ЛитМир - Электронная Библиотека

– Согласен. Иссиня-черные волосы и голубые глаза. – Лори раздраженно оглядывал танцующих. – По какой-то неведомой причине с возрастом ее очарование только усиливается. И у нее чертовски много денег. Но она сущее наказание для мужчин.

– Разве?

Лори несколько секунд молча смотрел на него.

– Ты знаешь, сколько раз ее имя вносили в книгу для заключения пари в клубе «Уайтс»?

– Двадцать три, если быть точным. – Макс ухмыльнулся и поднес бокал к губам. – Она потрудилась на славу.

– Из-за нее каждый год кто-то дрался на дуэли.

– Вовсе нет. Мисс Эффингтон пропустила прошлый и 1815 год.

– 1815-й и для меня был не самым лучшим. – Лори поднял палец. – Эта девица все время балансирует на грани скандала.

– Как и все мы. Но она еще не упала. – Макс отдал Лори свой бокал. – Я пойду потанцую.

– Держись подальше от Шалуньи, Макс. Если когда-нибудь мы и решим пожертвовать свободой ради продолжения рода, нам нужны будут женщины совершенно иные, не такие, как мисс Эффингтон. Надо жениться на леди с безупречной репутацией, молодой девушке, соблюдающей все правила общества.

– Правила, которым ты сам никогда не подчинялся. – Макс приподнял бровь. – И что этот образчик благопристойности получит взамен?

– Меня, – довольно усмехнулся Лори.

– Вот это достойный обмен.

Рассмеявшись, Макс направился в ту сторону зала, где, по его мнению, находилась Пандора со своим партнером.

Лори, ворча, последовал за другом.

– Ты слышал, что я тебе говорил?

– Все до единого слова.

– И ты по-прежнему хочешь очаровать Шалунью?

– Вовсе нет. – Макс снял с рукава невидимую пылинку и послал Лори ехидную ухмылку. – Я собираюсь очаровать ее лучшую подругу.

Несмотря на яркий лунный свет, на кладбище было страшно. Пандора прижалась спиной к холодной каменной стене часовни. Успокаивала ее только тяжесть пистолета, который она прятала под накидкой. Не слишком подходящее место для Шалуньи с Гросвенор-сквер.

Она раздраженно вздохнула. Тяжело поддерживать репутацию Шалуньи.

Нельзя сказать, чтобы она по праву заслужила этот титул, разве что не раз давала волю своему язычку и темпераменту. На самом деле все началось во второй ее год «балов невест», после поездки в Гретна-Грин с молодым лордом, чье имя и внешность она уже забыла, и двумя другими парами, лишь одна из которых действительно собиралась заключить брак. Остальных больше интересовало само приключение, в котором им чудилась сладость запретного плода.

К несчастью, коляска сломалась, им пришлось остановиться в переполненной гостинице, за ними погнались разъяренные родственники, а в результате, разразился скандал, намного более громкий, чем они заслужили. Под давлением мнения лондонского высшего общества эти пары – одна с большим, другая с меньшим желанием – согласились обвенчаться.

Но Пандора категорически отказалась выходить замуж за джентльмена, который сопровождал ее в этой поездке. Она не видела никаких причин связывать свою жизнь с малознакомым мужчиной, тем более что не сделала ничего предосудительного. Кроме того, ее спутник оказался занудой.

Все участники скандала поклялись молчать, поэтому ее участие в этом скандале осталось скрытым от широкой публики. Это да еще наличие дедушки-герцога и семейное богатство спасли репутацию Пандоры. Впрочем, тот зануда – хотела бы она вспомнить его имя – тяжело воспринял ее отказ. Именно он прозвал ее Шалуньей с Гросвенор-сквер – впрочем, это прозвище понравилось Пандоре.

Послышался шорох.

Пандора, прищурившись, вглядывалась в темноту. Трент? Нет. Он никогда бы не стал красться в ночи. Скорее подошел бы открыто и гордо, словно бесстрашный воин. И еще он обладал удивительной способностью вызывать странное волнение в ее груди.

Это скорее всего Питерс, ее слуга, или кто-то из двух лакеев, которых она сообразила взять с собой.

Тренту давно уже пора было бы появиться. По траве пробежала какая-то тень, и Пандора, вздрогнув, сильнее сжала рукоятку пистолета. Кошка. Если Трент не появится в ближайшие несколько минут, ей придется уйти. Не стоять же здесь всю ночь.

Все последние годы обязательно находился какой-нибудь молодой аристократ, который объяснялся ей в вечной любви. Если ему случайно доводилось услышать, как ее называли Шалуньей, он требовал от «обидчика», удовлетворения на дуэли. Правда, никто не был убит. Эти джентльмены, сливки английского общества, оказывались плохими стрелками, и Пандора гадала, как же ее стране вообще удалось победить Наполеона.

Что-то легонько коснулось ее руки, и она чуть не вскрикнула. Но это был лишь легкий порыв ветра. Она же не верит в призраков, которые выходят ночью, чтобы пугать маленьких девочек и молодых женщин, твердо решивших создать себе пусть незаслуженную, но крайне скверную репутацию…

На ее плечо легла тяжелая рука. Пандора закричала от страха и, вытащив пистолет, выстрелила в темноту.

Глава 2

Ставки сделаны

– Когда вы говорили, что меня следует убить, я не думал, что вы сами возьметесь это сделать, – с немалым удовольствием произнес знакомый голос.

– Трент? – выдохнула Пандора.

– Вы ждали кого-то другого?

– Вовсе нет. – Ее сердце так билось, что готово было выскочить, но ей удалось совладать с этим. – Вы опоздали.

– Я точен, как никогда. Вы пытались меня убить?

– Да нет же! – Пандора опустила пистолет.

– Отлично. Это был бы не самый лучший способ начать наши переговоры.

– А… да. – Пандора глубоко вздохнула. – Наши переговоры. Я все тщательно обдумала. – Лицо Трента было в тени, и Пандора не могла разобрать его выражение. – Милорд, есть две причины, по которым женщина соглашается отдать свою честь мужчине: деньги или защита. Я не нуждаюсь ни в том, ни в другом.

– Разумеется, не нуждаетесь. У вас есть деньги и… пистолет. А вы умеете им пользоваться?

– Разумеется, – солгала она.

– Хм, – фыркнул Макс. – Не слишком хорошо. Я был прямо за вашей спиной, а вы промахнулись.

– Я же англичанка, – пробормотала Пандора.

– Вы меня разочаровываете. Если вам не нужны ни мои деньги, ни моя защита, хотя я мог бы дать вам сто очков вперед в отношении стрельбы, тогда нам нечего обсуждать.

– Вы ошибаетесь. Я хочу знать, что вы собираетесь делать с мисс Уитерли, – сказала Пандора голосом строгой учительницы.

– Уитерли? – с недоумением переспросил Трент. – А какое я имею к ней отношение?

– В этом году вы выказывали ей много знаков внимания. Вы заставили ее поверить, что питаете к ней интерес. – Пандора ткнула ему пальцем в грудь. – Вы, милорд, разбили ей сердце.

Мгновение Трент молчал, словно не мог поверить в то, что ей хватило смелости заговорить об этом. Затем громко рассмеялся.

– Вы уже сами ответили за меня. Я же повеса и негодник.

– Вам не стоит так гордиться этим.

– А я горжусь. Я потратил большую часть своей жизни, чтобы заработать прозвища, которые вы только что перечислили. Правда, к вашей подруге это не имеет никакого отношения.

– Не имеет?

– Нет! – сурово подтвердил он. – Как бы я ни хотел разрушить свою с таким трудом завоеванную репутацию, я ничего не делал, чтобы завлечь мисс Уитерли.

– Но она…

Трент, подняв руку, заставил ее замолчать.

– Если она посчитала мой незначительный интерес к ее персоне проявлением привязанности, то она сильно ошиблась. Кроме того, если бы я искал себе жену, то никогда бы не выбрал кого-то похожего на мисс Уитерли.

– И почему же?

– Да потому, что она образец добродетели.

Пандору разозлило подобное мнение о ее подруге.

– Она прелестная девушка.

– Возможно. – Трент равнодушно пожал плечами. – Не сомневаюсь, она станет образцовой женой, и все же… в чем здесь вызов?

– Вызов? – Пандора чуть наклонила голову.

– Конечно. Если всю оставшуюся жизнь я должен быть верен одной женщине, я бы предпочел, чтобы это был кто-то очень интересный. Мне нужна жена с огоньком в глазах. Она, конечно, должна обладать хорошеньким личиком и прелестной фигурой. Она должна быть в состоянии подарить мне детей…

3
{"b":"1146","o":1}