ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ману стремился к тому, чтобы все в человеческой жизни было направлено к высшим мирам. Все человеческие поступки, все установления должны были носить религиозный характер. Этим Ману хотел ввести то, что составляет собственную задачу пятой коренной расы. Она должна была научиться сама управлять собой при помощи своих мыслей. Но ко благу такое самоопределение может привести только тогда, если и сам человек поставит себя на служение высшим силам. Человек должен пользоваться силой своего мышления; но сила мышления должна быть освящена направленным на божественное взором.

Все происходившее тогда станет вполне понятным, только если мы узнаем, что, начиная с пятой атлантической расы, развитие силы мышления имело еще и другое последствие. А именно, люди с некоторой стороны овладели знаниями и искусствами, не стоявшими в непосредственной связи с тем, что названный выше Ману должен был считать своей истинной задачей. Этим знаниям и искусствам первоначально не доставало религиозного характера. Они подошли к человеку так, что он не мог подумать ни о чем другом, как лишь о том, чтобы подчинить их своим корыстным целям и личным нуждам…[1] К таким познаниям относится, например, знание об огне в его применении к потребностям человека. В первые атлантические времена человек не нуждался в огне, так как ведь к услугам его была жизненная сила. Но чем меньше с течением времени мог он пользоваться этой силой, тем настоятельнее приходилось ему учиться изготовлять себе орудия и утварь из так называемых безжизненных предметов. Для этого служило ему употребление огня. Подобно этому было и с другими силами природы. Человек научился таким образом пользоваться ими, не сознавая их божественного происхождения. Так это и должно было быть. Ничего не должно было вынуждать человека относить к божественному миропорядку все эти подвластные силе его мышления вещи. Напротив, он должен был это делать добровольно в своих мыслях. Таким образом, в намерении Ману было привести людей к тому, чтобы они самостоятельно, из внутренней потребности, поставили эти вещи в связь с высшим миропорядком. Людям был как бы предоставлен выбор: использовать ли достигнутые ими познания в личных своекорыстных целях или же в целях религиозного служения высшему миру.

Итак, если прежде человек был вынужден считать себя членом божественного мироправления, откуда притекало ему, например, господство над жизненной силой, без всякого применения им силы его мышления, но теперь он мог пользоваться силами природы, так и не направляя своей мысли на божественное.

Не все, а лишь немногие из тех, что собрались вокруг Ману, были на высоте этого решения. И только из их числа мог Ману образовать действительно зачаток новой расы. С ними он и удалился, чтобы развивать их дальше, между тем как другие смешались с другим человечеством.

От этой немногочисленной кучки людей, столпившихся напоследок вокруг Ману, происходит все то, что составляет еще и поныне истинный залог развития пятой коренной расы. Но этим объясняется и то, что через все развитие пятой коренной расы проходят две характерные черты. Одна из них присуща людям, воодушевленным высшими идеями и считающим себя детьми божественной мировой силы: другая же свойственна тем, которые все отдают на служение личным интересам и своекорыстным целям.

Эта небольшая кучка оставалась с Ману до тех пор, пока она не окрепла настолько, чтобы действовать в новом духе, и пока ее члены не смогли понести этот новый дух к той части человечества, которая осталась после предыдущих рас. Естественно, что этот новый дух принял различный характер у различных народов, в зависимости от их собственного развития в различных областях. Прежние сохранившиеся черты характера смешались с теми, что принесли в различные части света посланники Ману. Так произошли разнообразные новые культуры и цивилизации.

Наиболее одаренные личности из окружавших Ману были предназначены к тому, чтобы постепенно получить непосредственное посвящение в его божественную мудрость, так чтобы они могли сделаться учителями остальных людей. Так произошло, что к прежним посланникам богов присоединился теперь еще новый вид посвященных. Это были те, что развили свою силу мышления так же, как и все прочие люди, – по-земному. Этого не было у предшествовавших посланников богов, не было также и у Ману. Их развитие принадлежит к высшим мирам. Они вносили свою высшую мудрость в земные условия. То, что они дарили человечеству, было «даром свыше». До середины атлантической эпохи люди еще не были в состоянии собственными силами постигать божественные решения. Теперь, в описываемое время, они должны были достичь этого. Земное мышление должно было возвыситься до понятия о божественном. Человеческие посвященные присоединились к сверхчеловеческим. Это знаменует важный переворот в развитии человеческого рода. У первых атлантов еще не было выбора, считать ли своих вождей посланниками богов или нет. Ибо совершаемое ими рассматривалось необходимо, как действие высших миров. На нем была печать божественного происхождения. Поэтому посланники атлантической эпохи были особыми существами, освященными их властью и окруженными блеском, который придавала им эта власть. Человеческие посвященные последующих времен по своему внешнему облику такие же люди, как и все. Но, конечно, они пребывают в союзе с высшими мирами, и до них достигают откровения и явления посланников богов. Лишь в исключительных случаях, когда их вынуждает высшая необходимость, пользуются они некоторыми силами, сообщенными им свыше. Тогда совершают они дела, которых люди не могут объяснить себе известными им законами и потому, естественно, рассматривают, как чудеса.

Но высшая цель всего этого в том, чтобы поставить человечество на собственные ноги и в совершенстве развить в нем силу мышления.

В наше время человеческие посвященные являются посредниками между народом и высшими силами, и только посвящение делает людей способными сноситься с посланниками богов.

Человеческие посвященные, святые учителя, сделались в начале пятой расы вождями остального человечества. К сонму этих посвященных принадлежат великие короли-жрецы древних времен, о которых свидетельствует не история, а мир преданий. Высшие посланники богов все более и более удалялись с земли, предоставляя управление этим человеческим посвященным, которым они, однако, помогают советом и делом. Не будь это так, человек никогда не достиг бы свободного пользования своей силой мышления. Мир находится под божественным водительством; но человек не должен быть вынужден к этому признанию, он должен усмотреть и постичь это свободным размышлением. Лишь когда он достиг этого, посвященные постепенно открывают ему свои тайны. Но это не может произойти внезапно. Все развитие пятой коренной расы есть медленный путь, ведущий к этой цели. Как детей вел еще сам Ману свою группу людей. Потом это руководительство начало постепенно переходить к человеческим посвященным. И поныне поступательное движение все еще состоит в смешении сознательных и бессознательных поступков и мыслей людей. Лишь в конце пятой коренной расы, после того, как в эпоху шестой и седьмой подрас достаточное число людей будет подготовлено к принятию знаний, сможет открыто явиться им величайший посвященный. И этот человеческий посвященный возьмет тогда в свои руки дальнейшее верховное водительство, как сделал это Ману в конце четвертой коренной расы. Таким образом, воспитание пятой коренной расы заключается в подготовлении большей части человечества к тому, чтобы оно могло свободно последовать за человеческим Ману, подобно тому, как родоначальница этой пятой коренной расы последовала за божественным.

Лемурийская раса

Теперь будет приведен отрывок из «Хроники акаши», относящийся к очень отдаленным временам человеческого развития. Это время предшествует тому, которое было описано в предыдущих главах. Здесь речь идет о третьей коренной человеческой расе, о которой в теософских книгах говорится, что она населяла лемурийский материк. Этот материк – по утверждению этих книг – был расположен на юге Азии, но простирался приблизительно от Цейлона до Мадагаскара. К нему принадлежала также нынешняя южная Азия и часть Африки.

вернуться

1

Пока еще не дозволено открыто говорить о происхождении этих знаний и искусств. Поэтому здесь должно быть выпущено одно место из «Хроники акаши».

6
{"b":"114518","o":1}