ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перспективы отбора
Особая работа
#Твой любимый инстаграм
Планируем меню, или Как перестать жить на кухне
В сонном-сонном лесу… Сказки для засыпания
Именинница
Группа специального назначения
Подменыш
Благие знамения

Устав от перебранки, я зашла в номер, села в кресло и стал тупо смотреть на часы, ожидая, когда же наконец наступит время ехать в аэропорт. Сидя в кресле, я еще больше почувствовала себя несчастной, и оцепенение после страшного удара совсем не проходило, а только усиливалось.

Когда стрелки часов подошли наконец к нужной отметке, я окинула отель грустным взглядом, села в такси и поехала в аэропорт…

Глава 6

В московском аэропорту меня встретил Артур. Он стоял с букетом цветов и заметно нервничал. Как только я подошла к нему, он вручил мне букет, поцеловал в щеку и смущенно пробормотал нечто вроде соболезнований.

– Татьяна, дорогая, мне очень жаль… Если бы ты только знала, как мне жаль…

– Тебе-то что жаль? – непонимающе посмотрела я на Артура.

– Я думал, что у тебя наконец-то все наладилось, что ты нашла свое счастье и остепенилась.

Я устало улыбнулась и почувствовала, как на моих глазах выступили слезы.

– Артур, Бог мой, о чем ты говоришь? Какое счастье? По-твоему, если женщина выходит замуж, то она обязательно бывает счастлива? Бред. Я вообще сомневаюсь в том, что мужчина может подарить женщине счастье.

– Ну а как же по-другому? – удивился Артур.

– Ты считаешь, что твоя жена с тобой счастлива?

– Я не знаю, я у нее не спрашивал… Мы как-то не говорим на подобные темы… Мы говорили об этом только в молодости… Сейчас как-то не до того. Другие дела. Другие проблемы.

– А сейчас, по-твоему, что? Старость, что ли?

– Сейчас зрелость.

– А по-моему, счастье не может быть вечным. Счастье – понятие сиюминутное. Сегодня я могу быть самой счастливой женщиной на свете, а завтра может что-то случиться и я буду глубоко несчастной. Хотя знаешь, если бы я была на месте твоей жены, наверное, я бы тоже была с тобой счастлива.

Артур улыбнулся и нежно меня поцеловал.

– Не говори ерунды. Я не могу подарить тебе небо в алмазах. Временами мне кажется, что для тебя счастье заключается именно в этом самом небе.

Когда мы доехали до ближайшего кафе, я рассказала Артуру обо всем, что случилось. Я умолчала только об одном. О случайной встрече с Герой и о том, что так же случайно за ней последовало. Артур внимательно меня слушал и по мере моего рассказа нервничал все больше и больше.

– Сейчас прилетела я, а следующим рейсом прибудет тело моего супруга. Сегодня же начну хлопотать насчет похорон, – закончила я свою печальную повесть.

Как только я замолчала, Артур взял мою руку в свою и принялся слегка ее поглаживать.

– Господи, как все запутано. Прямо тебе лабиринт… Какие-то незнакомые таблетки… И зачем он только их принимал…

– Не знаю, – пожала плечами я. – Я и сама ничего не знаю…

Тут раздался звонок мобильного. Артур достал телефон из кармана и принялся говорить. Пока он разговаривал, я внимательно всматривалась в его такое родное и такое чужое лицо. Под глазами у него были темные круги, а кожа заметно сдала и стала морщиниться. Он сидел, слегка сгорбившись, и смотрел на меня совсем чужим и далеким взглядом, словно он был здесь, со мной, но думал совсем о другом. Я по-прежнему не сводила с него задумчивых глаз и думала о том, что у меня с Артуром довольно странные отношения и их невозможно объяснить, потому что объяснению поддаются только явления, имеющие причины и следствия, а как раз их-то в наших отношениях никогда не было. Наши отношения начались черт-те когда и все это время вели в никуда. Они противоречили законам природы и не развивались по спирали. Не было в них ни какого-либо охлаждения, ни прогресса, ни кульминации, ни развязки. Эти отношения просто были, и все… как само собой разумеющееся. Для того чтобы не смотреть правде в глаза и не думать о том, что наши отношения зашли в тупик, мы говорили друг другу красивые слова, чтобы придать отношениям теплоту, иногда поговаривали о будущем, понимая, что будущего у нас нет и быть не может… как, впрочем, и прошлого. У нас было только настоящее. Когда мои знакомые спрашивали меня, как мои дела с Артуром, я отвечала: «Как всегда». Все как всегда и ничего не меняется. По крайней мере именно так устраивает всех и все счастливы и довольны.

Когда Артур сунул мобильный в карман, он улыбнулся и взял в руки чашечку ароматного кофе.

– У тебя все в порядке? – Я всегда интересовалась делами Артура и искренне переживала с ним все его неудачи и промахи.

– Конечно. У меня ничего не может быть плохо, пока в моей жизни есть ты. Ты как себя чувствуешь?

– Ну как может чувствовать себя женщина, у которой совсем недавно погиб муж?!

– Только не вздумай заниматься самоистязанием. Это не приведет ни к чему хорошему. Не загоняй сама себя в тупик. Ты ни в чем не виновата. Произошла какая-то нелепая случайность. Только не вздумай сразу же искать очередного кандидата на твою руку и сердце. Поверь мне, еще не время. Тебе просто необходимо сделать передышку. Ты еще ни к чему не готова. Сейчас мужчины будут ходить за тобой табуном, обещать тебе небо в алмазах, но вряд ли кто-нибудь из них сможет на самом деле его подарить.

– Артур, не говори ерунды. Это совсем не смешно…

На похоронах я была в черном. Удивительно, но я никогда не предполагала, что мне так идет черный цвет. Он очень хорошо гармонировал с моими точно такими же черными глазами и волосами, выкрашенными в цвет спелого граната. Мне казалось, что именно сегодня, в день траура я просто ошеломляюще красива. По крайней мере я считала именно так, а мнение окружающих по этому поводу интересовало меня меньше всего. Я еще раз покрутилась у зеркала и вспомнила то страшное время, когда я боялась зеркал и считала себя некрасивой. Тогда я с завистью смотрела на ухоженных, красивых женщин и кляла свою судьбу за то, что она не одарила меня этим счастьем. Господи, как же быстро все поменялось… Как же быстро…

Рядом со мной стояла моя подруга Люська, с которой мы дружили еще со школы, и смотрела на меня осуждающим взглядом.

– Люсь, как ты думаешь, черная косынка будет смотреться на моей голове или нет? От нее прическа может испортиться. Я же так волосы красиво покрасила и уложила. Сейчас косынку надену, как идиотка, и моей прически как не бывало.

– Тань, ты на похороны собралась или куда? – не удержалась Люська.

– Ну понятное дело, что не на именины. Я же вся в черном.

– Да ты в черном выглядишь так, словно не на похоронах, а на собственной свадьбе.

– Ой, не говори ерунды. Я сегодня всю ночь в бигудях промучилась. Знаешь, не буду я надевать черную косынку, как старуха. Я лучше вот что сделаю.

Я достала черный прозрачный шарф с разноцветными блесками и, обвязав им лоб, соорудила сбоку довольно симпатичный бант. Затем поправила чересчур глубокий и вызывающий вырез на груди и похвалила свое отражение в зеркале.

– Хороша чертовка! Ну просто потрясающе аппетитная вдова!

Люська тяжело вздохнула, взяла в руки начатую бутылку шампанского и налила себе полный бокал.

– Ох, Танька, я тебе не завидую. Сейчас такое будет. Тут мужниных родственников понаехало, а ты так вырядилась. Они тебя просто съедят.

– Не съедят. У них зубы сломаются. Мною, между прочим, подавиться можно. Я слишком вертлявая. Женщина и на похоронах должна оставаться настоящей женщиной.

– А глаза ты зачем так ярко накрасила? Как ты плакать будешь? У тебя ведь вся штукатурка потечет.

– Я уже все, что могла, выплакала. У меня уже слез не осталось. Я же не бездонная бочка. Сколько реветь-то можно и терзаться? Что ж мне теперь, как в Индии в старину, на тот свет вслед за мужем?! Он каких-то там непонятных таблеток без моего ведома наглотался да еще мне их в чемодан подсунул, а я виновата?! Я уже наплакалась от души… Я из-за этих похорон человеческий облик терять не собираюсь.

– Просто родственники твоего супруга могут подумать, что ты вышла за него не по любви, а по расчету, – как-то осторожно заметила Люська.

– Ну и пусть думают что хотят. Знаешь, родственники моего супруга меня интересуют меньше всего. У меня нет никакого чувства вины, даже намека. Ну а насчет того, любила я его или нет… А что такое вообще любовь?! Кто может дать ей точное определение?! – Я накрасила губы вызывающей красной помадой и в упор посмотрела на Люську: – Люсь, а ты сама-то знаешь, что такое любовь? Ты сама можешь ей дать определение? Ты вот Петьку своего любишь?!

15
{"b":"114511","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русская канарейка. Желтухин
Отличная квантовая механика
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Верные. Книга 4. Дорога к дому
Герой Лондона
Тайная жизнь слов: тормашки и компания
Темные века европейской истории. От падения Рима до эпохи Ренессанса
Код вашей судьбы: нумерология для начинающих
Воображаемый друг