ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я не буду касаться работы Петроградского Совета за последнее время. Она всем известна. Но за последнее время в связи с обороной Петрограда Петроградскому Совету пришлось решать серьезные вопросы, которые необходимо выдвинуть и здесь. Съезд должен сказать свое слово по этим вопросам.

Я говорю о выводе частей петроградского гарнизона, на котором настаивает штаб. Петроградский Совет заявил, что он, помня времена корниловщины, когда Временным Правительством также принимались меры к выводу петроградского гарнизона с целью обезоружить Петроград и задушить Совет, – не может взять на себя ответственности за последствия этого вывода и такой ответственности на себя не берет. Таков был ответ Петроградского Совета на многочисленные запросы со стороны петроградского гарнизона. В настоящий момент отдельным петроградским частям конкретно приходится сталкиваться с постановлением штаба, и таким образом вопрос не потерял своей остроты.

Данный съезд должен высказать свое мнение по этому вопросу. Необходимо сказать, что съезд берет в свои собственные руки оборону страны.

Нет в России сейчас другой фигуры, которая смогла бы стать во главе страны, кроме фигуры Всероссийского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Только переход власти в руки Советов спасет революцию.

«Известия» N 195, 12 октября 1917 г.

Л. Троцкий. ПРИВЕТСТВИЕ БАЛТИЙСКОМУ ФЛОТУ ОТ СЪЕЗДА СОВЕТОВ СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ (11 октября)

Областной съезд шлет пламенный привет морякам революционного Балтийского флота, которые умирают, как герои, расплачиваясь своею жизнью за преступления буржуазии всех стран.

Слава несокрушимым борцам, которые сквозь пламя и дым морского боя посылают угнетенным клич восстания и братства народов!

Слава братьям Балтийцам, слава героям революции!

«Рабочий Путь» N 35, 26 (13) октября 1917 г.

Л. Троцкий. ДОКЛАД НА ЗАСЕДАНИИ СЪЕЗДА СОВЕТОВ СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ (12 октября)

Товарищи! Революция показала себя перед нами, как сложный, противоречивый и болезненный процесс.

Оказывается, что события развертываются скорее, чем человеческая мысль.

Этим и объясняется болезненный характер нашей революции.

Революция есть борьба, когда вопрос о власти становится определенно перед классами.

У нас пролетариат еще не обнаружил достаточной воли к захвату власти, хотя все обстоятельства к этому призывают.

Буржуазия же всегда к этому в достаточной мере подготовлена. Она в начале революции захватила власть, и пролетариат ей не помешал. Мелкая буржуазия стала у власти, опираясь на широкие слои, так как крестьянство было организовано в армию раньше, чем было организовано его сознание своих интересов. Крестьяне доверили свои интересы мелкобуржуазным элементам, которые еще теперь говорят от их имени и пользуются этим для срыва неугодного им Всероссийского Съезда Советов.

Причина всех теперешних кризисов в том, что пролетариат в первые же дни революции не взял власти в свои руки.

В начале революции буржуазия для осуществления своих империалистических целей захватила власть. 20 апреля революция оттолкнула ее в сторону. Народ предлагал меньшевикам – тогдашнему советскому большинству – взять власть, но у них не хватило мужества решиться на этот шаг, – и была образована коалиционная власть. Это была вороватая передача власти в руки буржуазии.

Эта коалиционная власть продолжала политику первого правительства и привела нас к самому ужасающему событию, от которого произошли все последующие бедствия.

Мы предупреждали, остерегали, предсказывали, что все это способствует Вильгельму нанести удар в спину германской демократии, говорили о засилии Ставки – ничего не помогло.

Керенский заявил, что из событий 3–5 июля выросла корниловщина. Он сказал это во Временном Совете Российской Республики. Ему вторят «Известия ЦИК».

Нет, корниловщина выросла из того же злосчастного 18 июня.

Несмотря на неоднократное наше требование Керенскому (пусть присутствующие здесь сотрудники буржуазных газет хоть раз верно запишут мои слова!), он до сих пор не опубликовал список жертв событий 3–5 июля.

Если бы он привел хотя бы голые цифры, как это делалось при царском режиме, то он увидел бы, что 3–5 июля не было мятежа, а было движение чисто стихийного характера.

Оно выросло, повторяю, из трижды проклятого наступления 18 июня.

Жертвы 3–5 июля – ничто в сравнении с жертвами 18 июня.

Но все же, когда Корнилов восстал, революционная армия и народ не отшатнулись от Керенского, а выровнялись по революционному фронту и дали Корнилову героический отпор.

Сами оборонцы сказали, что надо закрепить это единство фронта, и что же они делают?

Они созвали Демократическое Совещание, опираясь на то, что солдаты поддержали их в дни Корнилова. Да, в эти дни, когда угрожала действительно опасность, вызвали товарищей кронштадтцев, и Зимний дворец охраняли матросы с «Авроры»…

Итак, Демократическое Совещание должно было создать власть, власть, которая боролась бы с Корниловыми и ликвидировала бы войну.

Но это сделать может только власть, опирающаяся на армию, т.-е. власть Советов.

Мы возражали, боролись против подтасовки состава Совещания.

Это была злостная и злонамеренная подтасовка внутренних сил русской революции.

Теперь все народные массы идут за большевиками и левыми с.-р. Это означает, что революционное сознание народа быстро растет.

Председатель Московской городской думы Минор считает случайным результат последних выборов, давших повсеместно победу большевикам.

Мы же считаем это вполне естественным процессом.

Власть была царская, перешла она к буржуазии, ее сменила мелкая буржуазия в лице меньшевиков и правых с.-р., наконец, когда революционное сознание народа созрело, весь народ голосует за большевиков. Народ нам доверяет и поручает взять власть в свои руки.

Мы и говорим, что создать власть в настоящей обстановке могут только те, кто опирается на широкие массы.

В последнем номере «Известий» передовая статья поет отходную Советам и передает все их влияние Предпарламенту, земствам и городским думам.

Но ведь это – окончательное банкротство политики соглашения, тем более, что даже меньшевики и с.-р., создав коалиционную власть, не послали правительству своих официальных представителей: для них эта власть была слишком плоха.

Но, по их мнению, власть, которая плоха для ЦК их партий, должна быть хорошей для России.

Этой власти мы объявляем непримиримую борьбу.

Либо русская революция будет задушена, либо спасена героическими усилиями Советов!

Соглашатели, как политическая партия, больше не существуют!

Революция превращается в смертельный поединок революции с контрреволюцией и ее приказчиком – Керенским.

Все положение страны говорит нам: вы обязаны разрешить задачу, которая стоит перед страной, и хотя бы ценою жизни взять всю власть в свои руки!

Наш съезд должен показать, что за нами не только слова, но и материальная сила!

Т. Троцкий предлагает принять резолюцию и заканчивает свою речь следующими словами:

– Прошу вас единогласно принять мою резолюцию. Пусть принятие этой резолюции означает переход от слов к делу.

«Рабочий Путь» N 38, 30 (17) октября 1917 г.

Л. Троцкий. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО НА СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ (12 октября)

Тов. Троцкий заявляет, что во время перерыва достигнуто полное соглашение относительно резолюции между фракцией большевиков и левых с.-р.

Далее т. Троцкий подробно останавливается на ходе революции, на постепенном развитии в народных массах революционного сознания и приходит к заключению, что в настоящее время народ достаточно созрел для того, чтобы, вопреки всем препятствиям, взять власть в свои руки. Это – единственный путь спасения страны и революции.

– Все положение страны говорит нам, что мы обязаны разрешить задачу, которая стоит перед страной, и хотя бы ценою жизни взять всю власть в свои руки. Наш съезд должен показать, что за нами материальная сила, на которую мы можем опереться.

2
{"b":"114590","o":1}