ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Л. Троцкий

Советская Республика и капиталистический мир

Часть II. Гражданская война

ОТ РЕДАКЦИИ

Памяти Э. М. Склянского. Строителя Красной Армии. Воина революции. Солдата партии.

Общий характер и общий принцип построения настоящей части те же, что и первой части.

В основном материал расположен хронологически с отступлениями, оговоренными в предисловии к настоящему тому.

Исключение составляет лишь последний отдел «Советская власть и крестьянство», где собрано наиболее существенное и принципиально важное из того, что говорил и писал тов. Троцкий в годы гражданской войны по вопросу о крестьянстве и нашей политике по отношению к нему.

Кроме указанных в предисловии к настоящему тому товарищей, в работе над второй частью принимал участие тов. С. Соломин, которому редакция выражает свою благодарность.

I. От обороны к наступлению

Л. Троцкий. ПОЛОЖЕНИЕ НА ФРОНТАХ

(Речь на заседании Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 30 сентября 1918 г.)

Общее положение на наших фронтах может быть признано вполне удовлетворительным. Если же рассматривать его в некоторой исторической перспективе и предвидеть ближайшие два-три месяца, то это положение следует назвать даже более чем удовлетворительным.

Несомненно, что армия у нас создана. Армия у нас есть. И хорошая армия. Она не так еще многочисленна, чтобы соответствовать числу наших врагов, но она растет. У нас создались крепкие надежные кадры на всех фронтах. Эти кадры мы будем пополнять, и в самый короткий срок у нас будет хорошая, крепкая, сплоченная армия, которая покажет нашим врагам, что с Россией справиться не так легко.

Если мы обратимся к отдельным фронтам, то увидим, что на Северном фронте мы можем констатировать устойчивое положение, которое может стать угрожающим для наших врагов.

Мы потеряли Архангельск, но после первых успехов союзников дальнейших не последовало. Их десант должен был быть тем топором, из которого солдат варил щи, а англо-французские щи варятся гораздо медленнее, чем рассчитывали союзники. Наступает холодное время года. Белое море замерзнет, и если до начала зимы англо-французский десант не соединится с чехо-словаками, – а он с ними не соединится, – то положение этого десанта будет в высшей степени затруднительным, и нам останется только сбросить его на беломорский лед или под лед.[1]

На Восточном фронте положение вполне благоприятно. Инициатива целиком находится в руках наших войск. На Волге в руках врага остаются два важных пункта: Сызрань и Самара, против этих двух пунктов ведутся сейчас операции в широком масштабе. Я могу сказать, что они будут взяты в самое ближайшее время. Это значит, что мы очистим всю Волгу, что Волга станет тем, чем ей полагается быть, – честной советской рекой.

Вы знаете, что одновременно ведутся широкие операции на Урале, и что после очищения Волги эти операции пойдут, разумеется, с гораздо большим успехом, но трудно предсказать и измерить заранее темп развития этих операций. Можно сказать, однако, с уверенностью, что полоса, занимаемая теперь «учредиловцами», будет очищена, и скоро между областью советской диктатуры и черносотенцами не будет никаких межеумочных промежутков.

На Южном фронте бои развивались до последнего времени с переменным успехом. Есть основание думать, что и здесь мы находимся накануне решительного перелома в нашу пользу, что красновские успехи скоро придут к концу, и Северный Кавказ будет очищен для Советской России.

Я должен сказать, что наши успехи определяются тем быстрым закалом, который приобретает наша армия, и я не могу не назвать полка (носящего имя того учреждения, в котором я говорю), который развернулся в Тульской губ. под руководством тов. Панюшкина и своими действиями решил судьбу Казани. Оставление Казани было для наших врагов катастрофическим. Это видно из того, что они оставили в этом городе больше орудий, чем взяли у нас. Они также оставили нетронутыми интендантские склады; мы получили все, что было сдано им на хранение, а артиллерию даже с приростом.

В отношении командного состава мы также сделали успехи. Я говорил о том, что, с одной стороны, из числа солдат и офицеров выдвигаются способные командиры, а, с другой – мы имеем уже сейчас десятки работников, вышедших из рядов старого офицерства, которые связали свою судьбу с Красной Армией, не говоря уже о тов. Вацетисе, которому принадлежит честь успехов под Казанью.

Чехо-словаки сослужили нам превосходную службу в областях оккупации. Те волости, где они находились, встречают Красную Армию, как избавителей.

Наши успехи имеют и другой важный результат: они обостряют борьбу среди врагов. Мы сейчас счастливы сказать друг другу, что никогда не только наша партия, но и весь советский строй не был так единодушен, как теперь, в то время как наши враги трещат по всем швам.

Теперь и речи быть не может, чтобы в ближайшие недели на нас обрушилась какая-либо катастрофа. Взоры белогвардейцев обращены на Японию и Америку, откуда несомненно может грозить реальная опасность, но эта опасность отделяется от нас тысячами верст, и нам дается еще возможность всю зиму использовать для укрепления наших сил.

Сейчас между Японией и Соединенными Штатами состоялось какое-то соглашение; каков его объем, каково соотношение партий – мы не знаем.[2] Но мы в течение этой войны видели слишком много примеров того, что союзники превращались в заклятых врагов, и чем больше мы приближаемся к окончанию мировой бойни, чем острее становятся мировые противоречия, тем чаще вчерашние друзья будут становиться врагами.

Германия в качестве опасной для нас силы сейчас, на ближайший период, сходит со сцены.[3] Болгария выбывает из строя.[4] За Болгарией идут Турция, Румыния, Австро-Венгрия, и вряд ли у хозяев нынешней Германии окажутся материальная возможность и побудительные причины менять свою политику по отношению к Востоку.

Выход Болгарии из войны ослабляет Германию, сводит к минимуму политический террор против нас с ее стороны. Ответом на ослабление Германии явится восстание французского пролетариата.

Таковы перспективы. Два месяца тому назад наше положение было очень трудное. Но мы не опускали рук, и если мы продержались до сегодня, то никакая сила нас не свалит. Ближайшие месяцы мы должны использовать для укрепления и развития нашей армии.

Основываясь на авторитете ВЦИК и сочувствии рабочих и крестьянских масс, мы в короткое время превратим Россию не на словах, а на деле в военный лагерь[5] и сломим консерватизм провинциальных советских людей, которые не всегда отдают себе отчет в положении.

Во главе снабжения армии поставлен теперь тов. Красин. Он двинет это дело вперед, и тот учет, который он произвел за последние дни, показывает, что дело снабжения обстоит далеко не так плохо.

Новый набор молодых людей даст несколько первоклассных дивизий, которые создадут резервы для армии. Вы же поддержите своим авторитетом дело формирования армии. Мы должны убедить англичан и французов, что их предприятие является не только бесчестным преступлением, но и постыднейшей глупостью. Наше сопротивление на Восточном фронте даст могущественный толчок по ту сторону океана, и мы всем нашим врагам, с одной стороны, друзьям – с другой, покажем, что мы – сила, что мы хотим жить и жить будем.

«Как вооружалась революция», т. I.

Л. Троцкий. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБСТАНОВКА

(Речь на экстренном соединенном заседании ВЦИК, Московского и районных советов, представителей фабзавкомов и профсоюзов 3 октября 1918 г.)[6]

вернуться

1

Англо-французский десант на севере. Летом 1918 г. на севере России началась интервенция союзников (главным образом англичан). 1 июля высадился в Мурманске первый союзный десант. В ночь на 2 августа союзные отряды с помощью русских белогвардейцев захватили Архангельск. Здесь было создано эсеровское правительство, но в сентябре при помощи союзников был произведен переворот, поставивший у власти открыто белогвардейское правительство из кадетов и народных социалистов. К концу сентября 1918 г. союзникам и белогвардейцам удалось захватить весь Мурманский край и большую часть Архангельской губернии. Линия фронта начиналась от финляндской границы и шла на восток к северу от Онежского озера и к югу от Онеги (приблизительно на 100 верст) и от Архангельска (приблизительно на 200 верст), доходя до Шенкурска и далее. С некоторыми колебаниями эта линия держалась за все время существования Северного фронта. Союзники, не проявляя, впрочем, большой активности, стремились на юге захватить Вологду, на востоке соединиться с чехо-словаками, а впоследствии с Колчаком, но ни того, ни другого не добились. Расположенная на Северном фронте 6-я Советская армия (до февраля 1919 года здесь стояла также и 7-я армия) ограничивалась главным образом оборонительными задачами, но время от времени ей удавалось то там, то здесь нанести удар противнику. Вследствие неблагоприятной военной обстановки и начавшегося разложения в войсках, а также под давлением пролетарских масс Англии и Америки, требовавших возвращения оккупационных отрядов на родину, союзники осенью 1919 г. были вынуждены эвакуировать свои войска. Русские белогвардейцы, предоставленные самим себе, были не в силах удержать фронт. К марту 1920 г. весь край был окончательно освобожден Красной Армией.

вернуться

2

О каком соглашении идет речь, редакции выяснить не удалось.

вернуться

3

Военный разгром Германии и крах германской коалиции. – Весной 1918 г. Германия сделала последнюю попытку наступления на западном театре войны. Германские войска одержали частичную победу, но коренным образом изменить положение в свою пользу Германии не удалось. После этого инициатива переходит в руки союзного командования. «Война на истощение» дала свои результаты. В 1918 году германская армия находилась уже в состоянии крайнего переутомления. В тылу царил «гениально организованный голод». Вслед за физическим истощением наступило моральное разложение. А тем временем Америка развивала колоссальную работу по снабжению союзников военными припасами и свежими войсками. Техническая помощь и людские резервы Америки и решили дело. 18 июля 1918 г. франко-американскими войсками был нанесен германцам первый удар на участке Суассон-Шато-Тьери. Вместо решительного отхода на укрепленные позиции германские войска отступали медленно, шаг за шагом подвергаясь ожесточенным ударам союзников. Наступление последних быстро перекидывалось с одного участка фронта на другой. В начале сентября начинается отход немцев также и на английском участке фронта, на р. Лис. 11 сентября Людендорф потребовал от германского правительства немедленного открытия мирных переговоров, ссылаясь на неспособность армии к дальнейшей борьбе. 26 сентября началось общее наступление союзных армий на всем западном фронте, и после трехдневных упорных боев немецкий фронт был прорван. Под угрозой охвата фланга со стороны Вердена немецкие войска быстро отходят в Бельгию. За время от середины июля 1918 г. до конца сентября союзники взяли в плен 5 1/2 тысяч офицеров, 250 тысяч солдат, 3 1/2 тысячи орудий и 23 тысячи пулеметов. В то же время, в середине сентября, союзные войска на Македонском фронте разгромили болгарскую армию, после чего Болгария вышла из германской коалиции и заключила сепаратный мир. Вскоре за ней последовала и Турция. Германская коалиция рухнула. Военная катастрофа и разразившаяся вслед за ней революция в Австрии, а затем и в Германии, заставляют Германию признать себя побежденной. 11 ноября 1918 г. было заключено перемирие.

вернуться

4

Поражение Болгарии. – Из стран германской коалиции маленькая земледельческая Болгария, истощенная шестилетней войной (начиная с первой балканской войны 1912 г.), оказалась наименее устойчивой. 15 сентября 1918 г. союзные войска, после долгого затишья, предприняли на Македонском фронте широкое наступление в районе рек Вардара и Черной и в первые же дни прорвали линию фронта. Болгарская армия оказалась расколотой на две части и стала в панике отступать, теряя артиллерию и боевые припасы. Присланные германские подкрепления не могли уже восстановить фронт. Болгарская армия быстро разваливалась, целые отряды расходились по домам, начались солдатские бунты. Через две недели после прорыва, 28 сентября, Болгария вышла из германской коалиции и капитулировала перед Антантой. По условиям перемирия Болгария должна была демобилизовать свою армию, выдать массу военного имущества, эвакуировать все занятые ею территории и согласиться на военный контроль над страной со стороны союзников. Выход Болгарии из войны, лишивший Германию возможности непосредственной связи с Турцией и обнаживший с юга Австро-Венгрию, способствовал поражению германской империи.

вернуться

5

Объявление страны военным лагерем – произошло в заседании ВЦИК 2 сентября 1918 г. по докладу тов. Троцкого о военном положении. Приводим текст постановления:

«Лицом к лицу с империалистическими хищниками, стремящимися задушить Советскую Республику и растерзать ее труп на части, лицом к лицу с поднявшей желтое знамя измены российской буржуазией, предающей рабочую и крестьянскую страну шакалам иностранного империализма, Центральный Исполнительный Комитет Сов. Раб., Крест., Красноарм. и Казач. Деп. постановляет: Советская Республика превращается в военный лагерь. Во главе всех фронтов и всех военных учреждений Республики ставится Революционный Военный Совет с одним главнокомандующим. Все силы и средства социалистической Республики ставятся в распоряжение священного дела вооруженной борьбы против насильников. Все граждане независимо от занятий и возраста должны беспрекословно выполнять те обязанности по обороне страны, какие будут на них возложены Советской властью. Поддержанная всем трудовым населением страны рабочая и крестьянская Красная Армия раздавит и отбросит империалистических хищников, попирающих почву Советской Республики. Всероссийский ЦИК постановляет настоящее свое решение довести до самых широких рабочих и крестьянских масс, обязав все сельские, волостные и городские советы, все советские учреждения вывесить его на видных местах».

Председателем Революционного Военного Совета был назначен тов. Троцкий, а главнокомандующим всеми фронтами – Вацетис.

вернуться

6

Объединенное заседание ВЦИК, Московского и районных советов, представителей фабзавкомов и профсоюзов 3 октября 1918 г. – было посвящено вопросу о международном положении. Безостановочное наступление союзников на западном фронте, выход из германской коалиции Болгарии и Турции, политический кризис в Германии – все это ясно указывало на крах германского империализма и приближение революции. Советская власть в заседании ВЦИК от 3 октября 1918 г. ясно определила свое отношение к этим событиям. В начале заседания тов. Теодорович огласил письмо тов. Ленина (см. прим. 7), еще не оправившегося после ранения. Затем с характеристикой сложившейся международной обстановки выступил тов. Радек. После него выступил тов. Троцкий. ВЦИК принял резолюцию, которая говорила о приближении революции в Германии и Австрии и обещала полную поддержку революционному пролетариату Германии и Австро-Венгрии в его неминуемой борьбе с империалистами Антанты. В развитие этих постановлений ВЦИК предписывал «Реввоенсовету разработать расширенную программу формирования Красной Армии; Наркомпроду немедленно разработать план создания продовольственного фонда для помощи рабочему классу Германии и Австрии».

1
{"b":"114597","o":1}