ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Белый квадрат (сборник)
Без надежды на искупление
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Преступное венчание
Выжить любой ценой
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Практический курс трансерфинга за 78 дней

Я слегка покраснела и произнесла уже менее уверенным голосом:

– Я вышла замуж за тебя, а не за твой дом, счет в банке и квартиру в центре.

– А если бы у меня этого не было, ты бы пошла за меня?

– Ты имеешь в виду, пошла бы я за тебя, если бы ты был бомжом и собирал бутылки?

– Что-то вроде того…

– Нет, я бы никогда не пошла за бомжа. Мне всегда нравились состоявшиеся мужчины, которые смогли чего-то достичь и себя реализовать. Слушай, что-то я не пойму, зачем ты мне сейчас все это говоришь? – Мне показалось, что Вадим ищет любую причину, любую зацепку, лишь бы в очередной раз со мной поругаться. Похоже, он встал не с той ноги или та мушка, которую он проглотил вместе со своим чаем, оказалась живой и покусывает его изнутри.

– А почему твой женатый мужчина, с которым ты встречалась до меня, не развелся?

– Не знаю. Почему многие женатые мужчины не разводятся?

– Быть может, он недостаточно тебя любил?

– Не думаю.

– Тогда почему?

– Наверное, потому, что многие мужчины слишком зависимы от своей семьи. Они не разводятся потому, что не умеют… Они не знают, как это делается.

– Но ты бы объяснила…

– Зачем? Тем более что хороший левак укрепляет брак.

– Получается, что ваша связь укрепляла его брак?

– Что-то вроде того. Вадим, нам через минуту погружаться под воду, а ты опять затеял этот дурацкий разговор. У тебя нет повода для ревности. Этот мужчина остался в прошлом.

– Ты уверена? – Глаза Вадима прищурились и стали до неприличия хитрыми.

– Уверена.

Мне показалось, что мой ответ был вполне убедительным и что он вполне устроил Вадима. Мой муж придвинулся ко мне поближе и поцеловал в щеку.

– Мирись, мирись, мирись и больше не дерись, а если будешь драться, то я буду кусаться, – процитировал он детскую считалочку и надел акваланг.

Признаться честно, наши ежедневные погружения не только радовали меня, но и пугали. Я никогда не боялась воды, как-никак родилась под знаком Рыб, и когда плавала, то чувствовала себя как рыба в воде, но я боялась глубины… Я боялась спуститься на глубину и уже никогда не подняться. Я очень сильно этого боялась. Но я старалась не показывать своего испуга Вадиму, он считал меня достаточно храброй женщиной и был приятно удивлен, когда я без всяких уговоров согласилась впервые в жизни надеть акваланг. После первого погружения он наговорил мне кучу комплиментов, и мы торжественно отметили это знаменательное событие в ресторане. Сегодня у меня было пятое погружение. Очень даже неплохо для новичка.

Как только мы спустились под воду, я взяла Вадима за руку и постаралась прислушаться к своим новым ощущениям. В голове слегка шумело, совсем слегка, но довольно быстро я к этому привыкла. Мне показалось, что на меня давит вода, не так чтобы очень, но все-таки. Но все эти неудобства стоило вытерпеть, чтобы увидеть красочный и поистине сказочный подводный мир. Под водой Вадим попробовал меня поцеловать, если, конечно, это было можно назвать поцелуем. Но как бы то ни было, это означало, что между нами наступил долгожданный мир и беспочвенные, никому не нужные упреки остались в прошлом. Когда отпущенное нам время под водой истекло и мы должны были всплывать, Вадим взял меня за руку и знаком велел мне подготовиться к всплытию. Я знала, что при дайвинге нужно всплывать медленно, и никогда не нарушала ни единого пунктика из шпаргалки опытного инструктора. В этот момент Вадим резко сжал мою руку и довольно быстро потащил меня вверх. Я попыталась сопротивляться и убрать руку Вадима, чтобы всплывать по правилам, но он вцепился в меня мертвой хваткой и прямо-таки стремительно поволок. В голове страшно зашумело, а в глазах так потемнело, что мне показалось, будто я ослепла.

Что он делает? Что он делает? Он же знает, что нельзя так резко всплывать… Он же все это знает… Мои мысли путались, и я уже почти ничего не соображала.

А затем мне все же удалось вырваться, хотя силы уже начали меня покидать, и я увидела, что вместо того, чтобы подниматься вверх, Вадим как-то странно задергался, словно его свело мощной судорогой. К Вадиму, который буквально бился в конвульсиях, бросился на помощь инструктор, но, по всей вероятности, моему мужу уже была не нужна помощь. Он перестал двигаться и как-то странно обмяк. Я не помню, как я смогла добраться до поверхности, но как только я до нее добралась, я тут же потеряла сознание.

Очнулась я оттого, что мне в нос ударил резкий запах нашатырного спирта. Я попыталась подняться. Неподалеку от меня сгрудилась целая толпа людей, в которой среди зевак отдыхающих попадались белые халаты. Пробиваясь сквозь плотное кольцо незнакомых людей, я подошла к лежащему на песке мужу и посмотрела на испуганное лицо сидящего рядом с ним русскоязычного инструктора.

– Что с ним?

– Он умер.

– Отчего?

– Оттого, что нельзя резко подниматься вверх.

– А зачем же он это сделал?

– А я почем знаю? Странно все это как-то…

Я встала на колени и посмотрела на бледное лицо человека, который еще недавно был моим мужем, правда, совсем недолго.

– Вадим…

Не знаю почему, но я взяла своего мужа за руку и попыталась нащупать пульс, хотя было ясно как день, что он уже на том свете.

– Татьяна, ваш супруг умер, – посмотрел на меня удивленным взглядом инструктор. – Я не успел его спасти. Когда я вытащил его из воды и стал делать ему искусственное дыхание, он был уже мертв. В моей практике это впервые. Первый раз человек погибает на такой небольшой глубине. Ведь мы спускались на глубину для любителей, непрофессионалов. Ваш муж чем-нибудь болел?

– Да вроде бы нет. Правда, сегодня утром он плохо себя чувствовал. Наверное, давление. Но он давно занимается дайвингом. Он говорил, что спускался под воду в любом состоянии и что это всегда шло ему на пользу.

– У него были какие-нибудь хронические болезни?

– Не знаю. Мы поженились недавно. Эта поездка была нашим свадебным путешествием.

– Что ж, остается ждать вскрытия.

– А почему он резко потащил меня вверх, ведь он же знал, что надо всплывать медленно?

– Я думаю, что ему просто стало плохо. Причина смерти не в этом. Я же сказал, что глубина небольшая, не для профессионалов.

Когда тело Вадима увезли и меня через переводчика стал допрашивать полицейский, я попыталась рассказать о том, что же произошло под водой, заливая свои слезы и свое горе полным бокалом виски. Когда мне выразили соболезнования и я осталась в номере совершенно одна, я вышла на лоджию, облокотилась о перила и громко разрыдалась. Я подумала о том, что с самого утра мой супруг заметно нервничал, чувствовал себя плохо и что сегодняшнее погружение можно было отменить и тогда бы ничего не случилось.

Перед глазами предстал мой муж в роскошном черном костюме, делающий мне предложение, улыбающийся своей широкой белозубой улыбкой… Наша свадьба и наш отъезд на Канары. Наши совместные разговоры о том, что, как только мы вернемся домой, то первым делом переделаем нашу спальню, именно спальню, потому что это одно из самых важных и любимых мест в нашем доме. Мы обсуждали, как именно мы ее украсим, как именно мы ее обставим и какие именно цвета мы для нее выберем… Странно, отчего сегодня утром Вадим вдруг спросил меня, почему именно я вышла за него замуж и вообще, любила ли его хоть немного? Быть может, он что-то чувствовал… Говорят же, что человек чувствует приближение своей смерти, от этого он становится нервным, возбудимым, даже агрессивным и начинает выяснять отношения с близкими. Вадим учинил мне допрос перед самой своей трагической гибелью. Наверное, это неспроста. Он никогда не спрашивал меня о моих прошлых связях до замужества, а стал расспрашивать только после того, как мы вступили с ним в брак.

На тумбочке лежал его мобильный телефон, который мне отдал инструктор перед тем, как увезли тело моего мужа. Я испуганно посмотрела на мобильный, тут он внезапно зазвонил. Я невольно вздрогнула. Подумав, я решила не брать трубку, потому что моего мужа уже нет, а значит, и его мобильника тоже нет. Но телефон никак не замолкал и звонил еще с большей настойчивостью, словно это был какой-то срочный звонок, которого всегда так ждал Вадим. Поняв, что мои нервы на пределе и я больше не могу ждать, когда же он замолчит, я взяла трубку и как-то неуверенно произнесла:

7
{"b":"114511","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Прочь от одиночества
Нелюдь. Великая Степь
Восторг, моя Флоренция!
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Рунный маг
След лисицы на камнях
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Кристин, дочь Лавранса