпитии. Толпа планом предусматривалась, пьяные амбалы – нет.

Квитанции были у всех, но по-настоящему клерк видел только одну – у человека, смахивавшего на бродягу – в своей продранной шляпе, надвинутой на глаза и в длинном ветхом плаще. Этой квитанции клерк ждал весь день. Изо всех сил он нажал на кнопку.

Двое из Спецотдела ввалились в дверь и стали протискиваться к конторке. Один из них попытался оттеснить с дороги большего из амбалов.

29
{"b":"1145","o":1}