ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ещё по одной?

– Я и эту пока не допил.

Она налила себе ещё бокал, чуть разбавив водой из-под крана.

– Как ты прошёл мимо них, полицейских, то есть?

– Они ловят одиночку. Набрал несколько бродяг, поставил им выпивки, ну они и устроили представление перед домом. А сам прошёл с заднего входа.

– Разумно.

– Нет. Инстинкт, тренировки. Я знаю, как они работают. Все их схемы, все ритуалы, – он скупо улыбнулся, – у любой охоты свои ритуалы. Это как в сексе.

Да, секс, подумала она. Если б нам только удалось возродить этот маленький ритуал… Только вот разлука вышла слишком долгой, и в какой-то момент понимаешь, что ничего исправить нельзя…

– Я застелила тебе постель в той комнате. Там никого не бывает, – сказала она. Ей хотелось прибавить: «…кроме меня», но сил не оставалось.

Они посидели ещё немного молча, потом Джоан наполнила ванну и приготовила пижаму – из тех, что он оставлял ей перед отъездом в Африку.

О, ванна! Первая настоящая ванна за два года. Чувство непривычное, но успокаивающее – лежать в темноте в душистой пене, ощущая её ласковое прикосновение. Он нежился, пока вода не стала остывать.

Потом он вышел на кухню и обнаружил Джоан, спящую прямо за столом.

Он поднял её, перенёс в спальню и мягко уложил в кровать. Она что-то пробормотала.

– Что?

– …кроме меня.

Спит. Он укрыл её и вышел.

Экстренное совещание в Холландер-парке завершилось. Остались только Контролер, Фрэнк Смит и старший суперинтендант Шеппард – согласовать детали операции. Контролер считал, что проще всего переселить Нджалу в одно из зданий, принадлежащих Департаменту, где всё будет под контролем. Отель слишком открыт, слишком легко вычисляется и его почти невозможно надёжно охранять. Здание же департамента легко превратить в настоящую крепость. «И Эбботту придётся ещё найти его. Что само по себе задача ещё та».

– Ему приходилось решать задачи и посложнее, – сказал Смит, – намного сложнее. Впрочем, эту возможность он предусмотрел наверняка.

– Хочешь сказать, он знает, что мы переведём Нджалу?

– Я говорю, он скорее всего предусмотрел и это.

– Если всё-таки не рехнулся.

Шеппард был человек упрямый. Раз вбив идею себе в голову, он терпеть не мог отказываться от неё.

Смит рассматривал его. Маленькие тёмные глаза, мясистое лицо, стрижка, настолько короткая, что голова казалась вырубленной долотом, да ещё и непропорционально маленькой по отношению к туловищу. Шея отсутствовала, о ней напоминала только мясистая складка пониже затылка. «Мистер Дубовые Мозги, – думал Смит, – тупой и упрямый».

– Есть ещё один аспект, который мы не рассмотрели, – сказал он вслух, – Предположим, Нджала не пожелает переселяться?

– Убедим.

– Судя по тому, что я о нём слышал, заодно придётся переселять и всю труппу Кабаре-Клаб.

– Он что, настолько?… – сказал Шеппард.

– Да, – подтвердил Контролер, – и даже хуже. Что ж – ему нужны девочки – будут девочки. Лишь бы из отеля выметался.

– А стоит ли вообще затевать переезд? – спросил Смит, – Кто знает, может безопаснее всего там, где он теперь?

– В отеле, где встречается половина Лондона? – хмыкнул Шеппард, – Где фойе набито, как вокзал в час пик, где кто попало может заходить, выходить, пользоваться барами, туалетами, телефонами…

– И, четыре входа, насколько мне помнится, – добавил Контролер, – это кроме служебных. Плюс, наверняка, грузовой въезд.

– Я расставил там своих людей, – сказал Шеппард, – но они могут только наблюдать и надеяться, что ничего не случится. Мы не сумеем контролировать ситуацию там. Мы не можем никого останавливать и допрашивать. Это отель. Никому не запретишь заходить или выходить – все в своём праве. И Эбботт может – и зайти, и выйти. А мы ничего не заметим – пока не будет слишком поздно.

– Подождите, – сказал Смит, – это же не Чёрный Сентябрь, и не японская Красная Армия. Он не станет палить в фойе из автомата, и укладывать народ штабелями, только чтобы добраться до Нджалы.

– Не станет? – уточнил Шеппард.

– Нет.

– Вы можете дать гарантию?

– Могу.

– Чёрта с два. Ничего вы не можете гарантировать.

– Он был моим другом пятнадцать лет. Я его знаю.

– После пары лет в тюряге Нджалы? Сомневаюсь. Боюсь, он теперь и сам себя не узнает.

– Я уверен только в одном: он никогда не делает ничего просто так, без причины.

– Может он сам не знает, что делает, – Шеппарду не хотелось сдаваться.

– Он сбежал из тюрьмы, откуда никто никогда не сбегал, прошёл сквозь джунгли, считавшиеся непроходимыми и добрался до побережья, не имея ни денег, ни друзей, ни иной посторонней помощи. Потом, предположительно, скрывался где-то, пока не смог пробраться на корабль. Скорее всего, вкалывал за проезд на каком-нибудь судне, идущем под панамским или либерийским флагом, там лишних вопросов не задают и документов не требуют. Как бы то ни было, но следующая весточка от него – та жуткая депеша. «Задание будет выполнено».

Смит сделал паузу и посмотрел на Шеппарда.

– Похоже на человека, утратившего рассудок?

– В последнем пункте – очень. До сих пор не понимаю, зачем это ему понадобилось.

– То, что вы не видите причин, ещё не значит, что их нет.

– О'кэй, вы его друг. Для вас он – что-то среднее между капитаном Марвелом и супершпионом. По мне – ещё один сбрендивший убийца. Псих.

– Вы с ним работали?

– Всего раз и давно. Не то, чтобы очень помнил его.

– Он вспомнит о вас каждую мелочь…

– Я польщён.

– …если её можно будет использовать против вас.

– Думаю, о характере Эбботта у нас информации достаточно, – подытожил Контролер, – поговорим об его проблемах.

Было видно, что Смит несогласен, но сдерживается – он-то считал характер Эбботта ключом к решению.

– Непосредственные проблемы, разумеется, – уточнил Контролер, – деньги, еда, жильё.

– Если у тебя достаточно первого, остальное легко купить, – заметил Смит.

– Следовательно, первым делом необходимо установить наблюдение за его банком, – заключил Шеппард.

– Уже. Если он свяжется с ними, нам дадут знать. Стандартная практика – контроль за счетами исчезнувших агентов.

– Но вы считали, что он мёртв.

– Верно. Но мы ожидали подтверждения. Помните, позитивной идентификации тела не было. Был шанс, что он лёг на дно, скрываясь от полиции Нджалы. Со временем эти надежды таяли…пока не появился он со своей бомбочкой.

– И откуда он может добыть денег?

– Родители умерли, – перечислял Смит, – две сестры, обе замужем, обе живут за границей, одна в Израиле, другая в Канаде. Кроме того, престарелая тётка в Корнуэлле и несколько двоюродных родственников на севере – адреса имеются в списке, который я вам раздавал. Никого из них он не видел годами. Что до друзей, большинство их – из Службы, вроде меня.

Шеппард потёр подбородок, сдерживая зевоту.

– Остаётся жена.

– Бывшая, – уточнил Смит.

– Станет она помогать ему?

Смит поразмыслил и решил, что, да, скорее всего, станет. Следовало защитить Джоан от тяжёлой лапы Шеппарда и заняться ею самому. Он тщательно подбирал слова:

– Думаю, что она слишком неврастенична и ненадёжна, чтобы помочь кому-либо. Сомневаюсь, что он станет рисковать.

– Беспокоиться о риске, готовясь убить Нджалу?

– О ненужном риске.

– А может быть, именно этот риск не совсем ненужный? Может быть у него нет денег? Может быть он в отчаянном положении? Может быть, наконец, ему просто некуда больше пойти?

– Если бы, да кабы… – сказал Смит, – А были бы у моей бабушки яйца, была бы она дедушкой.

– Фрэнк, – неодобрительно проворчал Контролер. Он считал, что все они в Департаменте, в первую очередь джентльмены и обязаны выражаться, как подобает джентльменам. Был он человеком старой закваски и воспитывался в другое время.

– Как бы то ни было, – остыл Смит, – вы взяли квартиру под наблюдение.

Каким-то шестым чувством, Шеппард почувствовал, что попал в точку. Он усмехнулся немного кривоватой усмешкой – сказывалась давняя травма челюсти.

8
{"b":"1145","o":1}