ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я говорю тебе, Синтия, если я гончая, то буду хорошей гончей.

Если бы Макс был здесь (а если его нет, то он единственный человек в Лондоне, который пропустил этот прием), его выдал бы немалый рост.

– Я не успеваю за тобой.

– Лису вообще сложно поймать, – сказала Пандора. – Я не могу стоять на одном месте.

Леди Локсли была той хозяйкой, которая считала свой прием успешным, если гостей собралось столько, что шагу негде будет ступить. К тому же погода выдалась чрезвычайно теплой.

– Пандора, если ты сейчас же не остановишься, мне придется падать в обморок прямо на ступенях!

Она остановилась и повернулась так резко, что Синтия чуть не врезалась в нее.

– Ты этого не сделаешь!

– Сделаю, клянусь! – Глаза подруги упрямо сверкнули, и Пандора с удовлетворением отметила этот блеск. Возможно, Синтия в конце концов добьется успеха в обществе. – Я упаду в обморок, если ты сейчас же не объяснишь свое поведение.

– Хорошо. – Пандора взяла Синтию под руку и повела наверх. – Первое правило любой охоты – гончие должны гнать свою жертву.

– Какие гончие? – недоумевающе спросила Синтия. – Какая жертва?

– Ты же сама так сказала. Я гончая, а…

– Трент – лис, – догадалась Синтия.

Они наконец поднялись наверх и свернули на галерею. Здесь было так же тесно, и Пандора, не обращая на это внимания, привычно обменивалась приветствиями и улыбками со своими знакомыми. За семь лет «балов невест» она хорошо выучила основной урок – если хочешь добиться успеха, надо создать соответствующее впечатление: чтобы каждая дама считала тебя своей лучшей подругой, а каждый джентльмен рассчитывал на нечто большее.

Несколько минут, пока они поднимались на балкон, нависший над лестницей, показались Пандоре вечностью, но в конце концов они добрались до этого выигрышного во всех отношениях места. Она принялась разглядывать толпу внизу, надеясь, что сможет отыскать Макса.

– Ты видишь его, Синтия?

Та, вцепившись обеими руками в перила, посмотрела вниз.

– Нет, не вижу.

Пандора бросила быстрый взгляд на подругу. Ее фарфорового цвета кожа казалась бледнее, чем обычно.

– Извини, я совершенно забыла, что ты боишься высоты. – Пандору охватило чувство вины. – Я никогда больше не буду просить тебя смотреть вниз. Подожди. – Она нежно обняла свою подругу за плечи и отвела в сторону, к одной из колонн. – Теперь ты можешь открыть глаза. Лучше?

– Да, спасибо. – Синтия глубоко вздохнула. – Вечно я разочаровываю тебя. Ты ведь сама ничего не боишься.

– Ерунда! Ты моя подруга, и мне плевать на твои страхи или слабости. К тому же в них нет ничего особенного.

Пандора несколько секунд смотрела на Синтию. Она действительно была ее лучшей подругой. Да, ее окружало множество знакомых и родственников, но только Синтии она доверяла свои секреты. Смешно, но, подружившись с девушкой, чтобы помочь ей, она сама так много получала от этой дружбы.

– Даже у меня есть свои недостатки. Например, я ненавижу сидеть в карете во время дождя. Я просто не могу вынести замкнутого пространства, когда по крыше стучат капли. – Пандора хихикнула, словно упомянула о какой-то мелочи.

На самом деле этот не оправданный ничем страх был слабостью, в которой ей было ненавистно признаваться. До этого момента никто, кроме ее родителей, не знал об этом.

– Звучит глупо, – Пандора скорчила милую гримаску, – но стены кареты словно надвигаются на меня, и я чувствую себя в ловушке.

На лице Синтии появилась слабая улыбка.

– Вижу, мое признание немного улучшило твое настроение.

– Я действительно чувствую себя лучше. – Синтия покачала головой. – Подумать только, ты боишься мокрых карет!

– Карет во время дождя, – чуть резковато поправила Пандора. – Кстати, пока я смотрю вниз, ты могла бы оглядеть толпу в зале для танцев. Возможно, наша «лиса» смогла незамеченной пробраться туда.

– Никогда не доверяй лисам, – улыбнулась Синтия.

– Да, они весьма хитрые существа. И мы должны быть такими же. – Пандора перегнулась через перила балкона. – Веди себя естественно, делай вид, будто мы просто болтаем.

– О, это будет выглядеть очень естественно. Я только и делаю, что опираюсь о колонны, болтая с подругами, которые стоят ко мне спиной.

Пандора проигнорировала сарказм.

– Ты видишь его? – спросила Синтия.

– Нет. – Пандора вглядывалась в движущийся поток людей. – Такой высокий мужчина… – Перед ее взглядом, словно в калейдоскопе, смешивались цвета всевозможных оттенков. – С такими широкими плечами… – до нее доносились смех и бормотание, – и глазами цвета надвигающейся бури…

– Неужели? – Судя по голосу, Синтия совершенно оправилась. – Последнее, безусловно, поможет тебе найти его в толпе, на которую ты смотришь с высоты пяти метров.

Пандора не обратила внимания на слова подруги. У Макса были необыкновенные глаза, которые она слишком часто вспоминала в последние дни.

– Может быть, его здесь нет.

– Вероятно, именно такую подлую вещь он мог бы выкинуть.

– Посмотри, – сказала Синтия, – в дальнем конце галереи лорд Чалмерс болтает с леди Симпсон-Этвуд. Она прелестна, как всегда. Разумеется, она стоит рядом с портретом какого-то особенно некрасивого предка.

– Предки на то и нужны, чтобы оттенять живых.

– А там граф Лэтэм заглядывает в слишком откровенное декольте леди Пентуорт.

– Вырезы на платьях леди Пентуорт неизменно откровенны, и мужчины всегда пытаются туда заглянуть, – рассеянно отозвалась Пандора. Неужели Макс решил пропустить этот вечер, как и шесть предыдущих? – Мне кажется, это стало новым видом спорта, вроде гонок или карточных игр.

Синтия фыркнула, а вот два года назад эти слова вызвали бы у нее нервный приступ. Пандора подавила улыбку. Наконец-то!

– Здесь также леди Эверли и леди Джерси. Мне кажется, леди Джерси смотрит в нашу сторону.

– Сомневаюсь.

Пандора, вздохнув, выпрямилась. Если Макс здесь, то найти его – задача не менее сложная, чем те, что она задала ему.

– Ты права. Она машет слуге. Нет, подожди… она снова смотрит на нас. – Синтия вскрикнула и схватила Пандору за руку. – Боже мой, она идет к нам!

Пандора рассеянно стряхнула ее руку. В дальнем конце зала спиной к ней стоял высокий темноволосый джентльмен. Ее сердце бешено заколотилось.

– Пандора! – панически вскрикнула Синтия. – Что ей от нас надо? Нет, не от нас. От тебя. Я просто случайная…

Какая-то часть сознания Пандоры говорила, что ей надо ответить, но если этот мужчина действительно Макс…

– …пушинка, пойманная ветром твоих проказ…

Она и не могла себе представить, что он наденет фрак такого яркого оттенка фуксии.

– …проклятая судьбой, чтобы разделить вину за твои грехи.

Но даже если его вкус можно счесть сомнительным, это был последний писк моды…

– Мне надо просто упасть в обморок, и таким образом я смогу избежать наказания…

Джентльмен обернулся. Пандоре намного больше нравилась на Максе одежда темно-синего и черного цветов.

– Пандора, – свистящим шепотом произнесла Синтия и дернула ее за платье.

– Синтия, если ты не перестанешь, то порвешь мое платье, а это не сделает этот скучный…

Пандора, повернувшись, заметила, что Синтия приседает перед кем-то. Ее сердце ухнуло куда-то глубоко, но острый ум не подвел и на этот раз.

– …вечер более веселым, чем вечеринки в Альмаке.

– Хорошо сказано, моя дорогая.

Пандора повернулась и изобразила удивление. Перед ней стояла одна из патронесс Альмака, признанная королева светского общества.

– Леди Джерси, – пробормотала Пандора, приседая. – Я вас не видела.

– Разумеется.

Пандора воспряла духом. Какие бы строгие правила ни вводила леди Джерси на балах в Альмаке, ее чувство юмора было известно всем.

Леди Джерси повернулась к Синтии:

– Вы прелестно выглядите, мисс Уитерли. Думаю, этот год будет для вас весьма успешным.

– Правда? – У Синтии даже рот открылся от удивления. Пандора ловко толкнула ее локтем. – Э… я хочу сказать… спасибо.

11
{"b":"1146","o":1}