ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но вскоре я забыл все эти мрачные размышления, следя за развитием событий с вершины сопки, с которой открывался великолепный вид на все поле битвы. Вскоре ко мне присоединился старик Мапута, и я спросил его, думает ли он, что ему придется сегодня вступить в бой.

– Думаю, что придется, – весело ответил он. – Мне кажется, что узуту намного превосходят численно изигкозов, а ты знаешь, Панда приказал помочь Умбелази, если он будет в опасности. Подбодрись, Макумазан. Я могу тебе с уверенностью обещать, что еще сегодня ты увидишь наши копья, обагренные кровью. Ты не уйдешь голодным с этой битвы и не расскажешь белым, что амавомбы трусы, которых ты плетками не мог погнать в бой. Нет, нет, Макумазан. Я думал, что мне, старику, придется умереть дома, как корове, но судьба благоприятствует мне сегодня, и я увижу еще одно большое сражение – мое двадцатое сражение. С этими самыми амавомбами я сражался во всех крупных битвах Лютого Владыки и сражался также за Панду против Дингаана.

– Может быть, это будет твоим последним сражением, – сказал я.

– Полагаю, что так, Макумазан. Но какое это имеет значение, если я и королевский полк смогут умереть такой славной смертью, о которой будут говорить внуки и правнуки? О, развеселись, Макумазан! Судьба благоприятствует и тебе и даст тебе возможность сражаться. Ибо знай, Макумазан, что мы, жалкие черные солдаты, ожидаем, что ты покажешь нам сегодня, как нужно сражаться или, если нужно, умереть под грудою врагов.

– Так вот что вы, зулусы, называете «давать советы»? – возразил я.

Но Мапуто не слышал меня. Он схватил меня за руку и указал вперед, немного влево, где фланг огромной армии узуту быстро двигался вперед, представляя тонкую, длинную линию, сверкающую копьями. Движущиеся ноги и руки воинов придавали им вид пауков, туловищами которых служили большие боевые щиты.

– Ты понимаешь их план? – спросил Мапута. – Они хотят окружить Умбелази, отрезать ему путь боковыми флангами, а затем атаковать главными силами. Один фланг пройдет между нашей позицией и правым флангом изигкозов. О, проснись, проснись, Умбелази! Или ты спишь в хижине с Маминой? Развяжи свое копье, сын короля, и вперед на врага! Смотри! – продолжал он. – Сын Дэна начинает битву. Не говорил ли я, что белые люди нам покажут, как нужно сражаться? Загляни в свою трубу, Макумазан, и расскажи мне, что происходит.

Подзорная труба, оставленная мне Джоном Дэном, была хотя и небольшого размера, но хорошая, и, заглянув в нее, я увидел все довольно ясно. Джон Дэн верхом на лошади подъехал почти к конечной точке левого фланга узуту, размахивая белым платком. За ним следовал небольшой отряд натальских кафров. Вдруг откуда-то из рядов узуту поднялось облачко дыма. В Дэна кто-то выстрелил.

Он уронил платок и спрыгнул на землю. Он и солдаты его отряда начали быстро стрелять в ответ, и много воинов попадало в рядах узуту. Они испустили боевой клич и начали наступать. Шаг за шагом Джон Дэн и его солдаты были оттеснены назад, храбро сражаясь с превосходящими силами противника. Они прошли мимо нас на расстоянии четверти мили и исчезли в кустарнике позади нас. Прошло много времени, пока я не узнал, что сталось с ними, потому что в этот день мы их больше не видели.

Как щупальца паука обхватывают муху, так фланги противника окружили армию Умбелази (я не мог понять, почему Умбелази не отрезал эти «щупальца»), и тогда главные силы узуту пошли в атаку. Полк за полком, всего двадцать или тридцать тысяч воинов, ринулись на склон холма, и там, близ гребня его, были встречены полками Умбелази, бросившимися с воинственными криками вперед для отражения атаки.

Шум от столкнувшихся их щитов доносился до нас, как раскаты грома, а метательные копья сверкали, как молния. Узуту остановились и дрогнули. Тогда из рядов амавомбов раздались радостные крики.

– Победа за Умбелази!

Напряженно наблюдали мы за ходом битвы и увидели, как узуту подались назад. Они отступили вниз по склону, оставляя перед собою землю, покрытую черными точками. Мы знали, что это были убитые или раненые.

– Почему Умбелази не наносит решительного удара? – воскликнул Мапута недоумевающим голосом. – Бык повален на спину. Почему он не затопчет его?

– Потому что он боится, по всей вероятности, – ответил я, продолжая наблюдать.

Заметив, что их преследуют, солдаты Сетевайо быстро перестраивались у подножья холма, приготовляясь к новой атаке. Среди войска Умбелази, над ними, произошли какие-то быстрые передвижения, о значении которых я не мог догадаться. Передвижения эти сопровождались шумом и сердитыми возгласами. Затем внезапно из середины войска изигкозов выступил большой отряд воинов, силою до тысячи человек. Они быстро побежали вниз по склону по направлению к узуту с повернутыми вверх копьями. Я подумал сперва, что они хотели произвести самостоятельную атаку, пока не увидел, как ряды узуту разомкнулись, чтобы принять их, и не услышал их приветственных криков.

– Предательство! – воскликнул я. – Кто это?

– Садуко со своими амакобами и амангванами. Я узнаю их по прическе, – сказал Мапута холодным голосом.

– Ты хочешь сказать, что Садуко со всеми своими воинами перешел на сторону Сетевайо? – возбужденно спросил я.

– А что же иначе, Макумазан? Садуко – изменник, Умбелази – конченый человек!

Я опустился на камень и застонал. Теперь все мне стало ясно.

Вскоре из рядов узуту поднялись дикие торжествующие крики, и снова их воины, подкрепленные полками Садуко, начали свое наступление. Умбелази и его приверженцы – их было теперь не более восьми тысяч человек – не дожидались атаки. Они обратились в позорное, беспорядочное бегство. Благодаря своей численности они пробились сквозь редкие ряды левого фланга узуту и побежали позади нас, направляясь к берегам Тугелы. Задыхаясь от быстрого бега, взбежал к нам на сопку гонец.

– Вот слова Умбелази, – с трудом проговорил он. – О Макумазан и о Мапута, Умбелази умоляет вас удержать Узуту и дать таким образом ему и тем, кто держит его сторону, время спастись с женщинами и детьми в Наталь. Его полководец Садуко изменил ему и перешел с тремя полками на сторону Сетевайо, а потому мы не можем больше бороться против нескольких тысяч противника.

– Пойди скажи Умбелази, что Макумазан, Мапута и полк амавомбов сделают все, что только возможно, – спокойно ответил Мапута. – Однако вот наш совет ему: пусть он торопится перейти Тугелу с женщинами и детьми, потому что нас мало, а воинов Сетевайо много.

Гонец побежал прочь, но, как я слышал впоследствии, он так и не достиг Умбелази, потому что бедняга был убит недалеко от того места, где мы стояли.

Затем Мапута скомандовал, и амавомбы построились тройной шеренгой: в первой и второй шеренге было по тысяче триста человек, в третьей – около тысячи, а за третьим рядом шли носильщики, от трехсот до четырехсот юношей. Мне было назначено место в самом центре второй шеренги, которое я и занял верхом на лошади.

В таком порядке мы двинулись вперед налево от нашей позиции, очевидно, с целью встать между бегущими изигкозами и преследующими их узуту или, если последние захотели бы нас обойти, то угрожать их флангу. Полководцы Сетевайо недолго оставляли нас в сомнении относительно того, что они намерены делать. Главный корпус их армии повернул направо, преследуя бегущего врага, а три полка, из которых каждый был в две тысячи пятьсот копий, остановились. Может быть, прошло пять минут, пока каждый полк выстраивался тоже тройной шеренгой, как и мы.

Мне эти пять минут показались очень долгими. Я думал, что, по всей вероятности, это были последние минуты моей жизни. Я не мог ни на чем сконцентрировать своих мыслей. Я окинул ряды ветеранов-амавомбов и заметил, что у них был торжественный вид, как у людей, приготовившихся к смерти, но не было в них и признака страха.

Мапута прошел по рядам, отдавая приказания начальникам. Он подошел к тому месту, где я и Скауль сидели верхом на лошадях.

– А! Я вижу, что ты приготовился, Макумазан, – сказал он веселым голосом. – Я говорил тебе, что ты не уйдешь отсюда голодным! Разве я не был прав?

38
{"b":"11452","o":1}